Как в Таджикистане помогают жертвам пыток
Истории
09.11.2018

Милиционер читает истории на акции «Поддержи жертву пыток! Останови безнаказанность!», проведённой в 2016 году
Фото с сайта Notorturetj.org


Вот уже семь лет Коалиция гражданского общества против пыток и безнаказанности в Таджикистане пытается искоренить жестокое обращение с подследственными. В организацию приходят те, кто уже не надеется на справедливый исход уголовных дел против своих родных. Партнёр «Открытой Азии онлайн» – Asia-plus – рассказал несколько историй и поделился информацией о том, кто и как может помочь жертвам пыток.

«Просто поговорить»
У жительницы Куляба Умрии Латиповой в феврале этого года арестовали брата – Файзали. Она обратилась в Коалицию гражданского общества против пыток и безнаказанности с просьбой предоставить ему правовую помощь. Возможно, Файзали пытают.

– Мой брат, находясь в трудовой миграции в России, обеспечивал наших родителей. В феврале в наш дом пришли сотрудники милиции и сообщили, что он подозревается в участии в незаконных боевых формированиях на территории Сирии, – рассказала Умрия.

Милиционеры пригрозили: если Файзали Латипов не явится в УМВД Кулябского региона, его объявят в розыск и привлекут к уголовной ответственности.
– Мы позвонили брату. Он был удивлён и сказал, что обязательно прилетит домой, и докажет, что никогда не был в Сирии. В Москве брат работал вместе с отцом. Отец тоже был в шоке, услышав эти обвинения. «Файзали все время был со мной. Разве я мог допустить, чтобы мой сын уехал воевать?» – недоумевал он по телефону.

Сотрудники милиции обещали отпустить Файзали, как только поговорят с ним и получат ответы на свои вопросы. Поверив им, Файзали прилетел из Москвы в Куляб. Из местного аэропорта вместе с встретившей его матерью он сразу пошел в УМВД. Это было 25 февраля 2018 года.
– Оттуда брата уже не отпустили. После допроса его ещё сутки держали в здании Управления и затем перевели в отдел милиции Фархора. Нам так и не сказали, на каком основании был задержан Файзали. А у нас появились подозрения, что его могут пытать, чтобы он признал вину. Потом дело передали в суд, но так и не предъявили ни брату, ни нам фактов, доказывающих его вину. Мы были вынуждены обратиться за помощью в Коалицию. Теперь вся надежда на них, – говорит Умрия.

Файзали Латипова защищает адвокат Абдурахмон Шарипов из «Независимого центра по защите прав человека». Он считает, что его подзащитный был задержан и находился под следствием незаконно.

– Кроме того, мой подзащитный в суде заявил о применении к нему пыток и жестокого обращения с целью принуждения к даче признательных показаний, то есть он совершил самооговор. Доказательством последствий данного факта является медицинская справка врача-невропатолога Районной клинической больницы города Куляб, в которой поставлен диагноз «неврологическое расстройство в виде депрессии, шизофрения». Доводы, приведённые следствием, никак не могут послужить поводом для привлечения Латипова к ответственности, – считает адвокат.

«Умер в следственном изоляторе»
Вот уже третий год обивает пороги органов правосудия и Тоджиниссо Каримова. В апреле 2015 года в столичном изоляторе Агентства по контролю за наркотиками (АКН) скончался её 25-летний сын Шамсиддин Зайдуллоев. Он был задержан по подозрению в незаконном обороте наркотиков.

– Мой сын работал таксистом. 8 апреля 2015 года примерно в 18 часов к нему подошли трое незнакомых лиц в гражданской одежде, сели в машину и, не представившись, надели ему наручники, били его руками по телу, после чего подбежали соседи и вмешались в конфликт. Мужчины отпустили сына, но в тот же вечер пришли домой и забрали его на допрос в АКН. 9 апреля я была на свидании со своим сыном в здании АКН, – вспоминает мама:
– Когда я стала гладить сына по голове, он вдруг сказал мне, что у него сзади рана, она болит. Я тихо спросила его, били ли его здесь, на что он утвердительно кивнул головой. 13 апреля утром мы узнали, что наш сын умер.

В АКН Каримовой сообщили, что её сын был наркозависимым, и якобы в ночь с 12-го на 13-е ему стало плохо, у него началась абстиненция (ломка) и его отвезли в наркодиспансер. Со слов сотрудников Агентства, врачи предложили Шамсиддину госпитализацию, но он отказался. Его привезли обратно в ИВС, где в 5 утра он умер от сердечной недостаточности.

– Кроме признания самого сына об избиении, на его теле после смерти мы обнаружили несколько ран. Были синяки, а на левой стороне груди была вмятина, – рассказывает мать.

Зайдуллоевы написали заявление в Генпрокуратуру с просьбой расследовать факт смерти своего сына. Было возбуждено уголовное дело по статье «Пытки», но спустя полтора  года его прекратили с формулировкой «отсутствует состав преступления».
Таджикистан_против пыток.jpgМать Шамсиддина Зайдуллоева с портретом сына / Фото Notorturetj.org
Мать молодого человека обратились в Коалицию против пыток. Адвокат от этой организации утверждает, что начиная с задержания Зайдуллоева и вплоть до его смерти, сотрудники АКН и врачи совершали противоправные действий.

– Нами было обжаловано постановление следователя о прекращении уголовного дела сначала в вышестоящий орган, затем – в  суд. Первая и кассационная инстанции отказали в удовлетворении жалобы. Сейчас мы готовим надзорную жалобу в Верховный  суд Республики Таджикистан.

Пытки нельзя терпеть 
Коалиция гражданского общества против пыток и безнаказанности в Таджикистане была создана в 2011 году.

– Наша коалиция объединяет более чем 80 человек, представителей правозащитных организаций, адвокатов, журналистов, психологов и экспертов, которые вносят свой вклад в предотвращение практики пыток в стране. Это нелёгкая работа, и не все готовы сотрудничать с нами, – рассказывает руководитель Коалиции Нурмахмад Халилов. – Наша цель – объединить усилия с органами госвласти по формированию политики нулевой толерантности к пыткам в Таджикистане.

Для этого Коалиция делает следующее:
  • документирует случаи пыток, предоставляет правовую помощи жертвам и их родственникам, ведёт дела в судах;
  • посещает закрытые и полузакрытые учреждений;
  • продвигает политики по свободе от пыток, старается усовершенствовать законодательство, проводит тренинги для государственных органов;
  • пропагандирует стандарты Стамбульского протокола, чтобы помочь медработникам повышать навык по освидетельствованию пыток;
  • реабилитирует жертв пыток, оказывает им психологическую и социальную помощь;
  • продвигает механизмы справедливой и адекватной компенсации жертвам пыток в судах;
  • информирует людей по вопросам свободы от пыток;
  • контролирует реализацию рекомендаций OOH по вопросам свободы от пыток.
– С момента образования Коалиции мы задокументировали более 200 случаев пыток и жестокого обращения, – рассказывает Халилов. – Мы вели более 80 дел в судах и госорганах, в результате нашей деятельности привлечены к уголовной ответственности 25 человек по 16 уголовным делам. Вынесено семь решений о компенсации морального вреда, в которых суд обязал госорганы выплатить денежные компенсации жертвам пыток и членам их семей.  

Потерянные жалобы 
Как отмечает руководитель группы правовой помощи Коалиции Наджиба Ширинбекова, их опыт показывает: не все жалобы на пытки и жестокое обращение доводятся до судебного разбирательства. Причин этому много:
  • отсутствие доказательств;
  • отсутствие независимых судебных медицинских экспертов;
  • отказ жертв от дальнейшего обжалования из-за разочарованности, стресса, давления, недостаточности финансовых и временных средств, чтобы «обивать пороги» компетентных органов;
  • отсутствие правовых знаний;
  • круговая порука в правоохранительных органов в отдельных районов и многое другое.
В сложной системе взаимодействия государственных органов и институтов по борьбе с пытками и безнаказанностью простые граждане просто «теряются» и нуждаются в квалифицированной юридической помощи.


За 9 месяцев 2018 года Коалиция задокументировали 37 жалоб на предполагаемые пытки и жестокое обращение. Две из них – от несовершеннолетних, четыре жалобы – от женщин.

– Бывают случаи, когда приходится отказывать в предоставлении правовой помощи по разным причинам: недостаточность/отсутствие доказательств, истечение большого количества времени, недостоверность представленной информации и так далее. Но даже в этом случае наши юристы помогают составить заявителю необходимые жалобы в Генпрокуратуру, Уполномоченному по правам человека, Верховный суд и другие компетентные органы. Некоторые заявители отказываются жаловаться, и в таких случаях мы перенаправляем их в группу Коалиции по реабилитации, – резюмировала  Наджиба Ширинбекова.

Подробности о работе Коалиции можно найти на их сайте Notorturetj.org.

Накануне СМИ сообщили, что в таджикской колонии произошёл бунт, при подавлении которого были убиты заключённые и ранены сотрудники правоохранительных органов.

А в Кыргызстане в январе 2018 года был запущен уникальный проект «Стоимость последствий пыток», который поставил своей целью языком цифр рассказать обществу о реальных масштабах экономических потерь от такого явления, как пытки.

Также рекомендуем к прочтению материал «10 жутких историй пыток подростков в Кыргызстане».
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх