Что продают друг другу афганцы и таджики?
Истории
21.10.2016
«Как вам в Таджикистане?», - спрашиваем афганцев, которые приходят за продуктами на приграничный бадахшанский рынок, расположенный буквально в нескольких сотнях метров от их страны. «Таджикистан? Таджикистан – это рай», - отвечают они с такой грустью, что становится немного не по себе…

«Открытая Азия онлайн» вместе со своими партнерами из медиа-группы «Азия Плюс» посетила приграничный рынок в местечке Рузвай Горно-бадахшанской автономной области и узнала, что покупают друг у друга бывшие родственники бадахшанцы, которые сегодня – граждане Таджикистана и Афганистана.


Сначала нужно сориентироваться на местности: таджикско-афганская граница в Горно-бадахшанской автономной области (ГБАО) составляет 370 километров. Тянется она вдоль реки Пяндж, в принципе она и считается натуральной линией, разделяющей две страны. Бадахшан – местность высокогорная, и люди здесь испокон веков стремились поселиться ближе к воде, в низинах, поэтому Пяндж облеплен маленькими и большими кишлаками с двух сторон.
1.jpg
В этих местах Пяндж совсем неширокий, так что афганцы и таджики каждый день могут любоваться друг другом через реку. На афганском берегу по узким пыльным дорогам гоняют мопеды; на таджикском – по трассе ездят внедорожники (другим автомобиля сюда не добраться). Когда-то жители этих кишлаков были одним целым народом – бадахшанцами. Но в 1885 году русские войска заняли Восточный Памир, тогда же появился русско-английский договор по границе: не спрашивая коренное население, Бадахшан разделили – его территория на левом берегу Пянджа отошла к Афганистану, читай – к Великобритании; правый же берег был передан российским вассалам в Бухаре.

Родственники, раскиданные по двум берегам реки, оказались гражданами соседних государств. Сначала они еще могли видеться друг с другом, а потом, когда по этой линии прошла граница огромного СССР, всякие связи прекратились. Этот участок границы был одним из самых сложных на всем периметре Советского Союза, особенно когда советские войска находились в Афганистане.

Несколько лет назад между берегами Пянджа началось сближение: через реку перекинули мосты, рядом с ними организовали приграничные рынки. Всего в ГБАО было три таких базара: в Хороге, Дарвазе и Ишкашиме, но сейчас работает один – в местечке Рузвай близ Дарваза. Сюда мы и приехали.
39.jpg 12.jpg26.jpg
Таджикский second-hand и афганский hand-made
Свою работу рынок начинает каждую субботу в 9 часов утра на таджикском берегу Пянджа. Если на афганской территории неспокойно, то базар не открывают, за этим следят пограничники обоих государств. Еще до начала торговли на мосту через реку выстраивается очередь из афганцев, проживающих в близлежащих кишлаках: пограничный и таможенный контроль, проверка документов, общение с сотрудниками таджикского Агентства по контролю за наркотиками, и люди могут спокойно начинать торговать и торговаться. Таджикам попасть сюда легче – они на своей территории.
3a.jpg 10.jpg6.jpg
Среди пестрой толпы сельских жителей здесь то и дело мелькают молодые гладко выбритые ребята в строгих костюмах, выглаженных брюках и с пристальными взглядами. Или парни с аккуратно подстриженными бородами и в белоснежных длинных рубахах (камис), шароварах (партуг) и безрукавках (садрый), но тоже с пристальными взглядами. Это силовики обеих стран следят за процессом торговли.

Остальная публика – обычные дехкане, которые приходят сюда продавать и покупать. Впрочем, торгуют все-таки больше таджики.

Зулайхо из таджикского Дарваза продает на рынке одежду – и новую, и поношенную.

- У афганцев бедненьких денег мало, поэтому они с удовольствием покупают и секонд-хенд, - объясняет она.
14.jpg
Рядом с ее товаром топчется дедушка в афганской чалме и халате, перебирает женские платки. Знакомимся – это учитель из близлежащего афганского кишлака, для него этот рынок – единственное место, где он может купить необходимые для дома товары. Выбирает платок для жены и поясняет, что она у него одна, вот и старается чем-нибудь порадовать.

- Новый платок купил - видимо, сильно любит жену, - улыбаясь, комментирует Зулайхо.
12a.jpg
Таджики торгуют здесь продуктами, птицей, деревом, китайским ширпотребом. С той стороны Пянджа на рынок приносят в основном продукцию ремесленников: самодельные черпаки, деревянные ступки, мужские клетчатые платки и традиционные афганские шерстяные береты (паколь) – такие, в которых любил ходить покойный Ахмад Шах Масуд.

- А это афганский казан, - объясняет торговец утварью, - плов в нем намного вкуснее, чем в любом другом. Мясо сварится за пять минут! Хороший казан, всего 100 сомони ($12,5).
27.jpg
На деле «афганский казан» - это герметичная скороварка пакистанского производства. Говорят, что плов в ней действительно получается нежнее.

- Только будьте с ним аккуратнее, если неправильно им пользоваться, то это настоящая бомба, может рвануть, поэтому воду наливайте не до краев; оставляйте открытыми вот эти маленькие дырочки, иначе – всё, бомба, - объясняет другой афганец.

В подтверждение своим словам он расстегивает рукав рубахи и показывает внушительный шрам до локтя, который получил в результате неправильного обращения с этой посудой.

Кстати, речь жителей Афганистана не отличить от речи таджикских дарвазцев. Они говорят с одинаковыми интонациями, одинаково составляют предложения. Только таджики нет-нет да и вставят русское слово; афганцы же прибегают к английскому языку. Но, конечно, друг друга они понимают.
21.jpg11.jpg 29.jpg
«Вам повезло, Таджикистан – это рай»
Бобур – предприниматель из Афганистана. Он приехал на рынок в первый раз, присматривается. Мы встречаемся с ним в базарной столовой, куда таджики и афганцы заходят перекусить.

- Как вам в Таджикистане? – спрашиваем своего нового знакомого, хотя понимаем, что видел он эту страну только через реку и вот сегодня на приграничном рынке.

- Таджикистан? Таджикистан – это рай. Вам очень повезло.
8.jpg
За стол подсаживаются и другие собеседники, все они с удовольствием хвалят Таджикистан. По их мнению, все здесь хорошо – люди, фрукты, обстановка. Только вот им кажется, что природа все-таки на афганском берегу краше.

- Но таких вкусных фруктов, как у вас, нет. Никаких нет. И овощей нет. В кишлаках на границе мы ничего не выращиваем, приезжаем сюда и покупаем все, что нужно, тем более, цены совсем невысокие, - объясняет афганец Али.

Цены здесь действительно совсем невысокие: килограмм сочных сладких яблок стоит 5 сомони ($0,6). По такой же цене продают инжир, спелые гранаты. В Душанбе все это стоит в два раза дороже.

- Жаль, что в Хороге и Ишкашиме сейчас рынки не работают, - вдруг говорит Али.

- Почему?

- До них афганцам трудно добраться, на той территории полно талибов. Надоели они всем…

К полудню у таджикских торговцев, особенно тех, кто продает продукты, на прилавках почти ничего не остается. Но афганцы домой не спешат; вместе с таджиками они рассаживаются за пластиковыми столами базарных закусочных, пьют чай, едят манты и шашлык, ведут неспешные беседы - правда, поглядывают на часы. Вернуться домой им нужно до двух дня – рынок работает до этого времени.
30.jpg7.jpg34.jpg
Вероятно, мирно болтающие жители соседних государств приходятся друг другу дальними родственниками. Возможно, они могли бы сблизиться еще больше: вместе справлять свадьбы, делить горе и радости, выращивать вкусные фрукты…

Впрочем, это была бы совсем другая история.
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх