Единственная моя: суперженщины Центральной Азии
Люди
08.03.2018
Сегодня, 8 марта, «Открытая Азия онлайн» решила рассказать своим читателям о женщинах в регионе, посвятившим свою жизнь одной профессии и добившимся в ней большого признания. О тех, кого можно назвать уникальными, единственными в своём роде. О суперженщинах.

Кыргызстан: женщина и сопромат47_Sartbaeva-Asel_1200px.jpgСмешивая несколько химических веществ в пробирке, она делает кропотливые записи, чтобы быть уверенной в том, что каждый этап эксперимента находится под контролем. 

Асель Сартбаева – одна из первых всемирно признанных женщин-учёных из Центральной Азии. Она разработала способ покрытия вакцин кремнием, который позволяет сохранять медикамент без охлаждения. Это важное для всего человечества открытие – в настоящее время большинство вакцин портятся или даже становятся токсичными, если хранить их вне холодильника. Теперь её новаторская научная работа потенциально может спасти миллионы жизней по всему миру и позволит снизить стоимость вакцин, сделав их более доступными в развивающихся странах.

В ноябре прошлого года Асель привлекла внимание общественности, войдя в список 175 мировых учёных в области химии Королевского химического общества Великобритании. За своё открытие она получила престижную международную премию IChemE Global Awards – 2017 в категории «Биотехнологии».
Асель Сартбаева родилась в Кыргызстане. Её родители были увлечены общественными науками и искусством. Сама же Асель рано продемонстрировала интерес к точным наукам. Окончив школу, она поступила на естественно-технический факультет Кыргызско-Российского Славянского университета, причём выбрала сложную специальность – механику, а специализацию – «сопротивление материалов» (тот самый сопромат, который пугает всех студентов, – прим. ОА).

После окончания учёбы поступила в аспирантуру в КРСУ, одновременно стала работать волонтёром в офисе Британского совета в Алматы, старалась улучшить познания в английском языке. Случайно увидела в офисе журнал New saentist объявление о наборе в сколашип в Кембриджский университет. Написала письмо, и через некоторое время удача ей улыбнулась – она получила стипендию университета Кембридж (Великобритания). Сегодня Асель заведует собственной лабораторией в британском университете в Бате (University of Bath).

Сделать своё научное открытие о вакцине ей помогло рождение дочери. Как известно, дети от рождения до трёх лет должны получить множество прививок. Однажды при прохождении с дочкой очередной процедуры вакцинации Асель Сартбаева поинтересовалась у доктора: почему вакцину ставят детям сразу, не согревая её, после того, как вынули из холодильника?
DV1J1pYWsAA2lXN.jpg– Я наивно полагала, что он согреет препарат. Но врач сказал: «Нет, нет, нет, если её согреть, она станет непригодной». Я поняла, что ничего не знаю о вакцинах, начала искать информацию и выяснила, что вакцины нужно постоянно хранить в холодильнике. Тогда я подумала: почему бы не попробовать кремнезем для их хранения?

Это глобальная проблема, особенно актуальная для жарких стран Африки и Азии. Ведь хранение и перевозка вакцин требуют больших затрат – чего не могут позволить многие бедные развивающиеся страны. Ежегодно более 6 миллионов человек умирают от того, что не получают качественные вакцины, из них 2,5 миллиона – дети до 5 лет. Вакцины портятся из-за ненадлежащего режима хранения, отсутствия холодильников. 

Спустя семь лет Асель Сартбаева сделала своё открытие. Награды, признания и приглашения выступить – это не то, ради чего учёная трудится. Хотя, несомненно, они добавляют уверенности – например, Асель пригласили на конференцию Google X выступить в числе 18 мировых учёных и рассказать о вакцинах.
2017-11-08_12-20-57_124682.jpgОднако для неё важнее показать на своём примере, что и женщины могут быть успешными в науке. Асель говорит, что на каждом этапе в научной карьере у девочек больше препятствий, чем у мальчиков. И это начинается не где-то в университете, и даже не в старших классах, а с самых первых дней, с самых младших классов. Этому множество причин: родители и преподаватели сами полны стереотипов или порой не знают, как поощрять интерес девочек, или считают, что уступать мальчику по уму и способностям необходимо. 
– У меня две дочери, и для меня эта тема особенно актуальна. Я хожу в школу своей дочери и рассказываю о науке, показываю химические эксперименты, беседую с ними. Думаю открыть математический клуб для девочек. Почему только для девочек? Потому что девочки становятся менее уверенными в своих силах, когда рядом мальчики. Мальчики с раннего возраста спокойно перебивают девочек, и это тоже не способствует тому, чтобы девочки поднимали руки или выступали. Мне хочется хоть как-то участвовать в том, чтобы эта ситуация менялась.


Узбекистан: женщина и дирижёрская палочкафото 1.jpgЛауреат государственной премии, народная артистка Узбекистана Дильбар Абдурахманова стала первой женщиной-дирижёром не только Узбекистане, но и во всей Центральной Азии. Сегодня артистке уже 82 года, и она до сих пор стоит за дирижёрским пультом.

Восток – дело тонкое. Как правило, многие восточные девушки видят себя в роли домохозяек или идут учиться на педагогов, врачей, то есть выбирают более «женские» профессии. В случае с Дильбар Гулямовной всё было с точностью наоборот.

Она из творческой семьи. Отец Гулям Абдурахманов и мама Зухра Файзиева были оперными певцами. Это был брак по любви: оба поступили на работу в театр, и когда их поставили исполнять главные роли в спектаклях, сценический роман перерос в настоящий.
 
Дильбар Абдурахманова родилась в Москве. С младенчества впитывала звуки оперной музыки в столичной студии и, несмотря на то, что по возвращении в Ташкент папа отдал её в математическую школу, она точно знала, с чем свяжет свою жизнь. Сорванец дома и на занятиях, в театре она превращалась в тихую и послушную девочку, которая могла подолгу стоять у оркестровой ямы и слушать постановки – казалось, даже не дыша. Однако родители поначалу не обратили внимание на увлечение дочери: во-первых, в послевоенные годы в семье были не только свои, но и приёмные дети – хлопот и забот хоть отбавляй. Во-вторых, в детстве будущего дирижёра называли легкомысленной – историй с неосознанными шалостями у неё предостаточно.

Первым талант Дильбар заметил концертмейстер Виктор Криворучко. Однажды, увидев, как девочка с восхищением наблюдает за репетицией, он решил проверить её на чувство ритма. И после сразу же записал её в ташкентскую музыкальную школу имени Глиэра в класс игры на скрипке.

Поступив в музыкальную школу, Дильбар осознала, что такое упорство и выдержка – теперь она училась сразу в двух учебных заведениях. Каждый день до позднего вечера она делала домашние задания, потом собирала портфель, надевала школьную форму, заплетала волосы и ложилась спать – чтобы утром не тратить времени на сборы. Тут же, в портфеле среди книг, лежал и завтрак. По пути к трамвайной остановке девочка перекусывала бутербродом и начинала насыщенный день. Несмотря на колоссальную нагрузку, ей удалось окончить две школы: в общеобразовательной она получила серебряную медаль, в музыкальной тоже стала одной из лучших выпускниц.

фото 2.jpgВ первый раз будущая артистка почувствовала себя дирижёром благодаря Нине Третьяковой, которая была ассистентом самого Мухтара Ашрафи – знаменитого дирижёра и композитора. Именно Третьякова вручила девочке в руки палочку, а заодно и надежду на великое будущее. Дильбар полностью была поглощена руководством оркестром и, бывало, по несколько часов оставалась на репетициях. На одном из отчётных концертов Третьякова доверила своей ученице номер, который и сыграл судьбоносную роль, – именно тогда её заметил Мухтар Ашрафи.


Сегодня Дильбар Абдурахманова гордится, что была ученицей великого человека, который представляет целую эпоху в музыкальном искусстве. Он основал узбекскую школу оркестрового дирижирования и сумел воспитать много талантов. 

Супруг Дильбар Абдурахмановой – не из мира искусства. Активной, находящейся в вечном поиске личности нужен был именно такой партнёр – спокойный, терпеливый, разумный и сдержанный. Уткур Шамуратов красиво ухаживал, долгими часами дожидаясь возлюбленную у дверей консерватории, провожал до дома, дарил цветы. Однако предложить руку и сердце своей талантливой избраннице долго не решался. Тогда мама Дильбар пригласила будущего зятя в гости и предложила посадить саженец яблони в саду, при этом загадочно обронив, что если дерево зацветет – можно делать предложение любимой. Совсем скоро зацвело и дерево, и отношения молодых. Сегодня у супругов двое дочерей, которые не пошли по стопам талантливой матери, но добились успехов каждая на своем поприще.


В репертуаре Дильбар Абдурахмановой более 60 оперных и балетных спектаклей, выступления на многих сценах мира, более полувека работы в театре имени Навои.

Артистка до сих пор помнит свой первый спектакль, где она выступила в роли дирижёра – оперу «Аида». Более тридцати лет она работает в творческом дуэте с известным оперным режиссёром-постановщиком Фирудином Сафаровым. В числе их работ – множество опер, которые стали известны далеко за рубежом – «Огненный ангел», «Фауст», «Отелло», «Самсон и Далила», «Трубадур», «Проделки Майсары», «Омар Хайям», «Лейли и Меджнун», «Любовный напиток», «Травиата».

С гордостью говорит Дильбар Абдурахманова и о своих именитых учениках: заслуженном артисте Узбекистана Немате Синхабиби, народной артистке Узбекистана Муяссар Раззаковой и о многих других...

В какой-то момент Дильбар Абдурахмановой предложили возглавить Государственный академический большой театр им. Навои, но женщина отказалась, сославшись на то, что директора они могут найти, а с дирижёрами не всё так просто. Народная артистка считает: дирижёр – это профессия не для всех. На него нельзя выучиться. Это дар свыше, талант, то, что даётся определённым людям. Это – призвание. Профессия эта достаточно редкая и вряд ли её можно назвать женской.

Фильм рассказывает о своеобразии Ташкентского театра оперы и балета имени Навои, в котором смешиваются западная и восточная цивилизации. О людях, работающих в нем: директоре театра Бахтияре Якубове, дирижере Дильбар Абдурахмановой, режиссёре Фирудине Сафарове.Когда Дильбар Абдурахманова только начинала свой путь, в стране не было ни одной женщины-дирижёра. Первопроходцу с косами – да ещё и на Востоке – было очень тяжело.

Сегодня времена изменились, женщины стали более самодостаточными, и сейчас им подвластны абсолютно все профессии. Абдурахманову очень радует тот факт, что в театре имени Алишера Навои теперь две женщины-дирижёра – она и коллега из Каракалпакстана.

Главное, – считает Дильбар – быть профессионалом своего дела. Она на своём примере доказала, что ничто не может остановить женщину на пути к её цели. По мнению Дильбар Абдурахмановой, XX век стал главным для всех женщин Востока. Ведь он дал право на профессию, образование, на то, чтобы каждая женщина почувствовала себя личностью. Она уверена, что, родись в другое время, она бы не стала той, кем является. А всем тем, кто только начинает творческий путь, великая женщина-дирижёр советует не бояться ломать стены непонимания и стереотипов упорством и трудом.

Казахстан: женщина и самолёт
Тоты Амирова2.jpgУ неё красивое и, главное, редкое имя – Тоты. В переводе с казахского это означает «птица» или «жар-птица». Кто выбрал это имя, неизвестно, но этот человек предопределил её судьбу.

Тоты Амирова – первая женщина-пилот в Казахстане, единственная женщина-командир воздушного судна типа Airbus в республике и СНГ, много лет проработавшая лётчиком национального перевозчика – «Эйр Астаны». Она первая женщина, которую назначили зампредом Комитета гражданской авиации РК. К тому же Тоты – один из немногих в стране профессионалов, кто, помимо владения лётной и лётно-инженерной специальностями, имеет еще и образование авиаэкономиста.

В интервью она не раз рассказывала, что мечтала быть пилотом с лет с 10. Родилась и выросла в Усть-Каменогорске (Восточный Казахстан). Как-то туда, в её родные края, приехали высокие гости из Москвы – легендарные лётчики, ветераны войны, Герои Советского Союза. Ей как раз было 10, а впечатления остались на всю жизнь.

– Летчики – они, знаете, удивительно харизматичные, – отмечает Тоты. Тогда она и решила, что будет управлять воздушными судами.

Когда ей было 15, умер папа. Их, детей, было трое. Младшему братику только исполнилось 7 лет. Мама работала простой школьной учительницей. В общем, было непросто.

Тоты Амирова всегда подчёркивает, что с неба ей ничего и никогда не падало.

В 17 лет она поступила в Рижский институт инженеров гражданской авиации в Латвии, окончила его и вернулась в Казахстан, работала в комитете гражданской авиации.

На пути к мечте была одна проблема – в советское время женщин не брали в лётчики. Принципиально.

– Но с обретением независимости Казахстан ратифицировал документы, уравнивающие права женщин и мужчин. Я снова подала заявление, чтобы мне разрешили учиться на пилота. Получила разрешение с оговоркой – «для эксперимента», и что если у меня всё получится, то в дальнейшем будут набирать девушек, – вспоминает Тоты. – Сейчас уже у нас есть девушки-вторые пилоты.

Как видно, эксперимент удался. Первый самолёт, за штурвал которого села Тоты, – Ан-2. Потом были Як-40, боинги, в итоге она освоила и эйрбас. 
– Правда, что вам как девушке-пилоту даже самолет приходилось мыть? – как-то спросил её журналист.
– Да, приходилось краску с Ан-2 отмывать. Помню, жарко было, плюс 35 градусов... Но, знаете, я не считаю это чем-то зазорным. Если тебе нравится самолет – тебе даже мыть его будет приятно.

Часто у неё спрашивают, проще ли мужчине стать пилотом, чем женщине. Она обычно отвечает, что пилотом вообще стать нелегко – для кого бы то ни было. Успех – Тоты в этом уверена – не бывает случайным. Его нужно добиться, заработать, заслужить. Да и сама профессия требует жёсткой дисциплины, колоссальной самоотдачи, бесконечного труда и постоянного обучения.

Тоты много работала и много училась. Она окончила ещё и Оксфордскую авиационную академию.

– Знаете, иногда молодые девушки говорят мне: «Помогите стать пилотом, хочу быть успешной, как вы». Мне приятно, что я являюсь примером, но выбор профессии и успех – две абсолютно далекие друг от друга вещи. Успешным можно быть в любой области, а любить заниматься определённым делом – это совсем другое.

У Тоты – взрослая дочь. Она тоже отучилась за границей.

– Не за счёт «Болашак» (государственной программы, по которой казахстанцев отправляют получать образование за рубежом, – прим. ОА), а за мои заработанные деньги, – подчёркивает Тоты.

Она вообще довольно прямолинейный человек. И для неё это принципиальный момент. Она, кажется, презирает тех, кто требует особых условий, продвигает своих детей за счёт знакомств, пользуется служебным положением.

– Например, я никогда не получала у государства ни квартиры, ни машины. Мне кажется, что важен не столько сам успех, а сколько пути его достижения. Иногда бывает, что есть соблазны быстрого достижения чего-либо, но я старалась и стараюсь взвесить, стоит ли «переступать ступени». Я достаточно решительный и быстрый человек, но незаслуженные вещи брать мне не нравится.

Фото с личной страницы Тоты Амировой в Facebook

Тоты Амирова3.jpgПожалуй, начальству с ней непросто. Она не боится высказывать своё мнение, даже если оно идёт вразрез с генеральной линией. В 2014 году казахстанские журналисты, затаив дыхание, наблюдали за публичной дискуссией авиационного инспектора Тоты Амировой и её тогдашним начальником – председателем Комитета гражданской авиации Казахстана Бекеном Сейдахметовым.

– Ваш авторитет в лётной среде настолько весом и очевиден, что лично у меня вызвало усмешку, когда в своём недавнем интервью он назвал вас склочницей и интриганкой. Ведь вы до этого высказывались совершенно по делу: в его окружении полным-полно случайных людей, и вообще в Комитете гражданской авиации днём с огнем не сыщешь настоящего профессионала, – интервьюировал тогда Тоты журналист Геннадий Бендицкий.


– Конфликта как такового у меня с ним нет. Ну что мне с ним делить? Кто он мне, чтобы с ним конфликтовать? Но были очень важные моменты, которые я должна была озвучить. Например, он сам меня звал долгое время к себе на работу, сетуя, что в Комитет никто из летчиков не приходит, никто не приходит из профессионалов. Он говорил, что если я приду, то за мной потянутся другие. То есть он это делал осознанно, понимая, что ему надо закрыть вопрос со специалистами… Придя сюда, я увидела, что уровень квалификации нанимаемых Комитетом гражданской авиации иностранных консультантов – из Молдовы, Болгарии, Прибалтики – не соответствует никаким стандартам. Но на них выделяются 2,7 миллиона долларов, которые платит «Казаэроновигация». А у консультанта из Молдовы даже ни одного сертификата нет... Кто сегодня будет отвечать за столь бездарно потраченные 2,7 миллиона долларов?.. Мне всё равно, какая «крыша» у Сейдахметова, – заявила в тот момент Тоты Амирова.

Да, она остра на язык и решительна. Подобные ситуации периодически возникают – Тоты выступает с резкими высказываниями, её критикуют; она принимает решения, их отменяют – порой через суд; на неё пишут жалобы. А она, кстати, никогда не отказывается отвечать – она всегда даёт комментарии журналистам.

И летает. Сейчас у неё много работы, связанной с развитием гражданской авиации. Но в выходные она обязательно садится за штурвал. Так что у тех, кто летит из Астаны в Алматы в воскресенье, есть шанс услышать её звонкий голос в тот момент, когда командир воздушного судна приветствует пассажиров.
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх