«До 35 лет я никогда и ни с кем не разговаривала». Как глухонемые научились зарабатывать
Истории
15.09.2017

Санам 35 лет, она с рождения ничего не слышит и до недавнего времени не умела «говорить». «Сидела дома, и все было очень плохо», - объясняет она теперь на языке жестов, и от этих страшных воспоминаний начинает плакать. 


Рассказывать о своих чувствах, а еще шить одежду и зарабатывать деньги Санам научили в проекте, который на севере Таджикистана удалось запустить совместными силами представителям гражданского общества, государства и местного бизнеса.


«Открытая Азия онлайн» вместе со своими партнерами из медиа-группы «Азия Плюс» отправились в город Истравшан и увидела эту крутую модель поддержки людей с ограниченными возможностями своими глазами.


- Понимаешь, нередко местные НПО получают грант, устраивают семинары с кофе-брейками, потом деньги заканчиваются, они пишут новый проект и ждут новый грант. Вроде отчитались за деньги, и проект был хорошо расписан, но толку от него никакого нет, никаких следов не осталось, а это ведь неправильно, - рассказывает нам по дороге в Истравшан сотрудник Фонда «Евразия Центральной Азии».

Для того чтобы все было «правильно» - с «выхлопом» и результатами - у этого фонда выстроена целая стратегия: они выбирают лучшие общественные организации на местах, распределяют между ними сначала малые гранты, проводят консультации, следят за тем, как они реализовывают свои проекты, затем снова выбирают лучших и им выделяют уже большие гранты. В задачи Фонда входит поддержка инициатив гражданского общества, развития предпринимательства, образования и эффективного управления местными программами. Он выступает посредником между крупными международными грантодателями и местными общественными организациями.

Через их своеобразный фильтр прошла и общественная организация на севере Таджикистана в Истравшане – «Фонд развития общества». Сначала они успешно реализовали небольшие проекты, а затем приступили к своей главной идее – созданию производственного учебного цеха для людей с ограниченными возможностями, для реализации которого получили грант от USAID.
1.jpg
Фото: alaya-travels.ru


В эту идею изначально никто не верил, потому что над ее воплощением должны были совместно работать представители гражданского общества, государства и бизнес-структур, а собрать такое трио нелегко. Но постепенно все получилось – идея понравилась властям на местах, нашелся бизнесмен, который ее поддержал, и в итоге 20 девушек с ограниченными возможностями получили работу, образование, а некоторые из них вообще впервые смогли «рассказать» о своих чувствах.


Проект рассчитан на поддержку глухонемых женщин, но не все они владели языком жестов - их пришлось обучать и этим навыкам.

Сидели дома, ни с кем не общались

Теперь в небольшом помещении девушки в белоснежных фартуках и белых косынках работают за почти бесшумными новенькими швейными машинками. В одном зале они шьют трикотажное нижнее белье для подростков, в другом упаковывают и маркируют готовую продукцию, в третьем – учатся вышивать. В залах непривычно тихо, но как только к работницам обращается сурдопереводчик Мафтуна, девушек уже не остановить – каждая хочет рассказать свою историю.


Санам – 35 лет, она замужем, ее муж - тоже инвалид по слуху, есть и двое детей - к счастью, они совершенно здоровы. Она объясняет, что в школе умела объясняться на языке жестов, но потом эти навыки утратила – супруг ими никогда не владел.2.JPG

- Я сидела дома, и все было очень плохо. Никуда не ходила, нигде не работала, занималась домашними делами. Ни с кем не общалась, потому что не умела. Муж тоже не умел, он вообще никогда не умел. С нами никто не общался, и мы между собой тоже не общались. Было очень-очень плохо. Теперь все по-другому: меня учат здесь, а дома я учу мужа. Еще тут меня научили шить, у меня появились подруги, и теперь я буду получать зарплату, - делится Санам.


Заработная плата, которую девушки будут получать здесь за свою работу, для них очень хорошее подспорье. Дело в том, что средняя пенсия по инвалидности, которую в Таджикистане получают люди этой категории, составляет от 130 до 180 сомони ($14-$20). В новом цехе они будут получать около 600 сомони ($68). Причем их рабочий день по законодательству, составляет 4 часа; в свободное от работы время они могут заниматься – отрабатывать язык жестов, учиться дополнительным навыкам швейного мастерства – вышиванию или обработке тканей, а также женщин обучают работе на компьютере. Для всего этого здесь есть классы и преподаватели.3.JPG

- Многие девушки до того, как устроились сюда на работу, например, никогда не были в горах, а теперь мы устраиваем им тимбилдинги, выезжаем на пикники за город. Они только начинают узнавать настоящую жизнь, чувствовать ее, - рассказывает сотрудник «Фонда развития общества» Нозир Бахриддинов.


О том, что у девушек действительно началась новая жизнь, говорит и мама 18-летней Нигины, которая работает здесь – упаковывает и маркирует готовые изделия.


- Иногда я прихожу проведать дочь, потому что раньше она никуда и никогда не выходила из дома, скучала в четырех стенах. Ей тут хорошо, у нее даже характер поменялся, каждый день веселой приходит домой. Я очень счастлива, - признается женщина.4.JPG

Бахриддинов объясняет, что родные и близкие девушек в большинстве своем не знают язык жестов, и при желании они тоже могут обучиться этим навыкам здесь. Например, для того, чтобы научиться общаться со своим супругом на языке жестов, с сурдопереводчиком здесь занимается Нигина. Она совершенно обычная женщина, а муж – инвалид по слуху. Из-за того, что супруги не могли общаться между собой, в семье постоянно возникали конфликты. Теперь Нигина учит язык жестов и после 8 лет супружества впервые начинает «говорить» со своим мужем.


Эти люди старательные и благодарные работники

Модель работы этого цеха выстраивали всем миром. Идею его создания придумали в «Фонде развития общества», над ее бизнес-планом работали сотрудники Фонда «Евразия Центральной Азии», помещение предоставили городские власти, обучение девушек проходило на базе Центра занятости населения при Минтруда, оборудование вскладчину приобрели за счет гранта от USAID и финансирования со стороны бизнесмена Мумина Фазилова. Он же поставляет в цех сырье и занимается реализацией готовой продукции.5.JPG

У Фазилова в Истравшане большая трикотажная фабрика, свою продукцию они выпускают под брендом «Нохид». На фабрике представлен почти полный цикл производства: в готовом виде они получают только пряжу для производства своих товаров. Дело поставлено хорошо: например, продукция из этой фабрики смогла попасть на прилавки душанбинского гипермаркета «Ашан», а это значит, товар соответствовал необходимым критериям качества, и с документами был полный порядок. То есть видимых причин расширять свое производство у Фазилова не было, но проект все равно его заинтересовал.6.JPG

Фазилов цитирует рубаи Омара Хайяма о бессмысленности материальной жизни и признается, что благотворительностью его компания занималась всегда и много, но это была адресная материальная помощь. В прошлом году ему рассказали об этом проекте.


- Мне сразу он понравился, решили попробовать. Ведь все эти девушки абсолютно нормальные люди, просто с проблемами слуха, но они могут и хотят работать, им только нужно помочь, - говорит он.


Пока никакой особенной выгоды от работы этого цеха Фазилов не получает. Дело в том, что по таджикскому законодательству налоговые льготы имеет предприятие, на котором 51% сотрудников являются людьми с ограниченными возможностями. На фабрике Фазилова трудоустроены сто человек, в цехе - пока только 20 девушек, т.е. нужно набрать гораздо большее количество, чтобы получить послабление в налогах.7.JPG

- Но о перспективах расширения рабочих мест для людей с ограниченными возможностями мы, конечно, думаем. Почему нет? Такое производство будет выгодно всем участникам процесса. Тем более, я наблюдаю за работой этих девушек, и мне очень нравится: они отлично справляются, очень старательные и благодарные, - говорит Фазилов.


Сейчас девушки в этом цехе занимаются шитьем готовых элементов нижнего белья, которое сюда доставляют с фабрики «Нохид», затем упаковывают продукцию. На каждой упаковке имеется маркировка о том, что товар изготовлен людьми с ограниченными возможностями, и Фазилов планирует, что эта продукция тоже попадет на прилавки «Ашана».8.JPG


«Мы хотим, чтобы после проекта эти люди сами вели свое дело»

Бахтиер Абдуджаборов, руководитель общественной организации «Фонд развития общества», объясняет, что идея создания такого цеха возникла давно.


- Мы уже почти пять лет работаем с разными уязвимыми слоями общества, в том числе и с инвалидами по слуху. Эти люди могут совершенно спокойно заниматься любой трудовой деятельностью, их только нужно подготовить. Но вместо этого они изолированы от общества, качество их жизни оставляет желать лучшего, и никакую пользу государству они не приносят. Тогда мы и решили, что с этим нужно что-то делать, - рассказывает Абдуджаборов.


По его словам, создавать проект, который пусть и приносил бы пользу инвалидам, но все равно носил бы иждивенческий характер, в Фонде сразу отказались. Тем более, что выяснилось: в Истравшане и ближайших районах проживает порядка 300 инвалидов по слуху, т.е. серьезная рабочая сила.9.JPG

- Мы обратились за поддержкой в Центр занятости населения при Минтруда, чтобы организовать для них курсы по швейному мастерству. И государство пошло нам навстречу: все девушки прошли обучение и получили сертификаты государственного образца, подтверждающие их трудовые навыки. И, кстати, эти сертификаты котируются даже за рубежом - например, в России, - продолжает Абдуджаборов.


Но и это еще не все. В рамках проекта цех будет работать в течение трех лет, именно на этот срок Фонд заключил контракт с Фазиловым, и после того, как он закончится, все оборудование будет передано на баланс новой общественной организации, которая была создана во время реализации проекта. Это организация называется «Фонд развития инвалидов», и в ее структуре 50 процентов учредителей – это люди с ограниченными возможностями.


- Мы хотим, чтобы в перспективе, когда проект закончится, эти люди не остались ни с чем, а могли продолжить свое дело. И они сумеют это сделать: база уже готова, весь процесс запущен, - объясняет Абдуджаборов. – Когда мы начали с ними работать, то увидели, насколько это чуткие и умные люди, они могут принести большую пользу государству и намного улучшить свою собственную жизнь. Нам кажется, что это и есть самая главная задача общественных организаций: менять жизнь обычных людей в лучшую сторону и помогать своей стране. И чтобы обязательно - в долгосрочной перспективе.
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх