Лошадь погибшая и забытая: как кавалеристы из Таджикистана сражались на войне
Истории
05.03.2018
«Лошадь кормить три раза в день, в запасе иметь 15 кг овса; мыть и чистить животное ежедневно», – казалось бы, простые правила, но они были прописаны для кавалеристов, сражавшихся на полях Великой Отечественной войны, и соблюдать их было крайне нелегко. Однако бойцы все выполняли, и кавалерия из Центральной Азии сыграла немаленькую роль в знаменитых сражениях, особенно при защите Москвы.

О том, как бойцы на лошадях выступали против немецких войск, и какую роль сыграли в той войне, в своей новой книге «Кавалерийские дивизии, сформированные в Таджикистане, в боях против Вермахта. Хроника боевых действий 1941-1942», рассказал известный таджикский историк Гафур Шерматов.

Гафур Ашурович исследованиями таджикских кавалеристов занялся давно. Он объясняет: эта тема его растрогала по той простой причине, что о кавалериях из Таджикистана, да и из всей Центральной Азии, которые участвовали в сражениях ВОВ, написано ничтожно мало, памятников в их честь никто не устанавливал, улицы не называл. При этом кавалеристам приходилось выполнять очень сложную работу во время войны, и от того, какой она была, зависел исход самых известных сражений.

– Понимаете, когда людям говоришь о кавалеристах, которые участвовали в боях Великой Отечественной войны, то этот факт зачастую вызывает улыбку - мол, кони против немецких танков, – рассказывает Шерматов. – Но ведь это совсем не так! Конечно, кавалеристы не шли на танки – это была мобильная пехота на лошадях, которая могла беспрепятственно передвигаться по лесам и болотам, которая действовала у противника в тылу. Они практически не пользовались клинками, как это делали кавалеристы прошлых лет, они воевали современным по тем временам оружием, совершали фланговые маневры.
1.JPG
Эскадрон 124-го кавалерийского полка на полковых учениях, сентябрь 1941 года, архив Шерматова

Шерматов объясняет, что после июня 1941 года, когда на фронт ушло всё, что возможно, воинские соединения фактически остались только в Центральной Азии, и это были кадровые, боеспособные резервы.

– Что осталось в тылу Красной Армии? Да ничего! На всю Сибирь – один полк; были резервы на Дальнем Востоке, но их держали там – в ожидании нападения японцев. При этом в Центральной Азии находились 68-я, 83-я, 105-я, 94-я горно-стрелковые дивизии, 180-я, 20-я, 21-я горно-кавалерийские дивизии, 9-я и 53-я танковые дивизии и 221-я механизированная дивизия. Это были реальные силы, – говорит Шерматов.
11.jpg
Waralbum.ru

Историк рассказывает, что костяк кавалерийских дивизий нашего региона состоял из кадров, которые участвовали в сражениях за установление в Центральной Азии большевистской власти, поэтому опыт у них имелся.

– Кроме кавалеристов из Центральной Азии, в войне принимали участие и соединения, сформированные из кубанских и донских казаков, – утверждает Шерматов. 

О том, как кавалерия помогла Сталинградской битве 
Для своей книги Шерматов собирал информацию по крупицам – причем не только из советских источников, но и из немецких. Он говорит, что, в отличие от историков в бывшем СССР, исследователи в Германии кавалеристам из нашего региона уделяли повышенное внимание, и это оправданно.

Шерматов обнаружил, что, например, 61-я кавалерийская дивизия из Таджикистана, входящая в 4-й кавалерийский корпус, сформированный в ЦА, сыграла большую роль в исходе Сталинградской битвы. В 1942 году они совершили подвиг на реке Аксай под Сталинградом, и Шерматов рассказывает о нем, используя мемуары как советских военных начальников, так и немецких.

В середине декабря 1942 года немецкие войска перешли в наступление, чтобы деблокировать 6-ю немецкую армию Паулюса. Командиру немецкой танковой группы, генералу Готу предстояло преодолеть 100 километров территории, удерживаемой советскими войсками, в том числе и 51-й армией, в составе которой находилась 61-я кавалерийская дивизия.
2.JPG
Гафур Шерматов

Войска 51-й армии отошли из района Котельниково на рубеж северного берега реки Аксай, где и развернулась серьезная битва, о которой немецкий генерал Раус писал так: 
«Невозможно игнорировать 61-ю кавалерийскую дивизию 4-го кавалерийского корпуса, сосредоточенную в районе реки Аксай. По нашей оценке, эта спешенная дивизия усилена 14 танками».

61-я дивизия оказалась на направлении главного удара противника. Утром 15 декабря до 50 танков 6-й танковой дивизии немцев и гренадеры 114-го мотопехотного полка на БТР «Гономаг» начали наступление на ее позиции. Но кавалеристы из Таджикистана вместе с танкистами и собственным артдивизионом держали оборону пять дней – ровно столько, сколько понадобилось для развертывания 2-й гвардейской армии Родиона Малиновского.
22.jpg
Regnum

– Армия Малиновского стояла где-то в районе Рязани, ей нужно было прибыть на рубежи Сталинграда, и сделать это нужно было до того, как туда придут немцы, – говорит Шерматов. – Сдерживать их пришлось в том числе и кавалеристам из Таджикистана. И они сдержали.

После сражения на реке Аксай в своих мемуарах бывший немецкий генерал Меллентин написал:
«Не будет преувеличением сказать, что битва на берегах этой безвестной речки (Аксай) привела к кризису 3-го Рейха, положила конец надеждам Гитлера на создание Империи и явилась решающим звеном в цепи событий, предопределивших поражение Германии».

Кавалеристы из ЦА в битве под Москвой
Во время работы над книгой Гафур Ашурович обнаружил множество описаний быта кавалеристов. Он рассказывает, что бойцам приходилось постоянно таскать с собой овёс для лошади, кормить ее три раза в день, мыть и чистить.

– Кавалеристы несли колоссальную ответственность за лошадей, – рассказывает Шерматов, – в дни, когда не было боев, за потерю коня могли отдать под трибунал. А вот во время сражений бойцы получали приказ: «Лошадей не жалеть». Было тяжело не только физически, но и морально – ведь конь за всё это время становился родным существом, другом. Но были ситуации, когда, например, кавалеристы попадали в окружение, и им приходилось убивать своих коней и есть их, спасаясь от голода.

Все эти усилия не оказались напрасными – Шерматов считает, что кавалеристы из нашего региона сыграли решающую роль во время битвы под Москвой. 
3.JPG
Со знаменем соединения старшина Абдурахман Пиров, Подмосковье ноябрь 1941 года, архив Шерматова

– Когда нам говорят, что Москву спасли сибирские полки, – это неверно, – продолжает Шерматов. – Уже десятки российских и зарубежных авторов достаточно аргументировано доказали, что под Москвой сражались соединения из Центральной Азии, в том числе Панфиловская дивизия и 20-я кавалерийская дивизия из Таджикистана.

В своей книге Шерматов рассказывает о том, как 16 ноября 1941 года 20-я таджикская кавалерийская дивизия заняла оборону в районе деревни Кутьино. С левого ее фланга действовала дивизия генерала Панфилова. Против 20-й дивизии противник выставил более двухсот танков. 
33.jpeg«Бой начался на рассвете, ровно в 8 утра. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки противник силами одной танковой и одной пехотной дивизии нанес удар. Двадцатая кавалерийская дивизия проявила необычайную стойкость и в течение нескольких часов отражала яростные атаки врага. Из книги Д. Кратова, участника тех боев, «Славою богатая»: «Кавалеристы в траншеях и окопах ожидали их приближения. Раздался залп противотанковых ружей, вслед за ними открыли огонь полковые орудия, и сразу вспыхнули два вражеских танка, новый залп – и запылали еще две машины. И все же немецкие танки прорвались на позиции 20-й кавалерийской, тогда таджикистанцы уничтожили почти все прорвавшиеся танки бутылками с зажигательной смесью».

«О кавалеристах почти ничего не сказано внутри Таджикистана»
Больше всего Шерматова возмущает то, что о подвиге таджикских кавалеристов практически ничего не сказано в самом Таджикистане.

– Я очень признателен Российскому центру науки и культуры в Душанбе, который поддержал выход моей книги, но ведь это должны делать не они, – говорит историк. – Потому что, посудите сами: в годы ВОВ на фронт из Таджикистана ушло 300 тысяч человек, 100 тысяч не вернулись, а население республики тогда составляло 1,5 миллиона человек. Вы представляете, какой колоссальный урон? Так вот, значительная часть не вернувшихся бойцов пришлась на кавалерийские дивизии. 
4.JPG
Лошадь локайской породы 124 кавалерийского полка 20 кавалерийской дивизии, 1940 год, архив Шерматова

В продолжение темы «Открытая Азия онлайн» рекомендует прочесть интервью с дочерью казахстанского героя Великой Отечественной войны, служившего как раз в той самой Панфиловской дивизии. В беседе она рассказывает о людях прошлого и рассуждает о новом отношении к героям. 
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх