Ерлан Карин о роли США в Центральной Азии, ИГИЛ и «Талибане»
Люди
01.11.2015

Госсекретарь США Джон Керри в рамках центрально-азиатского турне посещает Казахстан. Глава Государственного департамента США впервые прибыл с визитом в нашу страну. В Астане у Джона Керри запланированы встречи с Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и участие в заседании комиссии по стратегическому партнерству.


В интервью с директором Казахстанского института стратегических исследований Ерланом Кариным мы поговорили о том, какова роль США в центрально-азиатском регионе, чем опасны для нас ИГИЛ и «Талибан», и каковы мотивы граждан, уезжающих в Сирию?

- Одним из главных событий осени для Центральной Азии станет турне Джона Керри. Как думаете, зачем он приехал?

- Действия всех игроков - США, России и Китая, других держав в мире - сейчас обусловлены ситуацией на международной арене и нарастанием геополитического соперничества между ними, появлением новых очагов конфликта и обострением существующих конфликтных зон.

- Джон Керри «голубь» или «ястреб»?

- Сложно сказать однозначно. В политике США есть условное деление политиков на разные лагеря - на «голубей» и «ястребов». Кого-то мы причисляем к сторонникам агрессивных радикальных действий, других относим к «миротворцам». К последним чаще относят демократов, тогда как партия республиканцев условно относится к «партии войны».

Но на самом деле, кто бы ни был хозяином Белого дома, есть преемственность во внешней и внутренней политике США. И несмотря на критику, разоблачения предыдущих администраций, приходя к власти, партии продолжают ту политику, которая была избрана до них. Тот же Обама перед выборами в президенты много говорил о необходимости скорейшего окончания войны в Афганистане, выводе войск, закрытии Гуантанамо… Но что мы видим потом? При Обаме случился пик американского военного присутствия. Поэтому деление условное. Кто бы ни был хозяином Белого дома, есть преемственность во внешней и внутренней политике США.


- Какая роль у США в Центральной Азии? Сказывается ли на влиянии Америки в нашем регионе усиление роли Евразийского экономического союза и все большее присутствие Китая?

- Я думаю, баланс сил и влияния в регионе сохраняется примерно такой же, как и прежде. Резкого разворота во внешней политике стран региона мы не видим. Мы также не видим резкой разбалансировки геополитической ситуации. Примерное соотношение сил и интересов такое же, как раньше. Ключевыми игроками остаются Москва и Пекин, которые разделяют некую ответственность. Москва в большей степени берет на себя функции военно-политического характера. Пекин перехватывает функцию экономического регулятора, регионального донора.

37ACE354-3D0C-453A-83B1-F363F37C4256_cx2_cy5_cw88_mw1024_s_n_r1.jpg Эмиль Джураев: Джону Керри и руководству Кыргызстана есть о чем поговорить

США также остаются ключевым игроком. Но вы отчасти были правы. Когда США начали уменьшать присутствие в Афганистане, многие аналитики говорили, что постепенно интерес Америки и ее западных партнёров к Центральной Азии будет ослабевать. Но сейчас США под давлением событий и ситуации начали активизировать свои усилия. 

Приезд Джона Керри – тому подтверждение. Это организация широкого диалога, в данной ситуации напрямую связанного с ситуацией в Афганистане. После падения Кундуза США пытаются выработать новые подходы к Афганистану и вопросам обеспечения безопасности в регионе. Нужна будет активизация региональной политики и широкий диалог, чтобы вовлечь страны в процесс.

Также активизация политики связана с общей ситуацией на Ближнем Востоке. И третий момент, влияющий на активизацию США – это начало процесса разморозки отношений с Ираном. Опосредовано активизация ИГИЛ способствует подъему радикальных сил, а информационное нагнетание и постоянное связывание ИГИЛ с темой терроризма искусственно приподнимает его роль.

- Представляет ли для нас серьезную опасность Исламское государство?

- Если речь идет об угрозе прямого вторжения каких-то отрядов ИГИЛ в регионе, то скорее всего нет. Нет у ИГИЛ таких сил и возможностей, чтобы организовывать прямые вылазки в Центральную Азию. Это маловероятно. Хотя какая-то угроза есть Опосредовано активизация ИГИЛ способствует подъему радикальных сил, а информационное нагнетание и постоянное связывание ИГИЛ с темой терроризма искусственно приподнимает его роль. И может негативно влиять на политику в регионе.


Мы это видим на примере Кыргызстана. Привычка кыргызских силовиков связывать любой инцидент с ИГИЛ – это не очень хорошо. Действительно ли та или иная группа имела прямое отношение к ИГИЛ? Последний случай - побег заключённых из СИЗО и заявления о том, что якобы у одного из них при задержании был обнаружен флаг ИГИЛ - тому подтверждение. Активизация темы экстремизма и ее привязка к Исламскому государству создает у разных стран региона желание повысить степень значимости вопросов безопасности. И вот это не менее опасно, чем прямая угроза вторжения боевиков. 

Но недооценивать и влияние фактора ИГИЛ нельзя. Хотя бы потому, что большой костяк воюющих в Сирии и Ираке составляют выходцы из Европы, России, Центральной Азии, которые имеют военный опыт, они группируются в джамааты по национальным признакам. Есть кыргызские, таджикские, узбекские, казахские джамааты. И это вызывает беспокойство.


- Почему граждане наших стран отправляются в Сирию воевать на стороне ИГИЛ? В чем их причины и мотивы?

- Причины у всех разные. Пока сложно выделить конкретнее. Мы сейчас начали проект по изучению проблемы вовлечения центрально-азиатских граждан в ИГИЛ на территории Сирии и Ирака. Проводим интервью с теми, кто воевал. Нам в этом помогают зарубежные коллеги. Мы видим в разных ситуациях у каждого мотивы и причины разные. Сложно применить ко всем что-то одно.

Есть ряд факторов, который способствовал вовлечению граждан. У граждан Казахстана он один, у Кыргызстана и Таджикистана – другой, у граждан Узбекистана - третий. Спусковые крючки тоже разные.

В процессе предварительного изучения случаев мы выявили, что зачастую немалая часть граждан вовлекалась в эти структуры, находясь за пределами своей страны. Граждане Казахстана, например, живя и учась в Европе. Граждане Узбекистана и Кыргызстана уезжали на заработки в Россию и оттуда были вовлечены в ИГИЛ.

- В Казахстан недавно приезжал президент России Владимир Путин, тогда у многих возник вопрос, будет ли Казахстан принимать участие в войне в Сирии?

- Я думаю такого рода вопроса на сегодняшней повестке дня не стоит.

- Поговорим о нашем соседе – Таджикистане. Чем там закончатся переговоры Керри?

- Я не думаю, что после этих встреч будут какие-то решения. Идет обсуждение и консультации. Интересы многих в регионе сходятся. Пока всех беспокоит складывающаяся ситуация в Афганистане. Там пятая часть территории уже контролируется талибами и их присутствие увеличивается. Каждую неделю появляются сообщения о том, что они взяли тот или иной уезд. До этого они брали уезды в основном на юге Афганистана, в этом году уже на севере. Но талибы не представляют прямой угрозы для Центральной Азии. У них нет планов перебираться через границу.

В процессе предварительного изучения случаев мы выявили, что зачастую немалая часть граждан вовлекалась в эти структуры, находясь за пределами своей страны. Граждане Казахстана, например - живя и учась в Европе. Граждане Узбекистана и Кыргызстана уезжали на заработки в Россию и оттуда были вовлечены в ИГИЛ.

Фото с сайта http://st.tengrinews.kz
комментариев 3
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх