АРХИТЕКТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ УЗБЕКИСТАНА: НЕОБЫЧНЫЙ ВЗГЛЯД НА КРАСОТУ И ВЕЛИКОЛЕПИЕ
ХИВА - МУЗЕЙ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ
Кто не слышал об уникальной жемчужине Востока – древнем городе Хива? Окружённый мощными стенами исторический внутренний город Хивы – Ичан-Кала первым в Центральной Азии получил статус памятника Всемирного наследия ЮНЕСКО. Официально статус города-заповедника Старая Хива получила в 1968 году
Город-сказка, город-мечта
Существует множество легенд о происхождении этого уникального города
Одна легенда гласит, что при строительстве цитадели Ичан-Калы использовалась глина из тех же мест, откуда брал её пророк Мухаммед, когда строил Медину. Озеро, появившееся позже, принято считать святым.

Другая легенда повествует, что колодец Хейвак, вода из которого имела удивительный вкус, был выкопан ещё Симом, сыном библейского Ноя. Название колодца не случайно. Во время строительства, Сим и его работники утоляя жажду, восклицали: «Хей вак! Хей вак!», что означает «как хорошо». Позже из названия колодца родилось и имя древнего города - Хива.

Город расположен на территории пустыни Кызыл-Кум недалеко от реки Амударья. В Хиве существовало традиционное разделение города на две обособленные одна от другой части: внутренний город - Ичан-Кала и внешний город - Дишан-Кала. На протяжении своей многовековой истории Ичан-Кала являлась центром Хивы и всего Хорезмийского царства, которое неоднократно переживало периоды упадка и подъема. Кульминацией развития считается середина XIX века.
Попасть в город можно через одни из четырех ворот
Ичан-кала или внутренний город, занимает площадь в 26 га. Его называют городом в городе, поскольку Ичан-Кала обнесена мощными стенами. Их высота достигает 10 метров, ширина 8 метров, длинна 2,2 км. Стены являются образцом средневековых фортификационных сооружений. Попасть в город можно через одни из четырех ворот: с запада через Ата-дарвоза, с юга – через Таш-дарвоза, с севера – через Бахча-дарвоза, с востока – через Палван-дарвоза.

Внутренний город Ичан-Кала застраивался в течение нескольких веков. Самые древние его постройки относятся к XIV веку, самые современные – к началу прошлого столетия. К концу XIX в. город обрел свой окончательный и, в то же время, исключительно среднеазиатский облик.


Сказочная Хива

В пределах стен Ичан-калы заключены почти все архитектурные объекты показа. Это около 400 традиционных жилых зданий и бытовых построек, около 60 архитектурных памятников. Наиболее именитые из них: комплекс цитадели Куня-Арк, дворец Таш-Хаули, минарет Калта-Минор, мечеть Джума, мавзолей Саида Аллауддина, медресе Шергази-хана, мавзолей Пахлаван Махмуда, перекрытый куполами и галереями огромный базар и минарет Ислам-Ходжа.

Воспринимая весь комплекс как одно целое, многие туристы даже не пытаются проникнуться особым очарованием каждого из них в отдельности. А это стоит сделать. Мы расскажем о трех объектах, расположенных на территории этого города, легендах, связанных с событиями и людьми, некогда их населявшими. Будут раскрыты секреты древних зодчих, проведены аналогии с другими мировыми архитектурными жемчужинами, проанализирована возможность современного использования знаний древних мастеров.

Сквозь время и расстояния
1
Загадка происхождения
История города теряется в глубине веков - пока время его образования точно не установлено. Однако историки сходятся во мнении, что Хиве насчитывается не менее 2500 лет.
2
Уникальный город
Ни один другой город не донес до нас в такой сохранности целую часть шахристана, подобно Ичан-Кале в Хиве. Это - историко-архитектурный заповедник, дающий представление о феодальном среднеазиатском городе.
3
Восточное радушие
Известный арабский путешественник Ибн Батута с восхищением писал о нравах местных жителей: Во всем мире не довелось мне еще встретить людей более благонравных, чем хорезмийцы, более благородных, более гостеприимных по отношению к чужестранцам.
4
Кругом дворцы
Хива поражает количеством дворцов - два в старом городе, три в новом и ещё пара в окрестных кишлаках.Облик хивинских дворцов очень узнаваем - высоченная стена, за которой несколько дворов разного назначения с обязательными подиумами для юрт.
Главный дворец хивинских ханов Таш-Хаули занимает ведущее место среди памятников Ичан-калы.
Таш-Хаули был построен при хане Алла-кули в XIX веке. Дворец состоит из трех главных частей: гарема, мехмонханы (помещение для ханских приемов и пиршеств) и арзханы (официально-административное помещение).

Судя по строительным надписям на деревянных колоннах, мраморных базах, потолках, сооружение дворца длилось с 1830 по 1838 годы. Главные строители дворца – Hyp Мухаммед Таджихон и Каландар Хиваги. Надо отметить, что первый зодчий был казнен Аллакули-ханом за то, что строительство не уложилось в обещанные 2 года.

В архитектуре дворцового комплекса широко использованы элементы хивинских жилых домов и загородных усадеб – «хаули»: замкнутые дворы, тенистые двухколонные айваны (террасы) и лоджии, глухие орнаментированные стены и округлые башенки.
В архитектуре дворцового комплекса широко использованы элементы хивинских жилых домов и загородных усадеб – «хаули»: замкнутые дворы, тенистые двухколонные айваны (террасы) и лоджии, глухие орнаментированные стены и округлые башенки.

Как отмечает наш эксперт, главный архитектор Главного научно-производственного управления по охране и использованию объектов культурного наследия Министерства культуры Абдусафи Рахманов, архитектура древнего Хорезма считается самой «суровой» в Центральной Азии.

Более ранние здания и вовсе не обременены излишними украшениями. Но не таков дворец Таш-Хаули. Он строился вторым хорезмийским ханом в период расцвета его царствования. Отсутствие войн и широкая торговля позволяли привлекать лучших мастеров и не жалеть средства ни на масштабах постройки, ни на ее украшение.

Название «Таш-Хаули» переводится как каменный двор. Название отражает и своеобразную планировку дворцовых сооружений, и их архитектуру. В отличие от глинобитных хаули, дворец Аллакулихана весь выложен из жженого кирпича, даже внутренние дворики. Они напрочь лишены лишены характерных для сельского двора простора и зеленых насаждений.
Тем не менее, характерный хорезмийский стиль сохраняется в конструкции дворца. Ведь дворец – это тот же самый обычный дом, только большего размера
Абдусафи Рахманов, главный архитектор Главного научно-производственного управления по охране и использованию объектов культурного наследия
Секрет древних архитекторов
Ученый, много лет своей жизни посвятивший изучению и реставрации архитектурных памятников Хорезмской области, объясняет, почему в жилищах древних хорезмийцев летом сохранялась прохлада, а зимой – тепло. Секрет в уникальной конструкции и их размещении.
По его словам, крыши айванов (крытых надомных построек, на которых как правило стоял топчан), имели своеобразную конструкцию. Обращенные «лицом» к северу, они принимали на себя потоки свежего ветра и позволяли ему беспрепятственно вентилировать помещение. Это спасало людей от летнего зноя.

В силу географических особенностей, северные ветра обдувают Хиву только летом, в зимний же период воздушные потоки перемещаются по-другому. Хранить тепло в холодное время года помогали деревянные двери и ставни.

Абдусафи Рахмонов
Дерево было и остается самым теплоизоляционным материалом, используемым при строительстве жилья с самых древних времен. При этом надо учитывать толщину оконных ставень и дверей, которые мы можем видеть в Хиве, ведь часть из них сохранилась.

Сегодня туристы могут приходить в недоумение от трещин и щелей в этих деревянных заслонках, но надо понимать, что их не было в тот период, когда дворец был обитаем. Все ставни и двери закрывались плотно. Помимо этого, тепло хранили так же и толстые стены из жженого кирпича. Для поддержания тепла в таком жилище требовалось лишь раз в сутки топить небольшой очаг. Таким образом, помещение одновременно и вентилировалось, и сохраняло тепло.

По словам ученого, такая конструкция при строительстве зданий использовалась только в Хорезме. В других древних городах Узбекистана – Самарканде, Бухаре и других также были айваны, но их крышы была устроены другим образом.
Все здания и помещения дворцового комплекса построены вокруг дворцовой площади. Здесь проходили официальные приемы, хан при этом восседал на троне, устанавливаемом на главном айване дворца. На придворцовой площади расположены колодец и обозначено место для установки юрты.
Строя себе дворец Аллакули-хан специально распорядился, чтобы рядом с его покоями и мехмонханой обязательно было место для юрты. Он говорил, что таким образом он хочет себя смирять, напоминая, что предки его были бедными кочевниками, скитались и нуждались. А он получил возвышение только милостью Божью. Об этом надо помнить, чтобы не возгордиться, и не начать пренебрегать или неправедно судить тех бедняков, кто приходит к нему за помощью разрешением спора.
Возвращаясь к упомянутой ранее «суровости» архитектуры древних хорезмийцев, нужно напомнить, что ханский дворец Таш-Хаули является одной из более поздних построек и на его возведение средства не жалелись.
Left
Right
Если снаружи дворец похож на укрепленную крепость, то внутренняя его отделка весьма богата. Главное украшение – художественная майолика. Большая часть оформления дворцовой площади, внешних и внутренних фасадов зданий была выполнена мастером Абдулла Джином. При этом Джин – это не фамилия мастера, а прозвище, означавшее, что он настоящий волшебник, маг или чародей. До такой степени ценилось его умение работать с красками, глиной, обжигом, цветовыми гаммами, искусством плетения узоров из майолики.

При создании майоликовой облицовки стен дворца использовались цветные глазури «ишкор». Их уникальность в том, что несмотря на все прошедшие века, цвета на керамической плитке не померкли, узоры не стали расплывчатыми, арабскую вязь, искусно вплетенную в рисунок, все также с легкостью можно прочесть.
Дворец Таш-Хаули строился 8 лет. Началось строительство с гарема и ханских покоев. Следующим был построен зал приемов (мехмонхона). Завершился комплекс постройкой здания суда (арзонхона). Стены арзонхоны, также, как и весь дворец, декорировал тот же знаменитый мастер Абдулла Джин.

После завершения строительства сам Аллакули-хан жил в комнатах юго-восточного угла двора. В помещениях южного фасада жили его сыновья. В комнатах вдоль других сторон двора жили жены хана и дворцовая прислуга.
Канализационная система и бани Ичан-Калы
В систему оборонительных укреплений древнего города входили наполненные водой рвы у подножия стен. Трассы рвов и сейчас можно видеть только с юга. С севера и запада на их месте проложены асфальтированные улицы. В древнем городе эти рвы выполняли не только оборонительную функцию, но и канализационную.
Главный арык, питающий Хиву водой, был назван в честь святого Палван Махмуда – «Палван-яб»
Как отметил Абдусафи Рахмонов, город построен под наклоном. Это позволяло не только снабжать город водой из специально прорытого канала, ведь колодец Хей-Вак не был способен обеспечить постоянно увеличивающееся население города. Главный арык города, питающий Хиву водой, был назван в честь святого Палван Махмуда – «Палван-яб».

Наклон обеспечивал как поступление воды во все части города, так и их сток. Именно это обстоятельство позволило хорезмийцам иметь собственную канализационную систему уже в XVII веке. Просвещенная Европа в то время от понятия централизованного избавления от нечистот была еще далека.

Впервые я увидел остатки древней канализации хорезмийцев в 1983 году, когда участвовал в археологической экспедиции. Расположенные на разных уровнях трубы пролегали под зданиями. Благодаря наклону и естественной тяге нечистоты, сливаемые в специальные колодцы, удалялись из города в боковые рвы, расположенные за стенами города. А уже оттуда все сточные потоки двигались к самому низкому месту города – воротам Палван-дарвоза
Абдусафи Рахманов
От города сточные воды уводились каналом, и терялись в песках пустыни Кызылкум. Эксперт рассказал, что регулярная чистка городской канализационной системы являлась частью обязательной повинности граждан. Каждый мужчина несколько дней в году должен был являться для выполнения этих работ. Пытающихся уклониться ждало наказание и прилюдный позор. Их могли побить палками и даже изгнать из города.

Ученый сетует, что на сегодняшний день та канализационная система полностью вышла из строя, также, как и система арыков в других городах Узбекистана.

Не случайно наши предки рыли каналы посреди пустынь, а также мудро устраивали арычные сети внутри городов. Это делалось не только для полива и снабжения городов питьевой водой. Влага, которая постоянно находилась в арыках, создавала определенный микроклимат, что позволяло каждый населенный пункт называть живительным оазисом. Современные немногочисленные фонтаны, а также системы искусственного полива газонов не в состоянии создать такую эко среду, в какой жили наши предки
Абдусафи Рахманов
Повествование о городских банях Хивы не случайно включено в главу о канализационной системе. Оно имеет к ней непосредственное отношение.

Бани в Ичан-Кале были построены при Абулгази-хане ориентировочно в 1657-1664 годах. В народе это социальное заведение получило название бани Ануш-хана, таким оно сохранилось и до наших дней. Надо отметить, что это самый ранний памятник архитектуры подобного социального назначения, известный в современной археологии.

Уникальность хивинских бань в том, что в их конструкции использовалось паровое отопление, система теплых полов, централизованное водоснабжение, а стоки уходили в городскую канализацию. Для городской цивилизации XVII века – это более чем значимое достижение.


Путешественники и торговцы, прибывавшие в город издалека, заходили в него через восточные ворота Палван-дарвоза. Бани находились прямо при этих воротах. Путнику предстояло как следует вымыться и выстирать свою одежду, и лишь потом идти в свой дом или размещаться в Караван-сарае. С одной стороны, такая традиция соответствует мусульманским канонам, с другой – бани выполняли санитарно-карантинную роль, - говорит Рахманов.
Напомним, что Палван-дарвоза является самым низким местом Ичан-Калы. Таким образом, сточные воды из бань не текли через весь город, а сразу уходили за его пределы. При этом в каждой из бань могли париться до 50 человек одновременно.

Каким же образом устроены бани снаружи и изнутри? С наружи их практически не видно, лишь одни купола с отверстиями, выполнявшими роль окон, возвышаются над общим уровнем городских улиц. Сами же бани находятся под землей. Это один из секретов сохранения тепла внутри помещений.

Чтобы попасть внутрь, необходимо спуститься по ступеням из жженого кирпича. Первое помещение, в которое попадал посетитель, служило раздевалкой и местом отдыха. После полного разоблачения, купальщику предстояло пройти через несколько комнат, следующих одна за другой. В каждом последующем помещений температура повышалась. В центральном зале и происходило само омовение или купание.


В центральный зал выходят также несколько подсобок, служивших для самых разных целей. Тут можно было получить услуги лекарей, брадобреев и парикмахеров, приобрести ароматные масла или медицинские препараты того времени. Древние хивинцы знали, что такое мыло, и использовали его во время посещения бань.

Воду для бань брали из городских арыков или колодца, находившегося неподалеку. Обогрев помещений и пола происходил за счет дымовых каналов, расположенных под полом, а «кочегарили» в пристроенной к бане котельной.

Социальное предназначение бань проявлялось еще в одном интересном факте. Плата, которую взимали с посетителей, позволяла не только поддерживать само существование бань, но также шла на нужды Ак-мечети, расположенной совсем рядом. Таким образом, бани выступали в качестве «вакфа» – коммерческого учреждения, прибыль от которого используется на благотворительные цели.
С историей строительства хивинских бань неразрывно связана одна история. Как известно, бани строились при Абулкази-хане. Этот правитель имел девять сыновей, а дочерями был обделен. Будучи натурой чувствительной, даже в немолодые годы хан продолжал мечтать о дочери.

Придворные знали о желании хана иметь дочь, и когда одной из его жен пришло время родить владыке его десятого ребенка, сговорились порадовать Абулкази-хана долгожданной вестью, независимо от того, кто родится на самом деле.

Однако и десятым у хана родился мальчик. Будучи обманутым, властитель очень радовался рождению дочери и решил назвать ее в честь его любимой армянской наложницы - Ануши. Обман не был раскрыт, потому что мальчика наряжали в женские одежды и содержали на женской половине.
Спустя много лет, после участия в целом ряде сражений, Абулкази-хан попал в плен к эмиру Бухарскому. Его старшие сыновья находились дома в Хиве, но узнав о судьбе отца, не предприняли никаких действий для его спасения.

Но не таким оказался десятый сын Ануша. Без промедления он собрал людей и отправился вызволять любимого отца из беды. При этом Ануша так и продолжал носить женскую одежду. Эмир Бухарский был настолько поражен, что спасать отца примчались не сыновья, а единственная дочь Абулкази-хана, что согласился на спор со смекалистым Анушей.

Ануша предложил эмиру уговор, что тот отпустит Абулкази-хана живым, здоровым и не требуя выкупа, если юноше удастся его удивиться. Будучи искушенным многообразием забав и зрелищ, эмир согласился, не ожидая, что может проиграть спор. Но не тут-то было. Властитель Бухары не смог сдержать возглас удивления, когда Ануша сбросил с себя одежду и показал всем, что он не девушка, а юноша.

Не меньший шок пережил и Абулкази-хан. По возвращении домой он заявил: «Я думал, что у меня девять сыновей и одна дочь. На самом же деле, у меня только один сын – Ануша и девять дочерей».

Благодарностью Абулкази-хана за спасенную жизнь стало строительство мечети и бани-лечебницы в честь десятого сына. С тех пор бани и носят имя Ануша-хана.


Легенда о банях Ануш-хана

Караван сарай Алла-Кули-хана
Караван-сарай был построен в 1832-1833 годах по приказу Алла-Кули-хана напротив Дворца Таш-Хаули. Строительство его было необходимо для развития международной торговли. Это единственный сохранившийся караван сарай Хорезма.

Рай для торговцев
Караван-сарай является значительной постройкой. В нем располагались гостиница, склад и торговые прилавки.
После его строительства стало очевидно, что рядом необходим базар. Крытый рынок получил название Тим, и был пристроен к караван-сараю в 1836 – 1838 годах. Строительство караван-сарая и примыкающего к нему рынка было прогрессивным решением для среднеазиатского города 19 века.

Аллакули-хана построил столь прогрессивное и удобное сооружение поскольку это было продиктовано требованиями развивающейся экономики.
Населения левого берега Амударьи, находящегося за воротами Палван-Дарвоза, постоянно увеличивалось. Эта часть Хивы была хорошо связана с основными дорогами. Все торговые пути пролегали здесь. Это делало восточную часть Ичан-калы наиболее удобной для развития и процветания торговли.

Надо также отметить, что на период царствования Аллакули-хана пришелся на расцвет торговых отношений Хивы с Бухарой, Россией, Персией и другими странами. Поэтому и было принято решение построить караван-сарая, в котором иноземные купцы могли бы и проживать, и хранить свои товары, и продавать их тут же.

При этом строители учли, чтобы новый, говоря современным языком «гостинично-торговый комплекс» соответствовал общему архитектурному стилю города, да и размещался в самом городе, а не за его пределами.

Для этого по приказу Аллакули-хана за дворцовой стеной была разрушена часть городской стены. Караван-сарай построен таким образом, что часть его размещается внутри Ичан-Калы, а основной фасад оформляет базарную площадь в пригородной территории. Крытый рынок Тим целиком находится за пределами городских стен внутреннего города.

Торговля в Тиме осуществлялась в боковых лавках, где размещались купцы со своими товарами, а посередине, под сводчатыми галереями, двигалась вереница покупателей. По рассказам очевидцев, здесь можно было купить не только местные, но и русские и английские хлопчатобумажные ткани, полушелковые материалы для халатов, шелковые шали, ватные одеяла, пояса, бухарские сапоги, китайскую посуду, сахар, чай и другие мелкие товары.

Один из государственных чиновников на базаре взимал пошлину за ввоз и вывоз товаров. За точностью весов и порядком на базаре наблюдал специальный чиновник раис (базорком). Он был наделен полномочиями не только распределять торговые места и следить за порядком, но также разрешать споры между торговцами и покупателями, и на месте наказывать виновных. В качестве меры наказания, как правило, использовались удары палками.

Здание самого караван-сарая имеет форму прямоугольника, вытянутого с юга на север. Большой двор окружен двухэтажным зданием. Тип постройки соответствует архитектурной структуре медресе. Отличие в том, что в караван-сарае имелись хозяйственные постройки и помещения для скота, в то время, как в медресе – только учебные помещения и кельи студентов.

Караван-сарай двухэтажный, всего в нем 105 отдельных помещений. Причем жилые комнаты размещались на втором этаже, а склады и торговые прилавки – на первом.

Центральные двери, ведущие в караван-сарай, были высоки настолько, чтобы через них могли пройти нагруженные товарами верблюды. Ведь купцы из других городов и стран, размещались здесь со всем своим скотом и всем привезенным товаром.

Интересно
Не случайно караван-сарай соседствует и с ханским дворцом. Их разделяет только узкий проулок. Несмотря на то, что стены дворца «смотрят» на караван-сарай своей «глухой» стороной, в действительности, закрытая ранее для входа часть дворца, была очень даже слышащей.

Если верить гидам, обслуживающим туристов на территории древнего города, ханские шпионы тщательно отслеживали темы разговоров, которые велись в караван-сарае, ведь кто только здесь не останавливался – и иностранные купцы, и воины из соседних городов, и паломники, и странствующие ученые, музыканты, ремесленники, и те, чье занятие было трудно определить, так, как и цели прибытия в Хивинское царство.
Отслеживанием народных настроений, а также того, о чем говорят прибывающие в город иноземцы занимались определенного рода чиновники во все времена и во всех странах. Хива была не исключением. Царство переживало разные времена. Мирные времена сменялись, локальными военными конфликтами. Порою правителям приходилось подавлять бунтарские настроения и среди собственного народа, – отмечает Рахманов.

Сегодня гиды, сопровождающие туристов по Ичан-Кале, показывают в восточной стене ханского дворца Таш-кули небольшое слуховое отверстие, расположенное довольно таки высоко от земли, но обращенное как раз к караван-сараю. Это слуховое оконце получило в народе название «ухо ханского дворца». Якобы, в небольшой комнатке за ним практически круглосуточно сидел один из чиновников дворца. Единственной его обязанностью было подслушивание разговоров, ведущихся в караван-сарае, и доносить при подозрении на любую затевающуюся крамолу.

Наш эксперт Абдусафи Рахманов с сомнением относится к достоверности такого объяснения. По его мнению, оконце могло служить и для вентиляции, и для освещения, а может и для другой какой цели.

«Гиды любят развлекать туристов интересными байками и легендами. Не все они достоверны, не говоря уже о том, что и появиться эти басни могли не в древности. Зачастую они выдумываются на ходу находчивыми «проводниками» в древнюю историю. Однако отрицать факт существования службы доносчиков нельзя», – отмечает ученый.
Made on
Tilda