Бензиновый кризис в Казахстане: почему опять?
Истории
12.10.2017
В Казахстане - очередной бензиновый кризис. Стоимость топлива в стране повышается вообще-то регулярно. Но примерно раз в пару лет одновременно и цены взлетают, и бензин исчезает. Именно так дело обстоит сейчас. Многие казахстанцы жалуются в соцсетях, что не могут заправиться четвёртые сутки.

«Открытая Азия онлайн» разбиралась: почему мировые цены на нефть падают, а топливо дорожает, из-за чего оно в дефиците, и почему таких проблем нет у соседей.

Ребята, где наливают?
Уже третью неделю казахстанские автовладельцы не могут нормально залить бак. Всё в лучших традициях дефицита: очереди и ажиотаж. Днём водители стоят на АЗС, бывает, по 30-50 минут. Вечерами – по полтора часа. Хвосты очередей торчат с заправок на сотни метров.

– Ночью не смог заправиться, такие очереди были, – жалуется алматинский таксист. – В итоге поехал на АЗС рано утром, думал, никого не будет. Всё равно полтора часа простоял.

Но не на всех заправках столпотворение. Кое-где пусто – это значит, что там топливо отпускают только по талонам.

– Вечером поехала на одну заправку – там бензин только по талонам, на другой – то же самое. Я объехала четыре – у меня даже лампочка загорелась: индикатор, который показывает, что бак пустой. В итоге только на пятой точке смогла заправиться, отстояв в длинной очереди, – рассказывает врач, работающая в одной из клиник Южной столицы.

Такая ситуация не только в Алматы. Этот «видеорепортаж» снят, например, в Талдыкоргане (центр Алматинской области) 4 октября. А этот – 30-го сентября в Лисаковске (Костанайская область, север республики). Городок небольшой, всего сорок тысяч жителей, а проблема та же. По словам лисаковскцев, топливо в свободном доступе было только на одной заправке. Остальные не отпускали его даже по талонам. А на следующем видео – другой казахстанский городок, шахтёрский Экибастуз (Павлодарская область, северо-восток страны, чуть больше 140 тысяч жителей). Автор ролика тоже надеется залиться, но километровая (в буквальном смысле) очередь на заправку изменила ход его мыслей – вместо бытовых вещей он стал размышлять о политике. Очевидно, что в дефиците бензин самых ходовых марок. С дорогим высокооктановым таких проблем нет.

Впрочем, сейчас сложно определиться с тем, какой бензин считать дорогим. Ещё каких-то пару месяцев назад литр народного АИ-92 стоил 136-138 тенге (0,4$), дизельное топливо – около 140 (почему в Казахстане дизель, который всегда был чуть ли не вполовину дешевле бензина, сравнялся с ним, – это отдельный вопрос, требующий разбирательства). Сейчас цены разнятся. Где-то литр АИ-92 по 156 тенге, где-то – по 162 и 165, а в Уральске (запад республики) – так вообще по 180 тенге и, по словам местных жителей, временами доходил до 200.
Уральск.jpg
Тем временем, в одном из районов Западно-Казахстанской области/Фото со страницы Лукпана Ахмедьярова в FB

Народ в принципе сразу понял, что происходит – он переживал такое неоднократно. Кто-то пересел на общественный транспорт до лучших времён. Но в основном казахстанцы – убеждённые автолюбители: будут кружить по городу в поисках горючего, но от колёс не откажутся. Правда, в этот раз кризис сильно затянулся – начался в конце сентября, а стабильности нет до сих пор.

Конечно, росли не только цены, но и раздражение. Граждане жаловались друг другу в социальных сетях; припоминали властям ЭКСПО – мол, не ожидали, что переход к зелёной экономике после выставки произойдёт так скоро. В мессенджерах даже стали ходить призывы провести акцию протеста.
IMG-20171009-WA0008.jpg
Но она так и не состоялась. Казахстанцы, помимо того, что убеждённые автомобилисты, ещё и довольно терпеливые граждане. Он нашли другой способ сбросить напряжение. Стали шутить.
IMG-20171009-WA0009.jpg
Сочинять анекдоты.
Сообщение из-за границы:
– Правда, что в Казахстане бензин закончился?
– Да, есть перебои.
– Тогда вам коней надо перестать жрать. Могут пригодиться скоро.
И снимать вайны с подтекстом. Этот, например, про бензин и любовь. А этот – про людей-спасателей, которые сосут бензин у богатых и отдают его бедным. И даже перепели популярную композицию Ерке Есмахан «Алматыда жоқ-жоқ». Пародийный ролик «Бензин қайда?» («Где бензин?») был опубликован 7 октября на YouTube-канале ХАХА SHOW. В песне говорится о том, что топливо ищут и в городе, и в ауле, и в степи.

– Где же бензин найдётся? – вопрошают авторы, – в ауле, в городе или, может быть, где-нибудь в галактике? Его нет (и далее перечисляются самые крупные сети АЗС) ни на «Гелиосе», ни на «Казмунайгазе», ни на «Синойле», ни на «Газпроме». По характерным жестам артистов легко догадаться, что требуются талоны.
IMG-20171010-WA0015.jpg
Казахстанцы шутят про талоны/Фото из социальных сетей

Самый популярный вопрос в Казнете в последнее время: «Ребята, где у нас в городе наливают?» Кто-то из пользователей назвал такие проявления народной истерикой. Многим, правда, не до смеха. Один пользователь слёзно просит в Фейсбуке поделиться топливом, потому что не может заправиться четвёртые сутки; другая на полном серьёзе спрашивает, как перевести машину на газ.

Надо бы извиниться
Что же происходило в Астане, пока регионы страдали от нехватки ГСМ? Начались перебои, напомним, 22 сентября.

10 октября премьер-министр Бакытжан Сагинтаев увольняет вице-министра энергетики Асета Магауова.

– Канцелярии подготовить сегодня соответствующее решение Правительства, – объявляет глава Кабмина.

Объяснения министра энергетики Каната Бозумбаева о том, почему так случилось с ГСМ на рынке, он не принимает.

– Постоянные отговорки. Я это считаю уклонением от своих прямых должностных обязанностей. За это надо нести ответственность. Поэтому я принимаю следующее решение. В связи с тем, что дисциплинарные меры воздействия в отношения членов Правительства принимает Президент страны, я сегодня вношу на имя главы государства представление об объявлении выговора министру энергетики, – отрезает Бакытжан Сагинтаев.

Дисциплинарное взыскание в виде выговора получает и руководство национальной компании «КазМунайГаз».
IMG_20171009_154646_HDR.jpg
В тот же день после разноса на заседании Правительства Канат Бозумбаев общается с журналистами в кулуарах:
– Я министр этого Правительства, моя судьба находится в руках Президента. Как скажет Президент, я так и сделаю. Раз есть ситуация, мы её должны выправить быстрее, извиниться перед населением страны, что созданы такие проблемы. Но на это были свои объективные причины.

При этом «извините» адресно он не произносит.

Назавтра, 11 октября, следует реакция Нурсултана Назарбаева.
– Распоряжением главы государства на основании представления премьер-министра Республики Казахстан за ненадлежащее исполнение возложенных обязанностей, выразившееся в необеспечении должного контроля за внутренним рынком горюче-смазочных материалов, объявлен выговор министру энергетики Республики Казахстан Бозумбаеву Канату Алдабергеновичу, – передаёт пресс-служба Акорды.
IMG_20171009_154747.jpg
В этот же день депутаты парламента закидывают премьер-министра запросами, высказывают возмущение.
– Проблема системная, повторяется из года в год, и каждый раз она становится абсолютной неожиданностью для Правительства. Как и проблема с обеспечением населения углём, которая также с неотвратимым постоянством возникает с началом отопительного сезона. А казахстанцы ждут именно системной работы и решения простых, но важных для каждого вопросов. И у депутатов возникают резонные вопросы. Неужели в Правительстве не способны спрогнозировать не самые сложные, но ежегодно повторяющиеся одни и те же процессы?

– депутат Мажилиса (нижней палаты) Павел Казанцев.


Проблему дефицита и удорожания ГСМ Правительство должно решить системно и окончательно, на основе качественного анализа тревожной ситуации.

– спикер Сената Касым-Жомарт Токаев.


– Сегодня мы наблюдаем, что республика пожинает плоды отсутствия плана долгосрочного развития отечественной отрасли нефтепереработки. Просим предоставить ответы на следующие вопросы. Кто был инициатором решения об отказе от строительства четвёртого НПЗ, о котором говорилось в послании Президента народу Казахстана от 17 января 2014 года? Какие долгосрочные целевые ориентиры по насыщению внутреннего рынка нефтепродуктами и по их стоимости? Какие меры принимаются для развития конкуренции на рынке производства и продажи нефтепродуктов? Также просим предоставить информацию за 2016-2017 годы о результатах работы уполномоченных органов по защите прав наших граждан в сфере противодействия монополизации, ценового сговора, картельных соглашений на рынке оптово-розничной торговли моторным топливом, углём и газом,

– депутат Мажилиса Айкын Конуров.


Страна нуждается в больших объёмах производства бензина, дизельного топлива, авиационного керосина. Надо строить новый нефтеперерабатывающий завод, – из Послания Нурсултана Назарбаева народу Казахстана, сделанного в 2014 году.


Тем временем, на местах
Четыре владельца АЗС в Павлодарской области обвиняются в сговоре. Антимонопольный комитет считает, что бизнесмены условились держать цены на топливо на определённом уровне.

Материалы направлены в специализированный административный суд Павлодара. Предполагаемая сумма штрафа, который им придётся заплатить, – 40 миллионов тенге.

А антимонопольщики Западно-Казахстанской области признали необоснованным подорожание бензина до 200 тенге. На такую дороговизну пожаловались жители посёлка Сайхин Бокейординского района ЗКО. Выяснилось, что АЗС «Москвичи» установила такие ценники только в сельской местности, а в облцентре Уральске АИ-92 отпускала по 155 тенге за литр.
Владельцев станции обвинили в злоупотреблении доминирующим положением и выписали им предписание с требованием снижать цены.

Аналитики отмечают, что за 9 месяцев 2017 года уровень цен на бензин поднялся на 8,7%. Наибольшее подорожание топлива отмечено в Западно-Казахстанской области – на 10,6%.
WhatsApp Image 2017-10-09 at 19.59.55.jpeg

Ожидания и реальность
22 сентября вице-министр энергетики РК Магзум Мирзагалиев на пресс-конференции в Правительстве прокомментировал нехватку бензина АИ-92 и обещал, что ситуация под контролем. Они ожидали, что проблема на рынке ГСМ решится до конца сентября.

В действительности же получилось так, что через 16 дней после этого – 9 октября – тогда ещё не уволенный Асет Магауов докладывал: Минэнерго разработало целый комплекс мер для разрешения сложившейся с бензином АИ-92 ситуации:
  • будет уменьшено производство АИ-95 и АИ-80 на Атырауском НПЗ в пользу ходового бензина;
  • в начале сентября направлены письма в Министерство энергетики РФ и крупные компании, такие как «Роснефть», «Лукойл» и «ГазПромНефть», с просьбой оказать содействие в дополнительных поставках в Казахстан;
  • проведено совещание с крупными импортёрами – Sinooil, «КазМунайГаз», Helios – с рекомендациями отработать данный вопрос со своими контрагентами в России;
  • примерно 20 тысяч тонн должен импортировать «ГазПромНефть», «КазМунайГаз» уже подписал контракт на 10 тысяч тонн, дополнительный контракт на 20 тысяч в стадии подписания. Helios и Sinooil обсуждают поставки по 20 тысяч тонн с заводов уфимской группы;
  • совместно с «КазМунайГазом» создали организационную группу, которая ежедневно отслеживает статистику импорта из России и ситуацию в регионах, координируются поставки со стороны заводов.

Министр энергетики Канат Бозумбаев обещает, что в ноябре-декабре ситуация, как и цены на бензин, стабилизируется. При этом он уверяет, что в стране есть запас топлива – 138 000 тонн, и дефицита нет.
WhatsApp Image 2017-10-09 at 19.59.58 (1).jpeg

Почему исчез бензин?
Министерство энергетики объясняет причины дефицита и проблемы с топливом так:

  • с июля по сентябрь 2017 года произошёл существенный рост потребления;
  • начиная с 1 июня цена АИ-92– на границе Казахстана и РФ (а значительную часть республика закупает у северного соседа) увеличилась с 517 долларов за тонну до 555, то есть на 7%;
  • в это же время прошла корректировка курса валют – цена доллара увеличилась с 312 тенге до 340, то есть на 9%;
  • все эти факторы привели к существенному удорожанию импорта - соответственно, он снизился;
  • в то же время Атырауский нефтеперерабатывающий завод был на ремонте;
  • 20 сентября закрылся на плановый (!) ремонт Павлодарский НПЗ.

– Заранее знали, ещё в мае было написано письмо, что переносится ремонт Павлодарского нефтеперерабатывающего завода с весны на осень, все прекрасно понимали, что будут друг за другом поочередно останавливаться два завода (Павлодарский после Атырауского, – прим. ОА). И можно было прояснить ситуацию, заранее просчитать – какой объём, откуда, в какие регионы мы должны будем завозить. А не заниматься этим в сентябре. На пустом месте создали напряжённость, – подытожил объяснения профильного министерства глава Кабмина Казахстана Сагинтаев.

– Обещания продолжаются, дефицит сохраняется, – вот что сказал экономист, аналитик нефтегазового рынка Сергей Смирнов, когда «Открытая Азия онлайн» попросила объяснить проблемы с бензином.

Любопытно, что ровно три года назад в стране была точно такая же ситуация. И Сергей Смирнов тоже её комментировал. С тех пор ничего не изменилось – причины дефицита и роста цен на топливо, по мнению эксперта, всё те же.

Первая – нехватка НПЗ
В Казахстане всего три НПЗ – Павлодарский, Атырауский и Шымкентский. Все они были построены в советское время.

Выше уже говорилось, что президент Казахстана поручал построить новый нефтеперерабатывающий завод в 2014 году, но ещё раньше он ставил задачу провести модернизацию всех уже имеющихся. В 2009 году была принята программа модернизации, завершить её обещали к 2015 году, а к 2016-му – насытить отечественный рынок нефтепродуктами и даже экспортировать их. Программа так и не выполнена. Поставлены новые сроки: усовершенствовать Атырауский и Павлодарский НПЗ к концу этого года, а Шымкентский – в следующем году.
Для сравнения:
– В соседней России, где насчитывается 35 крупных и средних НПЗ, модернизация началась значительно позже – в 2011 году. На уже закончена, и там производят бензин стандарта «Евро-5». В Казахстане до последнего времени выпускался «Евро-2», только в 2017 году в Шымкенте стали производить дизель «Евро-5». Павлодарский только после модернизации запустит стандарт «Евро-4», «Евро-5».
– В Кыргызстане, где прогнозируемые запасы нефти почти в 4 раза меньше, чем в РК, два крупных НПЗ. Один из них – «Джунда» - построен с нуля в 2014 году совместно с китайскими инвесторами. Производит все марки бензина и дизтоплива стандарта «Евро-3», «Евро-4». В следующем году завод планирует выйти на «Евро-5». Республика также импортирует большую часть сырья – из России и Казахстана.
– В Узбекистане нефти в 35 раз меньше, чем в Казахстане. Там есть мелкие НПЗ и два крупных. Бухарский, например, построен в 1997 году. Сырьё страна также экспортирует из Казахстана и России, там также есть проблемы – регулярный дефицит и удорожание бензина. Для их разрешения Узбекистан договорился с китайскими инвесторами о строительстве НПЗ в Джизаке и тянет нефтепровод до Казахстана.
– В Таджикистане идёт разведка, и ещё в 2012 году иностранный недропользователь назвал их запасы нефти и газа «супергигантскими». Сейчас «Газпром» продолжает искать там нефть. В 2013 году республика открыла два НПЗ.
НПЗ.jpgАтырауский НПЗ/Фото: inform.kz

Вторая причина – дефицит сырья
По словам эксперта, три казахстанских НПЗ перерабатывают 14,5 миллионов тонн сырья в год. После модернизации их суммарная мощность должна составить 17,5 миллионов тонн. То есть понадобится ещё 3,5 миллиона тонн нефти, чтобы сделать из неё бензин, дизель и другие ГСМ.

– Где они будут их брать? Это тайна, покрытая мраком, – говорит Сергей Смирнов. – Если посмотреть на планы, на увеличение объёмов добычи у нас ориентированы три месторождения – «Тенгиз», «Кашаган» и «Карачаганак». Они все работают по договору о разделе продукции и не обязаны поставлять нашим НПЗ ни грамма сырья. Они работают на экспорт, и заставить их никак не могут. Наши власти в этом и не заинтересованы. Я помню, года три назад Сауат Мынбаев – тогда он был министром нефти и газа – сказал: «Мы не можем направить часть нефти с экспорта на внутренний рынок, поскольку потеряем доходы в бюджет». Это во-первых. И, во-вторых, наша налоговая политика устроена так, что при экспорте сырой нефти за рубеж – надо сказать, что её продают ещё и по мировым ценам – им возвращается НДС. И поставлять сырьё на наши НПЗ по цене в два раза ниже и плюс ещё с оплатой НДС… недропользователям это не выгодно. Нужно создать налоговые условия, чтобы это было выгодно.

По некоторым данным, Казахстан импортирует до 40% топлива, необходимого для жизнедеятельности страны.
Карачаганак.jpg«Карачаганак»/Фото с сайта kursiv.kz

Третья причина – неразбериха с ценами
Раньше казахстанские власти регулировали цены на самый ходовой бензин (тот же АИ-92): то есть устанавливали верхнюю границу, выше которой розница – заправки - поднимать стоимость литра не могли.

В 2015 году от этого метода отказались и отпустили рынок в свободное плавание. Но структура ценообразования совершенно непрозрачна и, по мнению аналитика, нерациональна.

Если сравнивать всё с той же Россией, у которой республика приобретает бензин, то там формула такая – в цене на один литр топлива заложено:
6% – стоимость сырой нефти + 50% – налоги и акцизы + 44% – переработка нефти в бензин, рабочая сила и прочее.

В Казахстане же:
50% – сырая нефть + 15% – налоговая составляющая + 35% – переработка нефти в бензин, рабочая сила и прочее.

– Таким образом, на российский бензин изменения цены на нефть мало влияет, – объясняет Сергей Смирнов, – 6% всего: как бы стоимость сырья ни колебалась, она сильно не отразится на бензине. А у нас, по идее, должно отражаться. Но этого не происходит. Нефть дешевеет, а бензин продолжает дорожать. То есть у нас абсолютно непрозрачное ценообразование. И потом – когда российские цены растут, поступления-то идут в бюджет (50%). А у нас, когда цена на бензин растёт, бюджет сильно не выигрывает – налоги составляют всего 15%. Значит, маржу в основном кто получает? Оптовые поставщики, то есть владельцы нефти. А потом у них перекупает розница.

Но накрутить большой процент сети АСЗ не могут – бензин получится вообще золотой. Их маржа, по словам экономистов, – около 13%.

ГСМ_Атамекен.jpgФото с сайта atameken.kz

Как ни странно, владельцы заправок просят вернуть госрегулирование цен на бензин. В январе 2017 года предприниматели Южного Казахстана даже провели пресс-конференцию. Они говорили, что в области сложилась катастрофическая ситуация, которая может привести к разорению порядка 300 средних и мелких торговцев ГСМ. Председатель Ассоциации «Жанар-Жагармай» по ЮКО Кайыпбек Камбаров заявил, что, если не вернуть госконтроль цен на нефтепродукты, то крупные игроки топливного рынка попросту проглотят своих средних и мелких «сотоварищей». К тому моменту в Южном Казахстане уже закрылся каждый пятый субъект предпринимательства, занятый реализацией ГСМ.

Розница вообще считает: прежде всего нужно регулировать и устанавливать верхний предел маржи оптовым продавцам и тем, кто владеет сырьём – нефтью.

Официальная позиция сейчас такова, что рынок сам всё отрегулирует. Но проблема в том, что дефицит топлива сохраняется, а с ним можно бороться только двумя способами: или ростом цен, или увеличением количества товара. Третьего не дано. А раз нефтепродуктов больше не становится, остаётся один вариант – их удорожание.

Четвёртая причина – плохой менеджмент
Очевидно, что государственные управленцы лучше экспертов знают о существующих проблемах. Их, как уже говорилось выше, и премьер-министр перечислял во время разноса Минэнерго. Но почему они тогда не решаются?

– Безусловно, все проблемы, которые возникают у нас периодически с бензином, – это вопрос госуправления: или некомпетентность, или лоббирование оптовиков. Но однозначно проблемы с менеджментом. Начиная от невыполнения программы модернизации, которая затянулась до безобразия, заканчивая отсутствием контроля за нефтебазами. Акиматы же должны отслеживать, сколько нефтепродуктов в резерве. А у нас почему-то дефицит каждый раз, как снег на голову, – подытожил Сергей Смирнов.
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх