«Ваша экспертность всегда ведет к монетизации» - Асель Машанова
Люди
12.08.2019

фото и видео: Арнела Даниярова, Open Asia Online


Прямые эфиры магазина косметики LULU Store в Алматы и Нур-султане смотрят 25 000 зрителей. Для нишевого бизнеса это довольно высокий показатель вовлеченности. Человек, из-за советов которого онлайн-пользователи превращаются в реальных клиентов и ежечасно входят в двери магазинов, оставляя не самые маленькие суммы — Асель Машанова. На интервью она приходит в коротких шортах, футболке и с собранными наспех резинкой волосами. Выглядеть в 42 как максимум на 30 — это безмолвная рекомендация ее «красивому» бизнесу. Назвать Асель распространенным словом «бьютиблогер» не поворачивается язык. У нее за спиной 20 лет работы в финансовой сфере, про которые наша героиня рассказывает, как про «слишком долгий период» поиска себя.


У меня двоякие чувства на этот счет. С одной стороны мне жалко те 20 лет, которые я потратила на освоение финансовой науки. Но с другой стороны я верю, что все эти стенания и страдания сделали меня ближе к моему бизнесу. Сейчас на стадии своего микропредпринимательства я получаю все то, чего мне не хватало в большом финансовом секторе. То есть, та же скорость принятия решений, она намного быстрее, чем в корпоративной среде, воплощение своих идей, движение в том векторе, в котором ты сам хочешь идти и помощь людям. Вот это все то, что дает личная практика и свой бизнес
Асель Машанова

photo5370861332863232813.jpg

фото: Synesthesia Concept Store



Асель признается, что выбор косметического бизнеса был для нее неслучайным. Однажды она летела в бизнес-классе с миллионером и его история заставила Асель взглянуть на успех иными глазами.


Этот человек сказал мне, что успешным его сделала болезнь его дочери. Она родилась с очень редким синдромом. Ей нужен вентилятор, она ходит с рюкзачком и дышать не может без дополнительной стимуляции. И для отца ее лечение, дорогие препараты и терапия стали сильнейшей мотивацией стать финансово успешным. Эта история натолкнула меня на мысль о том, что моя, возможно, в более меньших масштабах проблема — это акне. Я тратила огромные деньги на лечение своей кожи. И я подумала, почему бы не превратить свою слабость в силу и выбрала эту нишу для бизнеса
Асель Машанова

Если присмотреться к ценникам продукции от LULU Store, то невольно начинаешь считать в уме и понимать, что вот эти две красивые баночки в сумме могут составить 80000 - 100000 тенге, учитывая среднестатистическую зарплату простого казахстанского работника, а это 150000 тенге ($387) по официальным данным. По словам Асель, многие клиенты имеют средний достаток, но отношение к жизни и уходу за собой у них более осознанное.


Наши клиенты — это люди, которые распределяют свои деньги по новому принципу. Если раньше они тратили на выпускное платье около 200 000 тенге, то сегодня в приоритете другие ценности. Сегодня эти люди лучше купят киноа и авокадо или более качественную косметику и не одну банку, а несколько. Многие могут подумать, почему это так дорого, но на самом деле, это долгосрочный вклад, это экономит ваш годовой бюджет. Мы даем человеку три средства, он их тестирует на себе, понимает что ему подходит, начинает экономить на походах к косметологу и радуется результату. Все, что я описала, одним словом — переформатирование приоритетов
Асель Машанова


Уследить за тенденцией и прощупать «боль» азиаток магазину удалось достаточно быстро. Недавно в магазине Асель был клиентский день, привезли дерматокосметолога из России. «Она обслужила за день 25-40 клиентов, и в конце она мне говорит с ужасом: «Асель, у вас так много девушек с пигментацией кожи». У славянок в этом плане все намного лучше, это не их проблема. У азиаток склонна кожа к гиперпигментации. И вторая проблема — акне», – рассказывает Асель.


Но это не генетическая предрасположенность. Вся проблема в питании и токсичной среде, особенно в больших городах. «Стоите у светофора, машины проехали, а кожа впитала сразу в себя свинец, кадмий и все другие тяжелые металлы. Что может сделать каждая женщина, чтобы состояние кожи было в хорошем состоянии при первой проблеме? Есть такой оскароносный режиссер Баз Лурман. В 1997 году он выступал перед выпускниками Stanford University. Зал был полон будущими юристами и финансистами. И Баз Лурман сказал им, что ему нечего советовать, потому что они идут в большую жизнь подготовленными и что Stanford их уже всему научил. Однако все-таки посоветовал одну важную вещь: использовать солнцезащитный крем. Даже есть такая песня о том, что единственный совет, польза которого доказана учеными — это использование SPF-кремов. Не нужно быть очень богатым, чтобы позволить себе такой уход. Я присоединяюсь к словам режиссера».


Асель не скрывает, что они продают не просто косметические продукты, а иногда и наталкивают людей на глубокие вопросы о здоровье. Космецевтика требует более научного подхода, поэтому в команде магазина есть дерматокосметолог.

  

В продажах мы придерживаемся следующего подхода: если на 10 единиц товара есть 3 негативных отзыва, то это «слишком» для бизнеса, это его убьет. И именно такая ситуация случилась с корейским брендом. Многие жаловались на аллергию. Это происходило, потому что в Южной Корее регуляторы разрешают косметическим брендам в составе смешивать очень много компонентов в больших концентрациях, их косметика аллергична для многих. Покрыться корками, заплатив за крем 25 000 тенге, не хочется никому
Асель Машанова


Именно поэтому LULU перешли на более научный подход, теперь они продают космецевтику. Простыми словами – косметику с лечебными свойствами. В  команде работает дерматокосметолог, который в обязательном порядке консультирует клиентов перед покупкой того или иного продукта. Команда состоит из 12 человек с разными типами кожи, с возрастом от 20 до 45 лет. Вначале продукты закупают для тестового режима, команда пробует их на себе, затем отсеивает или оставляет продукт.


Но даже после этого, если продукт не пройдет через второй фильтр, а это наши клиенты, то мы с ним прощаемся. Мы не работаем по такому пути, когда «на тебе крем и все пройдет». Так кожа не работает. Есть и другие люди, которые приходят после покупки какого-то средства и жалуются, что все в том же состоянии. А ты перестала пить колу литрами, есть бургеры каждые выходные? Нет? Ну а в чем тогда претензия? Понимаете, чтобы решить какую-то проблему, надо работать над ней комплексно
Асель Машанова


photo5370861332863232814.jpg

фото: Synesthesia Concept Store


По ходу разговора я понимаю, что Асель и есть та лакмусовая бумажка, через которой проходят все «эксперименты» в сфере красоты. Она вылечила акне, убрала целлюлит, выглядит на 10 лет моложе своего возраста и мне хочется верить такому пути. В своей кропотливой работе над улучшением качества жизни Асель руководствуется «элиминацией» (исключение некоторых продуктов питания из своего рациона — прим.ред.) и аутофагией (интервальный голод — прим.ред.).


«Перекусы, как явление, появились только 70 лет назад. А раньше люди могли существовать и без такого количества еды и при этом находились в состоянии интенсивного движения. Безусловно, мы не можем сразу рекомендовать аутофагию людям с язвами и гастритами. Но мы всегда рекомендуем вначале вылечить эти болезни и обязательно заходить в аутофагию. Мы категоричны в отказе от сахара. Нас убивает сладкое, потому что мы не отслеживаем порции. Представьте, что в вашем доме открыты окна и двери и к вам могут заходить незнакомые люди, кто угодно. Такое же случается с вашим организмом, когда вы кушаете рис, картошку или съедаете спокойно килограмм черешни за раз, думая что это не сахар. Так вот, килограмм черешни — это и есть тот самый вредный килограмм сахара. То есть, если человек за день посчитает и насыпает на стол условно все продукты, которые он ел с содержанием сахара — он ужаснется. И дело ведь в том, как сахар влияет на ваш организм. Инсулиновые скачки, которые приносят нам минуты кратковременной радости, повышают кортизол, который бьет по всем вашим другим гормонам. Инсулин и кортизол — два гормона апокалипсиса. Они нас старят и доводят до диабета. ВОЗ говорит о том, что за последние 50 лет сахарный диабет помолодел и к тому, же стал пандемичным».


После ситуации с инстаинфлюенсером Корниловой (российский блогер, чьи дипломы РАН назвал фальшивыми, а рекомендации опасными для здоровья — прим.ред) люди начали понимать, что искать ответы в Instagram о здоровье - не самая лучшая альтернатива. Асель в консультировании о вопросах здоровья свою ответственность не умаляет, но никогда не лезет «за границы».


Для меня высокую ценность и приоритет в бизнесе имеют знания. Общение с реальными специалистами дает доступ к данной категории информации, которая труднодоступна. К примеру, я разговариваю с врачами и всегда интересуюсь о научных конференциях, которые они посещают. И не многие готовы раскрывать свои пароли. Тогда я уже отслеживаю их социальные сети, вижу геолокацию. Нахожу этот семинар, отправляю туда нашего врача, еду сама. Все это потом мы транслируем нашим клиентам бесплатно через социальные сети. Люди к нам приходят с анализами, и если я вижу там аномалии, то я должна достаточно напугать клиента, чтобы он начал более глубокое лечение. Мы понимаем степень ответственности и не лезем лечить гастриты, колиты и прочее. Главное правило — не навреди
Асель Машанова
 

В бизнесе Асель мотивируют только женщины. Все эти личные победы, улучшение качества жизни — это женский марш в ее ежедневном исполнении. Она говорит, что есть две категории: у которых есть идея, но нет денег и те, у которых есть деньги, но нет идеи. Первая категория, по словам Асель, всегда может начать с маленького. И самое важное — не терять мотивацию и не разочаровываться. Что касается второй категории, у которых нет идей, то вопрос решается достаточно легко: «Необходимо находить и быть в окружении людей, которые фонтанируют ими. Те же мастер-классы, конференции. Можно научить себя придумывать идеи будучи рядом с такими людьми. Я верю в синхрон. Да, за это надо платить, но более эффективного способа нет. Сейчас вообще началась такая эра, что вы не должны работать на монетизацию, а на экспертность. То есть, ваша экспертность впоследствии всегда ведет к монетизации. Я хочу сказать каждой, что надо работать над тем, чтобы стать специалистом в своей среде, надо работать над созданием чего-то важного».


Асель рассказала, что некоторые уже пытаются копировать ее подход к бизнесу, но это ее абсолютно не смущает. «Idea is nothing» (Идея – ничто)  - вспоминает Асель профессора из MIT, где она проходила курсы. Wonder woman по-казахски считает, что пока не воплотишь идею, пока не вложишь в нее все свои силы, ее ценность равна нулю.



Беседовала: Айдана Токтаркызы


комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх