Мужчина с бородой. Ламберсексуал в Таджикистане
Люди
19.02.2016
Клетчатая рубашка, пирсинг, татуировки и неизменная борода – примерно так выглядит настоящий ламберсексуал. Тренд бородатых появился года два назад, их главное вдохновение – брутальные дровосеки, а ореол распространения – почти все континенты; есть свои ламберсексуалы и в Таджикистане.


Только в отличие от других стран, именно здесь им приходится отстаивать свой стиль перед обществом. О том – почему, рассказывает яркий представитель этого течения – художественный фотограф Ромиш ИБРОХИМОВ.


Я и борода
Борода у меня появилась два года назад, чуть позже пирсинга на лице и немного раньше татуировок на теле. Растительностью природа меня не обделила, поэтому в университете всегда ходил со щетиной и бакенбардами, ну прямо как у Пушкина. Естественно, такая растительность требует ухода, чтобы не выглядеть бомжем, а добиться той самой стильной небрежности. Приходилось стоять перед зеркалом, и как-то я заметил, что борода-то у меня огненно-рыжая. Мне это дико понравилось! Теперь я с бородой, и времени перед зеркалом приходится проводить больше: стричь кончики нужно каждый день, укладываю бороду феном, есть для нее специальные щетки, расчески, бальзамы и воски. В общем, хлопот она доставляет, но мне нравится.


Кстати, изначально о течении ламберсексуалов я не знал, а может быть, оно появилось даже позже, чем я сменил стиль. Просто у меня интуиция на то, что будет в тренде.

lamber3.jpg


Борода и друзья
Большинству друзей нравится! Когда я только сменил образ, они вообще были в восторге, потом привыкли. Некоторые, конечно, стали искать изъяны - мол, ты специально подчеркиваешь свою брутальность, «а что, кроме бороды больше ничего нет?». Но мне все равно, я не пытаюсь быть нарочито брутальным, мне просто хочется смотреть на себя в зеркало и быть довольным своим внешним видом.


Борода и женщины
Внимание с женской стороны – это побочный эффект моей бороды. Когда я решился на новый стиль, даже представить себе не мог, что женщинам очень нравятся мужчины с растительностью на лице. Теперь обычная ситуация в моей повседневной жизни выглядит примерно так: я иду по центру Душанбе, в наушниках музыка, а навстречу мне красивая девушка с гитарой, она смотрит на меня в упор, останавливается, я снимаю наушники, и она говорит: «Hello». Я отвечаю – «привет», она – «о, ты местный?! Круто! Ты только ничего такого не подумай, но можно с тобой познакомиться? Ты какой-то необычный, давай свой телефон». Таким же успехом я пользуюсь в соцсетях, девчонок моя борода тянет, как магнит.


Борода и семья
Перед семьей свой новый стиль мне пришлось отстаивать всеми правдами и неправдами. Когда борода была еще короткой, они веселились, но с каждым сантиметром ее роста веселье улетучивалось. В итоге восхищается моим внешним видом лишь моя младшая, любимая сестренка. Пирсинг приходится носить только на улице, перед отцом с этими железками появляться нельзя; о татуировках он вообще не знает. Мама постоянно просит, чтобы я был как все, чтобы побрился, сделал себе короткую стрижку, переоделся и все такое. Я ее понимаю, она очень переживает за мою безопасность.

lamble1.jpg

Борода и милиционеры
В последнее время я постоянно ношу с собой паспорт. Ношу документы из-за своего внешнего вида. На улице я постоянный объект внимания для товарищей милиционеров. Я привык к неоднозначной реакции людей на улицах, стараюсь абстрагироваться, но иногда чрезмерное проявление ненависти оставляет неприятный след. Недавно я возвращался домой с работы, было поздно, и прямо передо мной остановился автомобиль, из него появились милиционеры и, показав документы, попросили меня сесть в машину. По приезду в отделение мне сказали, что сейчас сбреют бороду и допросят меня на детекторе лжи. Если честно, я смертельно устал от всего этого, и уже был согласен и сбрить бороду, и ответить на их вопросы. Далее последовал доскональный допрос, касающийся моей профессиональной деятельности и личной жизни. Меня спрашивали о политике и религии. Я сказал, что не разговариваю на такие темы. Меня спрашивали, как я отношусь к насилию. Я ответил, что пацифист. После получасового допроса, убедившись, что я не иностранный радикальный бородач-рецидивист, а всего лишь таджикский атеист с бородой, допрос вдруг перешел в сторону ислама. Мне стали говорить о том, насколько я неправильно веду себя по отношению к религии. Моя логика сломалась: ведь сначала меня привезли в отделение из-за подозрений в радикальных убеждениях, но после того, как услышали, что я атеист, стали религиозно воспитывать. Еще мне посоветовали быть как все и, конечно, сбрить бороду.


Милиционеры не были грубы, они говорили назидательно, воспитывали меня, пытаясь вразумить, и даже предложили оплатить такси до дома. Не было оскорблений. Но почему-то я еще никогда не чувствовал себя таким униженным.


Борода и прохожие
Они поют мне песни вслед, ну, насчет того, что «у тебя есть борода, и я скажу тебе да» или «а ты такой красивый с бородой». В упор разглядывают, тыкают пальцем, иногда выражают удивление - мол, как мне удается сохранить свою бороду, когда у милиционеров есть негласное правило - очищать страну от бородачей. Часто меня путают с иностранцем; начинаю говорить на своем родном таджикском языке, люди ретируются. Когда я вышел из того отделения милиции, водитель такси, узнав, где я побывал, сказал, что мне вообще-то лучше жить в Германии или Америке. Мне так часто говорят. А я не хочу никуда уезжать, я люблю свою страну, мне нравится этот город; я хочу заниматься своим любимым делом здесь; фотографировать, рисовать, выглядеть так, как считаю нужным и просто жить. Я ведь никому не мешаю.
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх