Мы не сумасшедшие! История одного социального кафе
Истории
31.01.2018
Работа и контакт с обществом – лучший способ реабилитации психически больных людей наряду с терапией, но из-за проблем с государством он перестаёт работать. Благотворительность делает мир лучше, но не решает социальных проблем. Если хочешь по-настоящему помочь нуждающимся, нужно разбираться с причинами проблемы.

Руководствуясь таким подходом, 21-летний предприниматель Маулен Ахметов решил разработать социальный стартап. Сейчас он учится на третьем курсе университета и является директором социального тренинг-кафе Künde, в котором люди с психическими нарушениями могут получить работу. Их диагнозы разнообразны: от шизофрении и эпилепсии до различных аффективных расстройств. У всех больных вторая группа инвалидности, почти все никогда не работали, некоторые и вовсе утратили работоспособность. В обществе отношение к ним варьируется: их или сторонятся, или прямо называют сумасшедшими.


Партнёр "Открытой Азии онлайн" - Informburo.kz - рассказывает о том, как Маулен Ахметов построил свой социальный бизнес, и с какими сложностями он сталкивается в своей работе, в том числе и при контактах с государством.


Откуда взялась идея социального кафе?

Несмотря на возраст, у Маулена Ахметова богатый опыт в благотворительной деятельности. Волонтёрство заменило ему хобби ещё в детстве благодаря тёте, которая работала в детских домах и возила племянника с собой. Во время учёбы по обмену в США он попробовал себя в различных волонтёрских движениях, начиная с обучения детей иммигрантов до строительства домов для малоимущих. Там же впервые ознакомился с инклюзивным образованием, увидев, что дети с психическими отклонениями могут учиться в обычной школе.


Вернувшись в Казахстан, Маулен участвовал в различных благотворительных сборах и акциях, но быстро понял, что в принципиально таким способом проблему не решить. Идея организовать свой социальный проект у молодого человека появилась в тот момент, когда он заметил, что мало кто из участвующих в различных сборах интересуется результатами своего пожертвования. Зачастую и сами волонтёры не знали, насколько эффективно тратятся собранные деньги.


Маулен Ахметов / Фото Герарда Ставрианиди



"Мы собирали деньги на лечение детей. Жертвующие деньги никогда не интересуются, как ведутся расходы, и какова судьба ребёнка. Об этом зачастую не знают даже волонтеры, и я с ними не понимал, как это работает. Однажды мы побывали в онкологическом центре, где увидели профессионалов, которые знают своё дело, но им не хватает финансирования. Вот мы и подумали, что если бы потратили собираемые деньги на закуп необходимого оборудования в центр, то спасли бы больше жизней", – сказал Маулен Ахметов.


Во время просмотра выступлений на TEDx он проникся идей эффективного альтруизма. Сторонники этого движения чаще всего занимаются благотворительностью и при этом стремятся приносить своими действиями максимальную пользу, решая реальные проблемы. Именно тогда Маулен подумал, что необходимо протянуть руку помощи психически больным людям.



"Я начал искать возможности заниматься тем, что в нашем обществе обделено вниманием. Не просто дать денег и думать, что я красавчик. Не просто помочь человеку в трудные моменты в жизни, а попытаться изменить саму ситуацию, решить социальную проблему на корню", – сказал Маулен Ахметов.


Ненужный сорт людей

В Казахстане регулярно понимается вопрос стигматизации психически больных. Люди с такими диагнозами являются одной из самых незащищенных категорий инвалидов. В нашем обществе до сих пор проводят параллели между человеком с психическим расстройством и преступником, откровенно невменяемым или "одержимым бесами”. О родстве с ними не принято говорить, их чаще стараются скрыть от постороннего взгляда. Из-за подобного отношения общества к психически больным появляется страх признаться в своей болезни, недоверие, изоляция от внешнего мира и полное прекращение контактов с людьми, из-за которых болезнь прогрессирует.


Причины стигматизации разнообразны: это и стереотипы о больных психическими заболеваниями, в которых таким людям приписываются агрессивность и неуравновешенность, и страх, подкрепляемый негативными образами из СМИ, литературы и телепередач, и негативный образ, сформированный из-за недостаточной осведомлённости о специфике психических заболеваний.


Лишь относительно недавно казахстанское общество, хотя и далеко не полностью, начало пытаться переосмыслять ментальные заболевания. Различные волонтёрские акции, специальные места (а не только психические клиники и диспансеры), где ментально больным людям было комфортно находиться, учат общество воспринимать их как нормальных людей. Одним из таких показательных примеров должен стать социальный проект Künde.


Рабочие будни Künde / Фото Герарда Ставрианиди

Работа в кафе – это возможность избавиться от предрассудков в близком контакте больного и простого человека. Именно поэтому выбор пал на такой вид деятельности. Особой удачей стало то, что Шигео Катсу, ректор Назарбаев Университета, тоже проникся идеей социального кафе и предоставил под него помещение на территории учебного заведения. Студенты являются самыми социально активными жителями страны, и такая клиентура может стать стартовой точкой развития инклюзивного общества в Казахстане.


В Астане такое заведение открылось впервые, но сама идея тренинг-кафе далеко не инновационна, довольно давно распространена по всему миру, а в Алматы Training cafe работает уже несколько лет. В нём Маулен работал, чтобы набраться опыта для своего проекта, там же он познакомился с главным психологом столичного медицинского Центра психического здоровья Асем Саттаровой. Вдвоём с Асем они решили развивать свой проект социального кафе, в котором больные будут развиваться социально, материально и психологически.


Künde – это не просто заведение, где люди с особенностями развития получают рабочее место. Работа для больного – всего лишь старт в нормальную жизнь. В кафе они учатся контактировать с обществом, находят друзей и поддержку и набираются необходимого опыта, чтобы самостоятельно зарабатывать на жизнь. Основная идея организаторов – показать работодателям, что такой бизнес может зарабатывать и конкурировать на свободном рынке, чтобы они не боялись принимать к себе людей со справками из психдиспансеров. Также это вызов клиентуре, чтобы они приходили поесть в заведения, где работают инвалиды, не из чувства жалости, а голосовали своими деньгами за качество обслуживания и приятную обстановку.



"У нас всё нацелено на то, чтобы ребята не были на иждивенческой позиции, что государство им обязано, – говорит координатор проекта и по совместительству главный бухгалтер Асем Саттарова. – Мы планируем, что они адаптируются в условиях Künde и, проработав год-полгода, смогут уже устраиваться в другие кафе Астаны. Для этого мы хотим, чтобы общественность и другие работодатели это увидели. Мы хотим помочь другим понять и принять эту проблему. Первым всегда тяжело, но именно с теми, кто нас поймёт, будем договариваться, объяснять, рассказывать и конвейером по нескольку человек в год выпускать на другую работу".


Как собирали деньги на кафе

Первые 10 000 долларов, которые были нужны проекту на старте, были выиграны на конкурсе стартапов. Победа оказалась довольно неожиданной: проекту социального кафе пришлось конкурировать с разработчиками мобильных приложений и робототехниками. Ещё столько же предоставил инвестор в качестве беспроцентного займа – деньги нужно будет вернуть, когда проект встанет на ноги. Оставшиеся 10 657 долларов предприниматели собрали через краудфандинговую платформу indiegogo за один месяц. Это интернет-площадка, на которой каждый выступает инвестором и получает определённые бонусы. В случае с кафе Künde инвесторы могли приобрести фирменные сувениры, 50% скидку на 15 чашечек кофе, право на участие в развитии кафе, повесить своё изображение на главной стене либо купить рекламное место для своего логотипа на стульях и столах.


Рекламный ролик, подготовленный командой Künde для краудфандинговой кампании.

Künde с 17 ноября 2017 работает в тестовом режиме. В меню - яйца-пашот, итальянская паста, лимонады, коктейли и смузи собственного производства, в будущем должна появиться домашняя выпечка. О качестве еды можно судить по положительным отзывам в социальных сетях. Для недовольных есть анонимная книга жалоб, но пока что к обслуживанию и кухне претензий не было. Каждый работник кафе прошёл курсы в школе гостеприимства Kami и постигал азы искусства общения с клиентами у менеджера по обучению персонала Жами Мустафиной. Своими рецептами поделился шеф-повар столичных и алматинских ресторанов Кайрат Аманбаев, он же наладил контакты с поставщиками продуктов, разработал меню и помог в обучении персонала.

"Künde"

Кухня Künde / Фото Герарда Ставрианиди

На первом этапе в кафе работают 12 людей с ментальными нарушениями. 35% заработной платы, которую получают работники, компенсируется из местного бюджета – это так называемые социальные места. Чтобы все они получили весь необходимый комплекс поддержки, организаторы заключили трёхсторонний меморандум с общественным объединением инвалидов "Бақыт" и ГККП "Медицинский центр проблем психического здоровья". Сотрудников кафе сопровождают социальные работники, предоставляемые общественным объединением. Перед тем, как получить работу, больные проходят обязательный курс психосоциальной реабилитации в лечебно-производственных мастерских медицинского центра. Курс делится на классическое лечение и социально-трудовую реабилитацию. Для тех, кто хочет попасть в Künde, в центре построено своё тренинг-кафе. Начиная с самых азов, воспитанники обучаются простым бытовым навыкам: ухаживать за собой, убирать, мыть посуду, а затем переходят к более сложным вещам: приготовлению еды и налаживанию контактов с обществом – самому важному пункту в работе.

Трениинг кафе ГККП "Медицинский центр проблем психического здоровья"

Тренинг-кафе ГККП "Медицинский центр проблем психического здоровья", мебель изготовлена руками пациентов / Фото Герарда Ставрианиди

Зачем всё это?

Поиск работы для больных психическими заболеваниями становится на первое место после благополучного лечения. Трудоустройство может продлить ремиссию. Человек приобретает ответственность перед самим собой и другими и начинает регулярно принимать прописанные врачом лекарства для продолжения работы. По результатам научных исследований, лечение при отсутствии социальной адаптации имеет кратковременный эффект. Через некоторое время пациент снова попадает на больничную койку.



"Человек начинает понимать, что можно жить и быть счастливым, – говорит Асем Саттарова. – Появляются причина не существовать в одиночку и желание быть в обществе. Психоз возникает от неудовлетворённости жизненной ситуацией, в которой находится больной".


Работник Künde / Фото Герарда Ставрианиди

По словам специалистов, такая ситуация губительна не только для больных, но и накладна для государства. По подсчётам Всемирного Банка, прямые и косвенные расходы на психические заболевания входят в десятку самых дорогостоящих для государства. Появляется дополнительная нагрузка на бюджет, простаивает рабочая сила, происходит ухудшение состояния больного.



"Если человек не может устроиться на работу, это копится в нем месяцами и годами, – рассказывает Асем Саттарова. – Он недоволен собой, недоволен обществом, недоволен государством. В таких условиях даже здоровый человек может впасть в депрессию. Государству выгодно: когда меньше психозов, тогда меньше стационирований, и не нужно содержать дополнительные койко-места. У нас есть примеры, когда больной до того, как мы начали с ним работать, не менее трёх раз в год попадал в стационар. Сейчас эта цифра уменьшилась до одного, а в некоторых случаях и того меньше".


В то время, как больные желают самостоятельно зарабатывать, чтобы жить не только на небольшую пенсию по инвалидности от государства и деньги родителей, постоянные отказы, унижение и непонимание от работодателей ещё больше усугубляют их положение. Многие из психически больных людей не так безнадёжны, как о них думает общество. По утверждению директора ГККП "Медицинский центр психического здоровья" г. Астаны Ербола Нуркатова, даже у людей с тяжёлыми психическими расстройствами есть шанс на полноценную жизнь, но стереотипы наносят непоправимый урон здоровью больного.



"Самое главное – это переломить мнение, убеждение, которое долгое время сохранялось в обществе, у работодателя, что такие пациенты опасны и не могут работать. Мы уже на своём и зарубежном опыте можем сказать, что такие пациенты могут работать. Иметь хорошую производственную эффективность и давать результат", – говорит Нуркатов.


Ербол Нуркатов директор ГККП "Медицинский центр проблем психического здоровья"

Ербол Нуркатов, директор ГККП "Медицинский центр проблем психического здоровья" / Фото Герарда Ставрианиди

Работа в кафе – это не единственный вариант, который предоставляют больному. С 2015 года в ГККП "Медицинский центр психического здоровья" работают лечебно-производственные мастерские, рассчитанные на 184 пациента. Здесь есть типография, швейные мастерские, слесарный и столярный цеха, мини-типография, цех по производству салфеток и туалетной бумаги. Ербол Нуркатов утверждает, что трудовая терапия не отменяет, а дополняет медикаментозное лечение и ни в коем случае не является трудовым лагерем. Каждый больной должен самостоятельно проявить инициативу к обучению.

Столярная мастерская ГККП "Медицинский центр проблем психического здоровья"

Столярная мастерская ГККП "Медицинский центр проблем психического здоровья" / Фото Герарда Ставрианиди

Некоторые больные на первом этапе не умели ухаживать за собой и самостоятельно принимать ванну, но сейчас в швейных мастерских отшивают одежду, постельное бельё и сувениры; в столярном цеху производят швабры, лопаты, лавки, стулья, столы; в типографии печатают журналы и открытки. Примеры работ можно увидеть в тренинг-кафе, находящемся в медицинском центре. Мебель, скатерти и различные элементы декора в нём сделаны силами больных центра. Кафе Künde собирались обустроить мебелью, собранной в медицинском центре, но из-за бюрократических барьеров приобрести получилось только один диван.

По словам Ербола Нуркатова, возможность продавать изделия, произведённые лечебно-производственными мастерскими, поспособствовала бы развитию как самого центра, так и появлению подобных по всему Казахстану. Мощности центра позволяют успешно производить продукцию высокого качества под заказ, но на складах копятся кресла, столы, вышитые скатерти и прочая утварь. Являясь государственной структурой, медицинский центр не имеет права продавать свои изделия.

Швейная мастерская ГККП "Медицинский центр проблем психического здоровья"

Текстильная мастерская ГККП "Медицинский центр проблем психического здоровья" / Фото Герарда Ставрианиди


"Мы являемся медицинской организацией, предназначение которой – оказание медицинской помощи. Можем делать какие-либо поделки и не можем ориентироваться на запросы рынка. По закону не прописано, чтобы производственные мастерские могли продавать свои изделия. В прошлом году мы подготовили материалы и предложения в Министерство здравоохранения и уже получили проект, где такая возможность прописана, и в будущем, возможно, такую норму примут", – сказал Ербол Нуркатов.


В Министерстве здравоохранения на ближайшие годы запланированы масштабные реформы психиатрической службы. Например, в каждой поликлинике появится кабинет ментального здоровья, что позволит предупреждать болезни на ранней стадии. Также давно действует норма, когда государство оплачивает часть оклада такого работника. Но, по словам Ербола Нуркатова, есть барьер, который до сих пор практически не имеет решения, но при этом не даёт убедить работодателя в том, что такие пациенты не опасны и могут работать.



"Проблема подготовки трудовых инструкторов или специалистов по трудоустройству, которые владеют знаниями, как подготовить для такой группы работников, так как к рабочим местам и режиму работы есть определённые требования. Также необходима постоянная эмоциональная и психологическая поддержка таких пациентов. В силу заболеваний они неустойчивы к стрессам. И нужен тот, кто будет сопровождать человека в этом процессе", – говорит Ербол Нуркатов.


Центру помогают представители общественного объединения инвалидов "Бақыт". Они ведут диалог с работодателями, нанимают за счёт спонсорских средств психологов сопровождения и при необходимости оплачивают услуги тренеров по специальностям, не учтённым в государственном бюджете. За 2017 год медицинскому Центру в сотрудничестве с общественниками удалось трудоустроить около 30 человек. Это маленькая цифра для второго по численности населения города Казахстана, если учесть, что ежегодно в стране регистрируются не менее десяти тысяч психически больных людей.

В ближайшем будущем общественное объединение "Бақыт" откроет на базе центра курсы 3D-дизайна и моделирования. Ещё вместе с Künde в прошлом сентябре выиграли 22 000 долларов по программе малых грантов посольства США. По условиям конкурса, деньги выплачиваются несколькими трансфертами и не должны тратиться на бытовые расходы кафе. Только первую часть в $4500 можно будет использовать на покупку автомобиля, остальное пойдёт на продвижение социального проекта, связанных с ним мероприятий, а также на пропаганду инклюзивного общества в Казахстане. Помимо развозки сотрудников и поставок товара, автомобиль планируется использовать в благотворительности. В конце рабочего дня вся нераскупленная еда не будет выкидываться или оставаться на утро, её будут отвозить нуждающимся. 

Ещё одна бюрократическая проблема обнаружилась буквально на днях. Почти все подопечные объединения "Бақыт" в этом году остались без социальных рабочих мест: это около 45 человек из Künde и социальной мастерской Green Tal. По договору с Центром занятости Астаны, 35% от зарплаты социального рабочего в течение одного года оплачивается из государственного бюджета, повторно по этой программе никого не оформляют. Независимо от того, когда человек начал работать, условный "год" кончается с приходом ближайшего января. Кафе открылось в ноябре 2017 года, 10 человек успели отработать всего полтора месяца.

В 2018 году в Астане сокращено количество социальных трудовых мест, в среднем на каждую организацию выделено по 3 таких вакансии. Возможно, количество мест увеличат до 10, но это ещё никто не подтвердил. Работодателям придётся либо ужимать бюджет, либо увольнять тех, на кого не хватит зарплатного фонда. Родители и опекуны инвалидов в понедельник написали письмо акиму Астаны Асету Исекешеву с просьбой увеличить количество социальных рабочих мест и пересмотреть правила, но изменит ли это что-нибудь, неизвестно.

Автор: The Open Asia
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх