Адвокат: казахстанки не защищены от сексдомогательств на работе, и это вина государства
Люди
10.03.2018

Иллюстрация с сайта elearningmind.com


Накануне женского праздника – 8 Марта – в Казахстане несколько крупных общественных организаций, медиа, бизнес-компании и волонтёры запустили социальную кампанию против сексуальных домогательств на рабочем месте, в университетах, спортсекциях. То есть в таких ситуациях, когда жертва находится в зависимом положении. Когда к сексу её принуждают начальник, коллега, преподаватель, бизнес-партнёр, угрожая увольнением, отчислением из института и другими последствиями…

Участники акции объединились в общественную платформу «KORGAU123», получившую название по единственной статье Уголовного кодекса РК, которая может предотвратить сексуальное насилие, – 123-ей.


В ней говорится: 
«Понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей) –

наказывается штрафом в размере до одной тысячи месячных расчетных показателей либо исправительными работами в том же размере, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок».

Этот проект поддержал также известный адвокат Джохар Утебеков. Он считает: проблема кроется в том, что изнасилование – это преступление средней тяжести, и надо обязательно ужесточать наказание за него. А предшествует изнасилованию нередко как раз принуждение к сексу, о котором говорится в практически неработающей статье 123 УК РК. В расширенном интервью по теме «Добрые вести» спросили у адвоката Утебекова, почему статья не работает; почему по ней не защищены даже дети; можно было бы избежать большого числа самих актов насилия, если бы существовала нормальная правоприменительная практика, и приходилось ли ему слышать о том, что в стране кого-то осудили за сексуальные домогательства.

***

Джохар3.png– Ежегодно до обвинительного приговора доходят одно-два уголовных дела по статье 123 Уголовного кодекса – «Понуждение к половому сношению». Фактически это говорит о том, что статья является нерабочей, мёртвой. Причины здесь лежат в том, что статья эта относится к делам частного обвинения, и государство фактически самоустранилось от решения данной проблемы – помощи этим потерпевшим, возложив обязанность по доказыванию, по юридической подготовке всех документов на самих потерпевших.

Если вы обратитесь в полицию, заявив, что начальник принуждает вас к сексу, грозя увольнением в случае отказа, то полиция вправе вообще отказать вам в приёме этого заявления – объяснив, что вам дорога в суд.


Бывают случаи, в принципе, что и через полицию такие дела доходят всё-таки до суда, но они очень редки, и последние пять лет этого уже не происходит. Фактически жертвы остались наедине сами с собой. 

Инфографика по применению ст. 123 УК РК_ с хэштегом.jpg– В чём основная причина того, что статья мертвая? Сложно собрать доказательную базу? Что сделать, чтобы она заработала?

– Основная проблема в том, что статью необходимо перенести в Уголовно-процессуальном кодексе из дел частного обвинения в категорию частно-публичного обвинения. 


И если потерпевшая обращается в полицию с заявлением о понуждении к половому сношению, необходимо, чтобы полиция была обязана тут же принять меры к закреплению следов правонарушения, к изобличению виновника, то есть действовала, как в случае с обычным преступлением – наподобие кражи, грабежа. 


В первую очередь, причина неприменения статьи 123 лежит в плоскости законодательства – его необходимо менять. 


Недопустимо возлагать на самих жертв тяжелейший сбор доказательств и юридическую подготовку документов, поскольку это требует и юридических знаний, и значительных материальных вложений со стороны жертвы. 


И есть вторая проблема, которая связана со всеми преступлениями, связанными с посягательствами на половую свободу граждан, – это очень высокая латентность. Немногие женщины в принципе обратятся в правоохранительные или судебные органы за поддержкой и попытаются изобличить виновника. Тут проблемы отчасти лежат и в культуре, и в ментальности…


Но всё равно я бы возложил основную вину снова на государство, поскольку оно не проводит абсолютно никакой борьбы с подобными правонарушениями, никакой пропаганды этой борьбы. И это касается всех преступлений в сфере половой свободы. В первую очередь – изнасилований. Государство не ведёт борьбы, не проводится обучение среди правоохранительных и судебных органов, адвокатов. Для государства эта проблема побоку. Ну и, к большому сожалению, можно констатировать, что и в среде правозащитников, и международных организаций, которые работают в Казахстане, эта проблема, наверное, отнесена к таким – к третьестепенным.Джохар.png– Тем более это статья, которая называется «принуждение». Насилие же может быть и моральным – и это сложно доказать. Как поступать гражданам в таких случаях? Что вообще может являться доказательством понуждения зависимой жертвы к сексу? Если всё на словах, то что является доказательством?

– В том-то и дело, что судебно-следственная практика гарантированно потребует от жертвы каких-то явных доказательств – словесных угроз, высказываний, которые заставляют жертву вступить в половую связь с виновником. И здесь, разумеется, очень тяжело обойтись без правоохранительных органов. Вот как жертва может самостоятельно доказать это преступление? Мне на ум приходит только один случай, когда виновник был крайне неосторожен и оставил письменные сообщения в мессенджерах, СМС, сообщения на электронную почту, записки какие-то, которые свидетельствуют о его вине; или произносил свои угрозы в присутствии очевидцев. 


Понятно, что это имеет место гораздо реже, чем завуалированные способы понуждения к половому сношению. Поэтому без помощи правоохранительных органов обойтись очень тяжело.


А тактика расследования и изобличения виновников тут достаточно стандартна: жертве должны предоставить специальные средства, которые позволят провести аудио-, видеозапись виновника. Могут начать прослушивать его телефон и перехватывать его сообщения жертве. Её могут снабдить какими-то перехватывающими устройствами. Но всё это делать без полиции безнадёжно. И невозможно для гражданина, кстати. Поскольку закон запрещает гражданам самостоятельно собирать информацию – негласно записывать других людей с помощью спецсредств. И такие доказательства могут быть признаны судом недопустимыми – и мы вновь упираемся в основную проблему: эти дела должны быть перенесены из категории частного обвинения в категорию частно-публичного. 


– А как решается эта проблема за рубежом? Например, в России аналогичная статья – 133 УК РФ – более рабочая? Почему у них она работает?

– Решение простое: эти дела нужно отнести к такой категории, чтобы полиция могла ими полноценно заниматься. Обязана была ими заниматься. Ну и, конечно, у нас отсутствует интерес государства к ликвидации таких преступлений – не объявлена фактически борьба с посягательствами на сексуальную свободу. И для сотрудников полиции и прокуратуры эти преступления выглядят зачастую малозначительными. И без обучения – без специальных тренингов – для сотрудников правоохранительных и судебных органов поменять ситуацию и ментальность будет очень тяжело.

– Вы в своей практике сталкивались с такими делами? Много ли у адвоката возможностей по защите жертв таких преступлений без помощи полиции?

– Здесь мы упираемся во второй круг проблем, связанных с нашей культурой и ментальностью. Я адвокат-мужчина, но и до меня доходят лишь разговоры знакомых дам: где-то там девушку склонили на работе к половой связи – по сути, работодатель заставил, пользуясь её материальной и служебной зависимостью. Но ко мне никто пока не обращался по этой категории дел…


Нам необходима смена ментальности. К сожалению, нужно отметить, что в этом плане больно всё общество – слишком популярна стигматизация и виктимизация таких жертв. И своё отношение к таким преступлениям должно менять само общество: считать их постыдными – как обычные преступления… 


Постыдными притом для правонарушителя, а не для жертвы, как это происходит сейчас. 


Общество должно требовать от государства принятия адекватных и эффективных мер по борьбе с этими преступлениями. И не последнюю роль тут играет то, что преступления в сфере половой свободы – понуждения и изнасилования – отнесены к преступлениям небольшой тяжести. Изнасилование отнесены к категории «средней тяжести». Хотя, конечно, они заслуживают более суровых наказаний. Даже санкциями в статьях Уголовного кодекса государство в лице законодателей практически сигнализирует, что не считает эту проблему существенной для себя.


– В статье 123 УК РК отсутствует «детская» часть. Хотя в России и Кыргызстане в статьях прописано более суровое наказание за понуждение детей к половому сношению. Что вы думаете об этом?

– Кстати, это ещё один показатель того, что государство не относится серьёзно к этому виду преступлений. Оно даже не выделяет понуждение к сексу несовершеннолетних в отдельную категорию – как это сделано в статье по изнасилованию. Тем более, что тут проблема распадается на две части.


Половая свобода наступает с возраста согласия – это 16 лет, но с 16 до 18 лет лицо остаётся несовершеннолетним в понимании Уголовного кодекса. Это должно быть отягчающим обстоятельством, но для преступника никаких тяжёлых последствий не повлечёт. Особенно при таком скромном максимальном наказании по статье 123 УК РК – до года лишения свободы. 


Необходимо вводить какой-то отягчающий состав для подобных нарушений, при этом стоит их, наверное, градуировать. 


Понятно, что в 16-17 лет девушка может работать уже и подвергаться сексуальным домогательствам со стороны руководства. Но есть же лица более младшего возраста – и тут новая проблема наступает.

Ситуацию с законами в области половой свободы необходимо менять на уровне законодательства. И особенно странно, что на фоне всех состоявшихся в последнее время ужесточений законодательства по поводу несовершеннолетних ряд норм УК РК всё равно остался не закрытым и не защищающим несовершеннолетних. И, к сожалению, статьи 123-й это тоже касается. 


Это говорит о том, что в сфере всех преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности требуется глубокая реформа, и она должна коснуться как законодательства, так и политики государства в этой сфере. 


– Получается, что как в том анекдоте: «Будет труп – тогда и вызывайте полицию»? То есть раз не было изнасилования, человек, который домогался ребёнка, не получит наказания? Раз нет понятия «домогательство», и преступления как бы нет?

– Да, это очень странно. Допустим, человеку-работнику 16 лет – возраста полового согласия он достиг – за само половое сношение его руководителя уже не привлечь, например. Но а вдруг это был контакт по принуждению? Конечно, невозможно ждать от 16-летней девочки, что она пойдет в суд, найдёт деньги на адвоката, сама соберёт доказательства и будет добиваться осуждения человека. 


– А как быть, если – нет, не изнасиловали – но понуждали (!) десятилетнего ребёнка?

– Нам надо какой-то возраст минимальный установить, что вот: допустим, до 13 лет человек в силу своей психики – какая бы физическая развитость ни была у девочки, у мальчика – в принципе не может вступить свободно в половую связь. У нас этого возраста половой неприкосновенности нет! 


Если был половой контакт с таким человеком, то преступника можно привлечь за связь с лицом, не достигшим 16 лет, но здесь, к сожалению, не будет криминализирована вот эта статья – 123-я – о понуждении к половому сношению. Хотя понятно, что в этом случае должно идти более суровое наказание – вина должна усугубляться: одно дело, если 15-летняя девочка, скажем, добровольно вступила в связь со своим руководителем 25-летним. И другое дело, если он её понудил под угрозой увольнения…

WhatsApp Image 2018-03-03 at 15.38.16.jpeg

От редакции: Общественная платформа «KORGAU123» намерена изменить отношение общества и медиа к сексуальным домогательствам – они должны однозначно рассматриваться как преступления, где виновному нет никаких оправданий. 

Для этого с 5 марта запущена специальная телефонная линия – по номеру 150 Союза кризисных центров.

Горячая линия работает по всей стране – конфиденциально, бесплатно и круглосуточно. 

Набрав 150, можно рассказать о случаях понуждения к сексу на рабочем месте и получить правовую консультацию для обращения в суд.

В течение трёх месяцев общественная платформа «KORGAU123» будет собирать информацию о домогательствах на рабочем месте. По окончании этой социальной кампании её участники надеются добиться изменений в законах Республики Казахстан, которые касаются сексуального насилия и принуждения.

комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх