Голоса посёлка
Истории
18.06.2019

фото: Жанар Каримова, Открытая Азия онлайн


За несколько дней до выборов «Открытая Азия онлайн» выехала за пределы Алматы. Корреспондент Елизавета Цой узнала в каких условиях живут в селах, что думают жители села о кандидатах в президенты, и о набирающем обороты активизме. Материал попал в «дни тишины» и мы решили дать его позднее.

W7A5746.jpgДорога от Алматы до села имени Балгабека Кыдырбекулы заняла всего 2 часа. Однако казалось, будто мы приехали в прошлое или печальное будущее. Разруха. Люди точечно разброшены по тоскливой улице. Сельский центр. Две заброшенные пятиэтажки с синей фреской на боковых стенах возвышались над домом культуры, школой и детским садом. До развала СССР поселок был известен птицефабрикой «Степная». Благодаря которой у сельчан был газ, паровое отопление, водоснабжение, рабочие места. Фабрика окончательно закрылась уже больше 10 лет назад.

W7A5756.jpgУ железного забора дома культуры стоит обветшалый стенд с надписью «КИНО». Только вместо киноафиш на дощечке свисает и колышется на ветру агитационный плакат Токаева. Через несколько минут после нашего приезда женщина средних лет ленно, но надежно переклеила плакат. Она легко пошла на контакт. Пряча скотч в карман, Гульзада Алимужаева сказала, что не слышала про задержания молодых активистов в Алматы. Гульзада не задумывалась о важности свободы слова. Она работает техничкой в доме культуры и получает 40 тысяч тенге в месяц. «В основном, все новости узнаю с телевизора: «Астана» и «31 канал». Потом смотрю турецкие сериалы», - добродушно говорит она. Для Гульзады счастливый Казахстан – это любовь к ближним и отсутствие бастующих. Если она заболевает, то едет в соседний поселок Узунагач.

W7A5758.jpgВ Балгабеке нет больницы, только медпункт. Водоснабжение доступно лишь тем, у кого есть деньги на его провод. Газа тоже нет, дома топят углем. Мне стало невыносимо больно от мысли, что в подобных условиях живет почти половина Казахстана.

Мы направились в Дом культуры. Нас окликнула пожилая женщина, сидящая на скамейке. Узнав о цели нашего приезда, она незамедлительно сказала: «Нет помощи пенсионерам. Вы нам поможете? 47 тысяч сейчас. Как жить? Нужно сказать Токаеву, чтобы он увеличил пенсию. Вот мы выберем Токаева, а будет помощь от него?». Инджу Орынбаева в этом году исполнится 60. «Через вас же можно рассказать, что бабушкам пенсию нужно увеличить? Скажешь, что бабушка так говорит?», - добавила Орынбаева. По словам Инджу, пенсионерам в конце месяца зачастую приходится брать продукты в долг.

W7A5769.jpgК нам подошли еще две пенсионерки. Одна из них перебила Инджу: «Токаев, вообще, знаешь, Ельцина напоминает. Лицо, стиль разговора, да». Женщина не захотела называть свое имя. «А я же ничего плохого не сказала?» - следом добавила она. Пенсионерки сказали, что видели по телевизору агитации других кандидатов, но здесь висят лишь плакаты Токаева. Все они пойдут на выборы.


Возле заброшенной пятиэтажки на корточках сидели трое женщин в пыльной одежде. Рядом с ними веники. Выражение их лица говорило об усталости и безразличии. Про алматинский активизм женщины не слышали. Светлое будущее они видят в том, чтобы в поселке снова открыли фабрику. «Раньше было хорошо. Зарплата. Люди могли работать. Все», - рассказывает Гульнура.

W7A5749.jpgСолнце вылезло в зенит. Все люди будто исчезли. В это время мы увидели висящий у главного входа ДК плакат, призывающий идти на выборы. Верхний правый уголок плаката согнулся и сполз, приняв форму воротника мужской рубашки, из которой проглядывались потрескавшиеся дороги и дома. С торца ДК - центр выдачи пенсии. На входной двери приклеены агитационные листки Токаева. В небольшом зале ожидания стены неровно окрашены известкой.


W7A5760.jpgВ помещении собралось десяток пенсионеров. Сегодня они получают пенсии. Татьяне 65 лет, Наташа на два года старше. «Ой, че нам. Главное, чтобы пенсию выплачивали. Ну, правда же», - ответила на вопрос о желаемом будущем в Казахстане Татьяна. Татьяна и Наташа слышали про митинги многодетных матерей, но не поддерживают их. Говорят, что раньше было еще хуже, но они терпели. Однако Татьяна думает, что хороший президент сможет сделать Казахстан лучше. «Это долгий путь. Может, мы не доживем до этого. Если нашим детям, внукам будет лучше – и то будем рады. Но те люди, что с Назарбаевым работали, не дадут развиваться. Если полностью поменяется система - может и будет что-то. А Токаев как приемник Назарбаева», - рассуждает Татьяна. Женщины говорят, что никого из кандидатов, кроме Токаева не знают. А телевидение у них спутниковое – в основном они смотрят НТВ. Наташа говорит, что в целом все хорошо, «вроде здесь на жизнь пенсии хватает», а в городе было бы сложно. Плюс у нее 7 детей и ей помогают.


W7A5772.jpgЯ спросила, знают ли они, что в Алматы задерживали за цитирование конституции на плакате. Пенсионерки не слышали об этом. Но однажды в автобусе Татьяна узнала про акцию с пустым плакатом. «Просто они, наверное, в 90- е годы не жили. А мы такое пережили. По талонам масло давали. По две булки хлеба. Фабрика стояла - в трубе лепешки жарили», - добавила Татьяна.


W7A5755.jpgТатьяна говорит, что их поселок «культурный», есть школа, детский сад, а «во многих местах и этого нет». После реплик пенсионерок вспоминала родную бабушку. Когда я приезжаю к ней, на кухне она жалуется на низкую пенсию и плохую медицину. И в то же время почти умоляет меня быть осторожнее и избегать активизма. И все это окутано безысходной любовью, привычкой, страхом, историей социалистического детства.

W7A5800.jpgВ десятке шагов от дома культуры жилого полуразрушенное многоэтажное здание. На его стенах налет грязи, в оконных рамах нет стекол. Возле дома дети играют в пыли. Женщина обыденно  качает воду с колонки. Карлыгаш не устраивает настоящее, она хочет перемен. «Во-первых, о нас должны заботиться те, кто наверху. А вот мы здесь выживаем.

W7A5806.jpgМне больше сорока, а меня на работу не берут», - говорит она. Всю жизнь Карлыгаш была разнорабочим. Осенью и весной она работает на полях в Дунгане. Но летом из-за давления не может. «Скоро мне 49 будет. Стажа нет, пенсии не будет. Официальный стаж – 2 года, это когда фабрика работала. В отдаленных поселках люди выживают, кто как может», - делится Карлыгаш. Женщина считает, что перемены возможны, только если выбрать не только нового президента, но и высокопоставленных чиновников.


«В интернете я видела задержания на митингах. Наши не смотрят, женщин, детей, всех задерживают», - рассказывает Карлыгаш. Я сказала Карлыгаш, что по закону даже мирные митинги без согласования не разрешены. Карлыгаш яростно возмутилась: «А мы кто тогда? Рабы? Так не должно быть. Для чего мы налоги платим тогда? Даже за эту развалюху – дом, куда это уходит?! Мы ничего не можем сказать? Не должно быть так, что митинги незаконные». В то же время Карлыгаш говорит: «Охота выступить. А толку?».


W7A5794.jpgВозле заброшенного многоэтажного дома мы встретили женщину в хиджабе. Глаза ее искрились теплотой. А на руках был маленький мальчик. Молодая мать не знала про молодежную активность в Алматы. Но слышала про митинги многодетных матерей - увидела в интернете. «Это правильно, что многодетные матери выходят на митинги. Если постоянно люди будут говорить, может и будут изменения хорошие», - мягким голосом сказала она. Женщина пойдет на выборы. И надеется, что кандидат, которому она отдаст голос выполнит свои обещания.


W7A5826.jpgНеподалеку от местной школы сидели только что сдавшие экзамены подростки. Диасу 17 лет, он готовится к ЕНТ. Парень говорит, что хотел бы пойти на выборы. Но ему еще рано. Он считает, что активизм – это правильно. «Мы должны говорить», - заявляет Диас. А еще парень добавил, что из всех кандидатов ему знакомы только двое. И так почти у всех его знакомых. Главной проблемой в стране Диас считает коррупцию. 9-классник Димаш говорит, что знает, как помочь Казахстану стать лучше. «Хочу импортировать мясо с сел», - говорит Димаш. «У нас плохое образование. Иногда преподают, иногда не преподают. Не должно такого быть», - думает Димаш.


W7A5824.jpgОкраины села почти ничем не отличаются от центра. Серые здания, старые заборы. Жилые дома напротив друг друга. Их разделяет асфальтированная дорога с трещинами и дырами. Одинокое дерево, потускневшая зелень, хмурое небо. В обеденное время  мы встретили улыбчивую женщину. На лице ее были рассыпаны веснушки. 36-летняя Акбаян живет здесь с рождения. Работает воспитательницей в детском саду. «Желательно молодых в президенты ставить, села улучшить - посмотрите на наши дороги. Газа нет. Водоснабжение не у всех. Молодежь пьет в этажках», - рассказывает Акбаян. Она думает, что случаи казахстанских митингов и пикетов – это крик души народа. «Я не знала большинство кандидатов. Откуда они все вдруг появились? Это женщина, например», - рассказывает Акбаян. Она считает, что улучшений и развития страны можно добиться, «только если люди будут говорить, говорить, говорить».

 

W7A5842.jpgНа выезде из поселка села стоит бетонный дом. Во дворе под навесом сушатся детские вещи. По земле бегают и пищат желтые пушистые цыплята и гусята. Жандос Азипов выращивает их для продажи – это его единственный источник дохода. Он родился и учился в селе. Про активизм и задержания Азипов не слышал. «Как я узнаю? Интернета у меня нет. Джайфон», - улыбаясь говорит Жандос. Мужчина считает, что проблема нищеты большинства людей в том, что они не работают. Однако отмечает, что если бы государство выделяло больше субсидий на развитие сельского хозяйства, то это бы очень ему помогло.


W7A5840.jpgЕго соседи - 66-летняя Жаксыгуль Бексухамедова и ее сноха Куляим с грудным ребенком. «Я всю жизнь была чабаном, разнорабочим. Один раз взяла кредит, теперь ни на что не хватает», - рассказывает Жаксыгуль. На кредитные деньги Жаксыгуль построила дом, в котором сейчас вместо окон пластиковая пленка. «У нас здесь нет работы. Нам нужна помощь», - добавляет Жаксыгуль. Молодая Куляим говорит, что в селе нужна больница. И не знает правильно ли то, что многодетные матери выходили на митинги. На прощание Азипов сказал: «Хорошо, если помогут хотя бы бабушкам».

W7A5863.jpg

Жители села Балгабека Кадырбекулы в основном ждут перемен. Кто-то латентно, кто-то более активно. Наверное, это ожидание сейчас общее для всей страны. Жизнь описанных сельчан совершенно точно не изменилась за дни, прошедшие с выборов - за кого они бы в итоге ни отдали голос. Если назарбаевская «преемственность» выиграла, то изменится ли ситуация через пять лет? 


Автор: Елизавета Цой
Автор: The Open Asia
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх