Говорят на трех языках, делят воду на всех: как живется в таджикском селе между Кыргызстаном и Узбекистаном?
Истории
02.08.2017

В Исфаринском районе на севере Таджикистана находится село Лаккон. Говорят, это название произошло от слова «лаълкон», что значит «рубиновый рудник», который когда-то находился в горах Гузлона. Жители села сотни лет живут бок о бок с соседями из Кыргызстана и Узбекистана.


Партнеры «Открытой Азии онлайн» из медиа-группа «Азия Плюс» съездили в это село, чтобы узнать, как складывается это соседство сегодня?

С поездкой в Лаккон нам повезло. Проработавший 36 лет преподавателем начальных классов в местной школе  №54 61-летний Юсуфбой Файзиев вот уже четыре года подрабатывает таксистом. Он согласился быть нашим спутником и гидом.


Судя по рассказам моих коллег из Исфаринского района, Юсуфбоя Файзиева в районе знают хорошо. Оказывается, уже давно он сотрудничает с местными СМИ, пишет статьи. В самом деле, педагог-таксист оказался хорошим собеседником, живой историей Лаккона.


- Сидеть дома без дела тоже тяжело, - начал свой рассказ Юсуфбой-ако. – После того, как вышел на пенсию, решил таксовать, получил лицензию. Клиентов всегда достаточно, ведь если на маршрутном такси с автовокзала Исфары до центра Лаккона - 4 сомони ($0,46), то у меня – 5 ($0.57). Зато мягко, без остановок, быстро. Самое главное, перевозка граждан для меня не только заработок, мне это интересно.


От Исфары до Лаккона - 30 километров. Более половины пути дорога каменистая, в последний раз ее асфальтировали в 80-х годах прошлого века. Наш таксист едет медленно, продолжая рассказ:

- Лаккон - многонациональное село. Здесь проживают таджики, узбеки, кыргызы. В советское время здесь жили русские, украинцы, татары. Родственные узы так сплетены, что не знаешь, какой этнос ты представляешь. Например, мой отец - таджик, дехканин, родом из села Ворух Исфаринского района. Но мама была этнической узбечкой. Ее родители были родом из поселка Яйпан Узбекистанского района Ферганской области Узбекистана. В середине 41-го года, когда началась Великая Отечественная война, моя мама вместе с 10-летним сыном перебралась в соседний Таджикистан. Здесь, в Лакконе, вышла замуж за моего отца. В совместном браке у них родились 12 детей. Я был тринадцатым по счету ребенком в семье. Потому принадлежу и к таджикам, и к узбекам.
1.JPG

У Юсуфбоя-ако 4 сына. У каждого по автобусу. Это их бизнес, они перевозят граждан Таджикистана в Россию, а в свободное время работают таксистами.


…В Лакконе сегодня проживает 87 уроженцев Узбекистана, это в основном женщины, которые вышли замуж за таджикистанцев, - как в советское время, так и уже в годы независимости. Они-то обосновались нормально, но есть проблемы у тех женщин - уроженок Таджикистана, которые в первые годы независимости вышли замуж за граждан соседней республики. Они долгое время жили без гражданства, соответственно, как только узбекские власти узнавали об этом, их депортировали.


Многим этим женщинам пришлось оставить своих детей и родных за кордоном, сами же они никак не могут вернуться к своим родным либо позвать их к себе на родину, в Таджикистан.


А в советское время через Лаккон в города Коканд и Фергану пролегала автомагистральная дорога, по которой по нескольку раз в день следовали маршрутные автобусы: Исфара - Коканд, Исфара - Фергана. Жители села Лаккон в основном отоваривались на рынках Узбекистана. Ведь расстояние от Лаккона до близлежащего узбекского поселка - Шурча всего 16 километров…

Субботний рынок

Поездка в Лаккон выпала на субботу - рыночный день. Кыргызский рынок «Достук» и таджикский «Дусти» находятся рядом с каналом, который символически разделяет две республики. Через канал - мост, по нему местные свободно посещают соседние рынки. Около кыргызского рынка таджикские пограничники условно установили шлагбаум. Он, видимо, рассчитан на легковушки и грузовые машины. Граждане переходят границу беспрепятственно.


На рынках установить национальность и гражданство людей трудно. Покупатели и продавцы общаются между собой сразу на трех языках: таджикском, кыргызском, узбекском. Юсуф-ако объясняет, что почти все жители Лаккона и сопредельных сел Добо, Тонг-талаа, а также Равот-кабуд Баткенского района Кыргызстана свободно говорят на трех языках. Это связано с тем, что в этих селах много интернациональных семей.

2.JPG

Директор  торгового  комплекса «Достук», жительница села Добо Холнисо Байджигитова, - сноха таджиков. Ее муж - этнический таджик Сулаймон Хасанов, уроженец села Лаккон. Поженились они в 1981 году, у них уже выросли трое детей.


- Наш рынок продает свежие овощи и фрукты, - говорит Холнисо. – Разбирают их хорошо, поэтому я хочу расширяться.


Преград и барьеров для торговли тут нет ни у кого.


Гражданка Кыргызстана Кумушой Бакирова делает курут из молока собственной коровы. Все покупатели, в том числе наш сопровождающий Юсуф-ако, наперебой расхваливали ее курут, пришлось купить. Он оказался и правда очень вкусным. По четвергам Кумушой торгует на «Достуке» в селе Равот-кабуд, а по субботам - в Лакконе. Как говорят на рынках на разных языках, так и расплачиваются разными валютами, тут в ход идут и сомы, и сомони. Всё, как говорится, для того, чтобы покупатели улыбались.


Миграция: дальняя и ближняя

В Лакконе около 8 тысяч населения, и понятно, что работой обеспечены далеко не все. На территории джамоата нет предприятий, работать можно только в школах, благо их тут две, в областной психиатрической больнице, центре здоровья, а также в швейном цеху.


Работа вся в основном для женщин, поэтому большинство взрослых мужчин ежегодно уезжают на заработки в Россию или Кыргызстан…


Все орошаемые земли, которые находятся на территории джамоата, давно распределены. Посевных земель хватает не всем.

3.JPG

Но даже те, у кого есть свои огороды, находят время подработать на полях кыргызских землевладельцев. Ежедневно 200-250 женщин Лаккона переходят границу и занимаются прополкой, собирают рис, кукурузу, арахис, подсолнечник.


Зухрохон Хамдамова уже несколько лет работает у соседей-аграриев. 

- Условия у нас хорошие, работодатели сами привозят нас на работу и отвозят обратно, организуют завтрак и обед. К вечеру рассчитываются наличными, - говорит она. - Плата за труд зависит от условий; если работа трудоемкая, то платят до 60 сомони ($6,8).


Иногда работодатель вместо денег предлагает рассчитаться натуральными продуктами, то есть рисом, арахисом, кукурузой. За один рабочий день труженикам выдают по 10 кг риса, - говорит Зухрохон. Бывают дни, когда работодатель выплачивает за день по 100-120 сомони ($11,3-$13,6), но это чаще происходит во время сбора урожая, осенью.


- Не было такого случая, чтобы работодатель обманул нас, - рассказывает женщина. - Ведь им же выгодно использовать нашу рабочую силу, своих рабочих им хватает, однако за ту сумму, что платят нам, у них больше никто не работает. Все-таки работа тяжелая, и не каждый идет на это…


На соседей работают и мужчины из Лаккона; работа, правда, есть только для мардикоров (на фарси - «храбрый работник» или «мужская работа» - поденщик, нанимающийся за небольшие деньги на любую работу, - прим. ОА).


Питьевая вода. Через день по 3 часа

Жители села Лаккон жалуются на дефицит питьевой воды. Вода поступает из Кыргызстана, километров на 25 тянется водопроводная линия. Она была построена еще в 1984 году и до сих пор ни разу не ремонтировалась.


Воду набирают из речки Сох; как она накопится в водозаборе, сначала ее подают жителям Кыргызстана, после - очередь таджикского села. Питьевая вода подается по графику: по 3 часа через день. Иными словами, жители села имеют доступ к чистой воде 3-4 раза в неделю.


- Мы создали ассоциацию водопользователей, чтобы более рационально использовать питьевую воду, - говорит старший распределитель водопроводной линии «Дружба» в селе Лаккон Джалолиддин Холиков. - В школах и больницах стали накапливать воду в ведрах и цистернах. В дни подачи каждый житель хочет набрать как можно больше, поэтому в эти дни люди выстраиваются в длинную очередь.

4.JPG

К слову, здесь ни у кого нет счетчиков, поэтому местные платят за воду в зависимости от количества членов семьи. С каждого члена семьи взимается по 3 сомони ($0,3) в месяц. Собранные деньги перечисляются на расчетный счет предприятия головного водозабора «Дружба», которое находится в Баткене.


И воды, конечно, не хватает…


- В чем же причина? - спрашиваем у Джалолиддина Холикова.

- Все просто: кыргызы экономят на электроэнергии, которая идет на подкачку воды из реки Сох.


- И что же делать?

- Единственный выход - это прокладка водопроводной линии от так называемого водозабора Лучинского, который находится в центре Исфары. Тогда бы и деньги наши пошли в бюджет отечественного предприятия, и при необходимости мы смогли бы регулировать режим подачи воды.


Но местные власти разговора об этом даже не ведут… Видно, денег нет. Поэтому большинство жителей села выкручиваются сами - устанавливают ручные водокачки. Уровень подземной воды здесь насколько высок, что и копать глубоко не нужно, она вырывается из недр уже с двух-трех метров глубины. Правда, эта вода не для питья - она слишком солёная.


Добрососедство – залог изобилия

А мы возвращаемся домой. Мимо проплывают абрикосовые плантации, расположившиеся на склоне гор Гузлона. Большинство деревьев из-за дефицита воды почти высохшие. Вдоль дороги сохранились глинобитные дома из средневековья. В северо-восточной части видны склоны лысых гор. В юго-западной части радуют глаз зеленые плантации риса, арахиса, подсолнечника, абрикоса.

5.jpg

Вот так, между двумя республиками - Узбекистаном и Кыргызстаном - волею судьбы мирно расположилось село Лаккон, жители которого свободно говорят на трех языках, живут в мире и согласии с соседями, ходят друг к другу в гости, создают интернациональные семьи, торгуют на приграничных рынках, вместе занимаются спортом, работают на полях.


Простые граждане не разбираются в политике; по их мнению, если будет мир, покой и взаимопонимание, то будет и изобилие для всех без исключения.

комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх