«Белое полотно с синими губами». Что видела кыргызская художница, когда была в коме
Люди
18.09.2017
Из фильмов мы знаем, что человек, впавший в кому,  обычно видит свет в конце тоннеля. И  перед ним стоит выбор: идти к свету или вернуться и очнуться в палате. У всех ли это так? Партнер «Открытой Азии онлайн» – редакция Kaktus.media – поговорила с побывавшей в коме кыргызской художницей Евой Дагаз и расспросила ее, как она видела иной мир, и повлияла ли эта история на ее дальнейшую жизнь. Мы побывали в творческой студии Евы и записали ее рассказ.

«Это было пережито почти семь лет назад. Я себя считала достаточно наполненным человеком, выбравшим творческий путь. Прекрасно знала, куда я иду и куда хочу прийти, чего добиться. 
20638702_161627427727153_6513808595481082890_n.jpg
У меня так сложилась жизненная ситуация, что мне только умереть и оставалось. Психика настолько была травмирована. Не вижу смысла конкретизировать. Были личная трагедия и сильный стресс. 

Произошло все в ночь перед Пасхой. Я легла спать, помолилась, что очень устала и хочу покоя. Мне элементарно просто дышать было тяжело: такая была душевная боль. В какой-то момент я начала понимать, что не чувствую своего тела. Над левым ухом было ледяное дыхание. Сознанию страшно: оно не понимает, что происходит с телом.  

Я не могла шевелиться и просто будто таяла, исчезала из этого мира. Это не описать словами. Смерть, дышащую в ухо, ни с чем не перепутать. Я просто стояла и смотрела со стороны на свое тело. Страха не было. 

Сознание остается, но мышление просто получает готовые ответы. Возникает полное понимание: ты что-то знаешь, и все. Приходит осознание, что ты пришел в мир с определенной задачей, а она не выполнена. И если в этой жизни ты эту задачу не доделаешь, то придется в следующей. Тут наступает час икс: отложить на потом или попытаться пережить в этой жизни. Но в следующий раз все может оказаться гораздо сложнее. 
2017-09-14_12-45-05_297481.jpg
Находясь там, за гранью, я испытала большое облегчение, действительно покой. 

Ближе к утру я пришла в себя, тела так и не чувствовала. И единственная мысль была: посмотреть на свое отражение. Какими-то усилиями прошла через помещение и в зеркале увидела просто белое полотно с синими губами: мертвый человек. Затем меня затошнило, я упала и больше в себя не приходила. Меня нашли соседи, обменивавшиеся куличами с другими соседями. В больнице объяснили простым языком, что мозг сам себя замкнул от нервного напряжения. Доктора подтвердили, что у меня была разновидность комы мозга. 
Меня вернули оттуда с полной пустотой внутри. Чего я просила, то мне дали. 

Для меня на тот момент это было, на самом деле, спасением, потому что я была сильно потрясена, было нервное истощение, и все это случилось – раз – и в момент. Из-за нервов. Никакой физической патологии, каких-то смертельных заболеваний не было. Чистая психосоматика.
20294361_158481444708418_2112619362214243180_n.jpg
Видимо, только потому, что я сознательно к этому покою стремилась. Я – человек жизнестойкий, позитивный и не из тех людей, кто при жизненных трудностях не хочет жить. Но на тот момент понимала, что обращалась к высшим силам, люди привыкли это называть богом, я назову внутренним миром. Я не находила покоя и понимала, что меня успокоит то, что я просто буду другим человеком, начну другую жизнь. 

Вот ты здоровый и сильный человек, у которого планы дальше горизонта, и в один прекрасный момент ты остаешься элементарно без физических сил. И в течение года ты восстанавливаешься физически, не говоря о ментальной стороне. У тебя остается голая вера в то, что ты преодолеешь эти сложности. 

Простым языком: «Умереть не получилось, придется начинать все заново». 
2017-09-14_12-45-06_310801.jpg
Времени полно, но откуда взять силы на все это? А поскольку я очень резвая, холеричная, и быть в состоянии немощности...

Притом я человек аскетичного плана. По собственному выбору я человек – один в своем быту, миру. После всех этих событий я стала с людьми общаться, сближаться.

Этот переход туда и обратно дал мне осознание того, что человек не должен быть один. Он не может быть один, потому что все, что вокруг нас есть – это не главное. Важно, какие люди вокруг. На это я стала обращать серьезное внимание, потому что повысилась чувствительность. Внутри себя ты совершенно по-другому начинаешь людей чувствовать. Ты не просто понимаешь, что лишних людей не должно быть рядом, а они еще и отнимают энергию, и ты чувствуешь, насколько они это делают. Когда ты здоров, ты этого не замечаешь, тебе некогда.

Не зря говорят, что у людей, побывавших за гранью, начинается другая жизнь. Потому что в процессе умирания, как выяснилось лично на моем опыте, сознание остается. Сознание того, как ты уходил. Почему важно умереть счастливым человеком, готовиться духовно к этому процессу, и многие религии это говорят? Потому что жизнь за физической гранью есть. Сколько и какая она – мне не удалось познать, но я смогла ощутить эту разницу нахождения в моменте, для чего ты пришел и почему...

По сравнению с нынешним кажется, что я вела обычный образ жизни. Если говорить о сознании, то всегда все было непросто. Сказать, что моя жизнь кардинально поменялась, я тоже не могу. С точки зрения здоровья пришлось за собой досконально следить: за образом мыслей, не позволять себе каких-то лишних нервических моментов, потому что все это сказывается. Духовным человеком я всегда была. Но человек духовный, когда он юный и когда он вызрел на этом пути, – совершенно разные вещи.  

Первый год после комы я не могла заниматься творчеством. Ни сил, ни энергии... Сейчас вокруг меня в творческой студии много людей, детей. Все они настолько разные. Я работаю с человеком как с психическим существом со своей сложной внутренней структурой. Для меня это стало важным. Не зря кто-то умный сказал: «Когда мы помогаем кому-то разобраться в себе, на самом деле мы помогаем себе».
2017-09-14_12-45-05_223088.jpg
Теперь моя задача – побольше раздать себя в плане энергетики, чтобы поменьше находиться наедине с собой.   

Я пуста сейчас в плане ожидания от мира, для меня нет ни добра, ни зла, только личный выбор человека. Энергетика возросла очень мощно, и людям просто хорошо становится рядом со мной. Как кошка – легла, и место перестало болеть.

Например, приводят в студию «особенного» ребенка. Педагоги от него отказались. Но он не потерянный, его нужно развивать, социализировать. Через какое-то время в студии он начинает себя более сознательно вести, начинает понимать, что ему говорят. И я не могу объяснить это, но чувствую, как работать с человеком, какое слово сказать, где как посмотреть. Я просто чувствую, и это работает. Для меня самой же важен внутренний покой – самое золотое для меня состояние, и чем больше я отдаю энергии, тем тише у меня внутри...» 

комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх