Асылбек Бисенбаев: Колбин предлагал накормить казахстанцев мясом перелетных птиц
Люди
16.12.2016

В период Перестройки это было первое в СССР открытое и массовое выступление народа против власти. 30 лет назад 16 декабря на площади Брежнева в Алма-Ате прошла сначала мирная демонстрация против назначения Геннадия Колбина на пост Первого секретаря Компартии Казахстана. Затем последовали два дня столкновений между демонстрантами и войсками, которые закончились жестокими репрессиями. За 30 лет о декабрьских событиях в Казахстане было сказано и написано очень много. «Открытая Азия онлайн» в память этой трагической даты попыталась оценить декабрьские события с точки зрения современности. Мы побеседовали с кандидатом исторических наук, доцентом, генеральным директором «Комсомольской правды в Казахстане» Асылбеком Бисенбаевым.


- Асылбек Кнарович, где вас застали декабрьские события? С чего начался ваш к ним интерес как историка?


- Интерес появился сразу после декабрьских событий, потому что пошла волна обвинений и репрессий. Я в то время преподавал в Карагандинском политехническом институте историю КПСС. И после декабрьских событий началось странное. Местный Комитет партии меня избрал в институтский партком, назначили меня заместителем секретаря по идеологии. Для меня это было даже в определенной степени лестно: совсем молодой преподаватель, только недавно защитил диссертацию. И тут за полгода приехало 12 комиссий, начиная от райкома и заканчивая ЦК ВЛКСМ, которые проверяли интернациональную работу. Сначала я с ними бегал. А потом меня это начало задевать. Я говорил: вы приезжаете - только проверяете, а вы привезите какую-то литературу, учебные пособия методического характера, которые помогли бы нам проанализировать состояние межнациональных отношений. Никто не привозил, все записывали наши пожелания, но никто ничем не занимался. После этого я начал заниматься историей формирования межнациональных отношений сначала в Российской империи, потом в КазССР. Как складывалось население Казахстана, как происходило формирование казахского народа, какие были проблемы в это время. На самом деле, проблем было очень много, о которых говорили вскользь. Все говорили о дружбе народов, национальном согласии.

 

- Стоит ли рассматривать декабрьские события именно как межнациональное столкновение? Многие исследователи подчеркивают, что это был не националистический акт, а политический. Люди защищали свои права, а не свою нацию.


- Вы правы. Когда был Советский Союз, любое выступление против центра – в частности, против ЦК, против политики, Компартии – должно было носить негативный оттенок. Ведь СССР считал себя передовым лагерем построения коммунистического общества, самым демократичным обществом, которое строило самое передовое будущее для всего мира. И поэтому любому выступлению, даже если оно имело справедливый характер, давалась негативная оценка. И она обязательно сопровождалась вопросом «кто это инспирировал?» Указывалось, что это либо «американские голоса» или «западные голоса», либо «недобитая буржуазия», политические элементы, которые долго скрывались и так далее. Были события, связанные с социальными протестами. Если брать, например, только Казахстан - Темиртау, 59-й год: чисто социальный конфликт, когда рабочие выступили против того, что у них нет элементарно жилищных условий, нет воды, нормального питания и так далее. В Чимкенте сколько было выступлений, которым обязательно придавали такую негативную окраску. А представляете: вот сейчас заявленная Перестройка, и выходят люди на площадь в декабре 86-го года. Получается, они не сторонники Перестройки, поэтому навешивается ярлык: националистическая молодежь вышла. Хотя причин было много социальных, политических, экономических, все условия для этого были.

 

- Вся цепочка событий, которая в итоге привела к «взрыву», сложилась как-то слишком идеально. Случайно ли это?


- Чтобы понять декабрьские события, нужно посмотреть на несколько лет назад, когда была объявлена Перестройка. Это была демократизация, учет мнения граждан, резкое расширение внутрипартийной дисциплины. На этом фоне народ ожидал, что с его мнением теперь будут считаться. После объявления Перестройки в СССР это была первая смена руководителя в союзной республике - крупнейшей союзной республике! В феврале 86-го проходит Съезд Коммунистической партии Казахстана, на котором Динмухамед Ахмедович Кунаев подвергся критике. Он ее выслушал, но Съезд - высший орган Компартии Казахстана - принимает решение оставить его на своем месте. Если бы на Съезде было принято решение освободить Кунаева от должности и общим голосованием избрать нового руководителя, я думаю, никаких проблем бы не было: кандидатов избирают все коммунисты, то есть это демократическое решение.


Еще один важный момент: Кунаев - первый восточный руководитель, который стал сначала кандидатом, а потом и членом Политбюро, это те полтора десятка человек, которые управляли всем СССР. Это был предмет гордости для всего Казахстана. Это как бы маршал, по-армейски говоря.


И вот этого маршала секретным образом 11 декабря снимают с должности члена Политбюро. В закрытом режиме. 15 декабря приезжают из Москвы товарищи, которые привозят нового руководителя, товарища Колбина. 16 декабря состоялся пленум, за 18 минут принимается решение. «Громогласное молчание», и зал голосует за то, чтобы освободить Кунаева, члена Политбюро, Первого секретаря многолетнего, пользовавшегося огромным уважением в республике.


И провозят товарища Колбина, Первого секретаря Ульяновского обкома партии. То есть маршала меняют примерно на полковника. И это еще не самое главное, ведь Казахстан - это республика, в которой полтора десятка областей, даже больше. То есть здесь есть ровно столько же примерно таких же первых секретарей, как и Колбин, но они хорошо знают специфику Казахстана. Вопрос: почему нужно привозить из Ульяновска человека, когда у нас есть точно такие же? Вот с этим вопросом люди и вышли на площадь. Они хотят получить ответ, а получают мобилизацию войск. Площадь окружается, выходят руководители Казахстана (в том числе и Назарбаев), которые пытаются удалить народ с площади.

Кстати, во время декабрьских событий так и говорили: нам все равно, кто будет, пусть будет русский, который знает Казахстан, нежели посторонний человек, который его не знает и при этом будет рулить им как угодно. 


Например, Колбин говорил: чтобы решить проблему с мясом, нужно отстреливать перелетных птиц. Чуть ли не из пулемета. Чтобы снабдить население мясом. Не знаю, как это назвать, но это бред или полный идиотизм. Вот такие шаги предлагал человек, который не знал страны – ни ее экономики, ни потенциала, ни ее народа.

 

- Как же Горбачев не просчитал последствий своих действий? Переоценил себя? Недооценил народ?


- Горбачев, на мой взгляд, допустил одну ошибку: он думал, что его мнение все еще является императивом, и заявленные Перестройка и демократизация заключались в том, что народ уже будет добровольно поддерживать то или иное мнение руководства страны. Но народ в Казахстане достаточно грамотный, это была одна из самых образованных республик в СССР, вот он и задался вопросом, почему происходит такое назначение в обход мнения народа. Но руководители, которых отправили на площадь, требовали только одного: разойтись. Ответов ни на один вопрос, поставленный народом, не было. Никто не мог ответить, потому что они, скорее всего, и не знали ответа.

 

- А позже Горбачев хоть в одном из своих многочисленных интервью как-то объяснил, почему именно Колбин? Какими соображениями он руководствовался?


- Был один из вариантов, что он советовался по этому поводу с Кунаевым. Тогда главным претендентом на пост первого руководителя считался Назарбаев. Но, как пишет Горбачев, он обратился с вопросом насчет кандидатуры Назарбаева к Кунаеву, а Кунаев сказал: не рекомендую. И добавил, что, мол, лучше, чтобы первый руководитель был со стороны, не из Казахстана. Но оставим это на совести Михаила Сергеевича, потому что у Кунаева в воспоминаниях совсем другая информация: что его никто не спрашивал, и он хотел выйти на площадь, выступить перед народом, объяснить ситуацию, успокоить население. Он просидел несколько часов в приемной, ожидая Первого секретаря, но его к народу так и не выпустили.

 

- Почему именно казахам первым стало важно, чтобы власть учитывала мнение народа?


- То же самое, я думаю, случилось бы в любой другой республике в аналогичной ситуации. Просто получилось, что Казахстан с такой ситуацией столкнулся первым. Все это, кстати, вызвало большой всплеск в зарубежных СМИ, и Казахстан стал примером борьбы за демократизацию для всех ныне уже постсоветских государств. В 1990 году я был в Прибалтике в научной командировке, посетил все три прибалтийские республики, работал в архивах, собирал материал о восстании 1916 года. И вот когда я приезжал в архив со своими коллегами, и когда узнавали, что мы из Казахстана, - эстонцы, литовцы, латыши открывали все двери и говорили: вы первые, кто осуществил такое демократическое выступление, и с большим уважением относились к Казахстану. Очень сильно приветствовали нас.

 

- И все-таки: бунт этот произошел стихийно, или кто-то его организовал?


- Как это было в воспоминаниях студентов и преподавателей. Сидят более бойкие товарищи, они пускают записку: выходим на площадь. Записка идет по рядам, все пишут: да, да, да. Всегда есть инициативные ребята или люди, которые настроены патриотично. Тем более, Новая площадь находится в окружении всех ведущих вузов Алматы. Достаточно пройти несколько сотен метров, чтобы оказаться здесь. И вот когда сейчас говорят об «оранжевых революциях», о том, что они инспирируются Западом, или кто-то раздает им по $100 - это бред собачий, потому что во время декабрьских событий люди вышли сами. Это после стали говорить, что привозили водку, что молодежь была обкурена, - мол, раздавали анашу. Хотя никто этого не доказал, не было видео и ничего такого. И это не зафиксировано ни в одном протоколе.

 

- Как вы думаете, а сейчас национальный вопрос стоит остро? Сейчас в Казахстане, по-вашему, есть предпосылки для серьезных беспорядков?


- Тогда были социальные условия для выступлений. Было деление «город – деревня». Был институт прописки, который мешал казахстанской молодежи приезжать в города, очень много препятствий было для роста.


- Словом, «социального лифта» не было у сельчан?


- Не было. Единственный лифт был - это получение высшего образования или служба в армии - и остаться в городе.


- Сейчас, кажется, ничего не изменилось.


- Да, ситуация даже ухудшилась, потому что все-таки была хоть какая-то социальная политика вменяемая и понятная, которая гарантировала решение тех или иных вопросов. Я не хвалю Советский Союз, это было очень страшное государство. Тем не менее, была очень понятная социальная политика: что тебе гарантируют, а что тебе нельзя. Сейчас гарантируют очень многое, но практически это ничем не подкрепляется. Например, политические свободы ничем не подкреплены, хотя провозглашены, социальные свободы и социальные гарантии тоже ничем не подкрепляются. Казахстан занимает очень слабые позиции по уровню экономического и социального развития. 

- Жанаозен, «земельные» митинги – это все «первые ласточки», получается?


- Это одна цепь. Нас что спасает: ситуация считается стабильной, потому что низкая плотность населения, низкая коммуникация между городами, и конфликты могут пока локализоваться в Жанаозене, в Восточном Казахстане, еще где-то. В Атырау, где угодно. Они происходят практически ежегодно. И в самых разных регионах. Плюс еще накладывает отпечаток отсутствие диалога между гражданским обществом и государством, партии независимые не создаются в силу сложности законов и их реализации, поэтому политическая активность возможна только в нелегальных организациях. Так что у нас в Казахстане есть социальный вопрос, который может сместиться в область межнационального. Допустим, кто-то другой национальности становится супербогатым в том или ином поселке или регионе. Конечно, протестующие связывают это с той или иной этнической ситуацией. Хотя на самом деле подоплека очень простая: социальная. Решения проблемы демократическими способами у нас практически нет. Поэтому остается либо бунт, либо его подавление. 

комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх