Мальчики дороже: можно ли купить ребёнка в Казахстане?
Истории
08.11.2017
В Казахстане больше 27 тысяч детей-сирот и тех, кто остался без попечения родителей. 75% из них (это больше 21 тысячи) проживают в семьях под опекой и патронатом. Остальные воспитываются в 140 организациях для детей-сирот – проще говоря, в детдомах. Такие цифры и. о. председателя Комитета по защите прав детей Министерства образования и науки РК Ержан Ерсаинов озвучил в октябре на пресс-конференции в Службе центральных коммуникаций.

При этом усыновить ребёнка в Казахстане не так просто. Необходимо оформить множество бумаг, встать в очередь и пройти через бюрократические проволочки. Понятно, что органы опеки не отдадут малыша кому попало. Однако есть те, кто считает, что препятствия на пути ребёнка в новую семью часто создаются искусственно.

Сами бездетные семьи даже готовы заплатить, чтобы ускорить процесс усыновления. Можно ли сделать это за деньги, и неужели коррупция в Казахстане проникла даже в эту сферу? Партнёр «Открытой Азии» – Informburo.kz - исследовал проблему и рассказывает о том, с какими трудностями сталкиваются люди, желающие усыновить детей, почему они ищут в соцсетях матерей, готовых отказаться от младенцев, и сколько стоит ребёнок в Казахстане.

Дел нет, а практика есть?
Тем, кто не хочет ждать ребёнка годами, предлагают другие методы. Ускорить процесс усыновления можно за деньги, рассказал юрист Добровольного общества «Милосердие» (ДОМ) Юрий Юрин. По его словам, средняя цена за ребёнка – 5-7 тысяч долларов. Мальчики стоят дороже, выбор европейской или азиатской внешности – ещё пара тысяч сверху.

– Эти суммы из практики. Уголовных дел нет, а практика есть, к сожалению, – рассказывает Юрий Юрин. – Об этих суммах мы узнали от людей. Для иностранцев цены доходят и до 100 тысяч долларов. Люди обращались с заявлениями о том, что в ювенальных судах с них вымогают деньги. Если всё по закону, и документы в порядке, то пять тысяч долларов. По одному из таких случаев мы уже довели дело до получения меченых денег. И тут пара отказалась от претензий, сказав: «Нам ещё тут жить». Люди боятся.

У юристов есть факты, что в Казахстане платят за положительное решение об усыновлении.

Но есть и более радикальный вариант: забрать ребёнка-отказника прямо из роддома, оформив свидетельство о рождении сразу на новых родителей. В Алматы такой бизнес, как выяснилось, процветал, на него работала большая группа людей.

5 июля прошлого года в Алматы огласили приговор 32 фигурантам дела о продаже 28 младенцев. Среди них были сотрудники алматинского роддома и усыновители. Покупателей детей освободили от уголовной ответственности за деятельное раскаяние.

Она купила ребёнка
«Открытая Азия» рассказывала об одной семье, которая фигурировала в уголовном деле.

История о покупке ребенка стала достоянием гласности в ходе записи программы на республиканском телеканале, куда Гульмира Саутова пришла жаловаться на мужа-алиментщика. Ток-шоу шло своим ходом, пока Гульмира не обронила шокирующую фразу: 
– Муж не хотел платить алименты, объясняя это тем, что это не его ребенок, и хотел в качестве доказательства сделать ДНК-тест… Но дело в том, что это и не мой ребёнок! Мы его купили!

Передачу срочно остановили. Перед телевизионщиками встала нравственная дилемма: с одной стороны, совершено преступление – продан ребёнок, с другой – женщина и без того находилась в трудной жизненной ситуации. Одни юристы предлагали ей пойти в полицию с повинной, другие предупреждали: это грозит тюремным сроком. Немного поколебавшись, Гульмира Саутова пошла каяться следователю. 

Так совпало, что именно в тот момент полиция уже расследовала дело о продажи детей в Алматинской областной больнице. Заявление подала бывший работник медучреждения Асиям Саутова – однофамилица Гульмиры. Позже эти дела объединили в одно. 

– Когда началось следствие, мне сказали: вы нарушили закон, и вы за это понесете наказание. Но я даже не знала, что мы покупаем ребёнка. Деньги передавал муж, договаривался обо всем тоже он. Моя вина лишь в том, что я находилась рядом, – говорит женщина. 
^7067112A0409D8A76F183DF4E5C2BE7DC238969F045A959849^pimgpsh_fullsize_distr.jpg
Её история красочно иллюстрирует ситуацию с усыновлением в Казахстане. Замуж Гульмира вышла, как сама считает, довольно поздно – когда ей было уже за 30. Поэтому им с мужем поскорей хотелось завести детей. Но время шло, а беременности не было. Выяснилось, что проблемы со здоровьем были у супруга. Бездетная пара решилась на усыновление. Разговор с директором одного из детских домов был недолгим: «Ребёнка взять – не игрушку купить. Собирайте документы, а дальше мы будем смотреть, есть ли у вас условия, будем опрашивать соседей».

Муж Гульмиры сразу решил, что соседи знать ничего не должны и решил найти ребенка сам – минуя органы опеки. Как и на кого он выходил, Гульмира не знает. Помнит, что несколько раз они ездили в роддом – отдавали деньги. Всего около 4,5 тысяч долларов:
– Однажды муж пришел и сказал, чтобы я имитировала беременность – носила под одеждой подушку. На мои расспросы он ответил коротко: «Бала аламыз» («Возьмём ребенка»). Я не возражала, так как он с самого начала завёл порядок – за всё в доме отвечает он.

И вот в каком-то частном доме в Алматы Гульмире и её мужу передали ребёнка. Малыша назвали Азизжаном. Сейчас ему около шести лет. Гульмире удалось добиться того, чтобы мальчик остался с ней.

Ребёнка можно найти в Интернете
Есть группы в социальных сетях, где беременные девушки предлагают отдать неродившегося малыша в хорошие руки. Конечно, никто открыто не пишет, несёт ли сделка коммерческий характер. Но условия можно выяснить, если написать личное сообщение. Есть и посредники, которые зарабатывают на том, что помогают найти усыновителей.

К примеру, 7 ноября на одном из форумов мужчина из Казахстана разместил объявление о том, что ищет девушку, готовую отказаться от ребёнка.Продажа детей_скриншот.png
Скриншот объявления/Informburo.kz

На его предложение в комментариях тут же откликнулся некто под ником Любовь и предложил посреднические услуги. Мы написали Любови личное сообщение, и она рассказала нам, на каких условиях осуществляется продажа детей. Вот текст переписки:Продажа детей_скриншот2.png
На форумах встречаются и оригинальные объявления типа:
«Я имитирую беременность! Срочно! Нужен ребёнок!»
  
Но чаще ищут либо отказников, либо приёмных родителей.

Первая победа над системой
Если мать отказывается от ребёнка в роддоме, то – по казахстанскими законами и правилам – он ещё около месяца находится в медучреждении. Затем органы опеки передают его в Дом малютки. Малыша заносят в специальную базу данных для усыновителей. После этого, возможно, он попадёт в семью.
– На самом деле районные отделы образования ничего не делают. Сколько фактов обнаружения детей на дорогах, на помойках. Они обязаны устроить ребёнка в семью, но это не делается. Просто в книгу областного учёта записывают, – отмечает юрист Юрий Юрин

На прошлой неделе в Казахстане впервые удалось, что называется, победить систему. Отказника отдали в семью сразу же после рождения, безо всякой бюрократии и бесплатно. Прокуратура Талгарского района вынесла соответствующее постановление.

В родильном отделении Алматинской многопрофильной клинической больницы родился мальчик, мать отказалась от него, сообщив, что отец накануне бросил её. Прокуратура настояла, чтобы малыша в кратчайшие сроки передали в семью, которая давно стоит в очереди на усыновление. Кстати, именно эта больница связана со скандалом вокруг продажи детей.

Фото: Informburo.kz

Директор больницы.jpg– После родов мама написала заявление о том, что отказывается от ребёнка, – рассказывает директор Алматинской многопрофильной клинической больницы Жумахан Молдакулов. – Наши сотрудники проводили переговоры, но она категорически отказалась. Состояние ребёнка стабильное, все показатели в пределах нормы. Проводятся все меры для передачи ребёнка в семью. В среднем после рождения такие дети находятся у нас 30 суток до передачи в органы опеки. Наша больница не имеет права передавать ребёнка в Дом малютки или в семью, эти вопросы решают органы опеки.

Женщину, которая благодаря прокуратуре стала мамой, зовут Жанар. Вытирая слёзы счастья, она рассказала, как долго она ждала пополнения в семье:
– Мы с мужем девять лет не могли завести ребёнка. Решили усыновить. Два года уже стоим в очереди на усыновление. Вот наконец-то дождались. Я ещё не видела этого ребёнка, но уже люблю его всем сердцем.

В прокуратуре Талгарского района говорят, что собираются продолжить практику ускоренного оформления опеки для детей, по какой-либо причине оставшихся без опеки биологических родителей.

– Система сопротивляется, – утверждает в противовес Юрий Юрин, ведь ДОМ, где он работает, во главе с Аружан Саин уже много лет изучает проблему усыновления, помогает детям найти семью. Здесь видят, как устроена система. – Система паразитирует на детях. В прошлом году на коллегии областной прокуратуры был озвучен факт, когда сотрудница детдома пропускала ночное кормление, чтобы эту несчастную детскую смесь утащить домой. На каждого ребёнка из бюджета выделяется по два миллиона тенге в среднем в год. Эти деньги разворовываются в наглую, есть материалы прокурорских проверок. Такое чувство, что вся система детских домов заточена на то, чтобы помешать людям усыновлять детей.
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх