Необычные школы Украины
Истории
08.01.2017

Подходят к концу новогодние каникулы, школьники Центральной Азии возвращаются за парты. В последнее время в регионе много говорят о так называемом «альтернативном образовании» - причем речь не только о домашнем обучении. Со стороны противников нововведений часто слышны высказывания о том, что новые подходы в этой сфере пусть и необходимы, но и небезопасны. Ведь в фокусе экспериментального обучения - дети, которые через несколько лет уже будут вершить судьбы стран, городов, обществ. Носителям каких дисциплин и знаний мы готовы подчиняться в будущем? Об этом рассуждают украинские корреспонденты «Открытой Азии онлайн», которые побывали в двух наиболее известных альтернативных школах Киева.


Демократия по-детски


Киевская школа Dixi работает по образцу западных «демократических» школ, которых в мире насчитывается уже более тысячи. Их особенность - в разновозрастных группах детей, свободном выборе занятий, совместном принятии решений о школьной жизни, где голос ребенка равен голосу учителя, а также в отсутствии оценок. Самые известные демократические школы мира - это Summerhill в Великобритании, основанная в 1921 году, и Sudbury Valley в США, которая работает с 1968 года.


С юридической точки зрения школа Dixi не является частной. Все ее ученики оформлены на экстернатную или дистанционную форму обучения в других школах - государственных или частных, где дважды в год сдают экзамены по государственной программе и получают соответствующие аттестаты. Основана альтернативная школа Dixi в 2010 году Ярославом Коваленко.

1.jpg

В этой школе можно не ходить на уроки, здесь нет оценок и домашних заданий, но многие дети опережают программу. Здесь ученики говорят учителям «ты» и имеют с ними равные права, но уважают и слушаются их больше, чем в обычных школах. Здесь дети сами разрешают конфликты между собой, но у них не бывает серьезных драк.


В школе работают мастера - так в Dixi называют учителей. Учебный день начинается в 10 утра и продолжается до вечера, включая в себя различные кружки, творчество, прогулки и экскурсии.


Главным отличием школы Dixi, как и всех демократических школ мира, является совместное принятие решений учениками и учителями. Это происходит так. Раз в неделю проходит общее собрание, где рассматриваются различные вопросы школьной жизни, кроме финансовых и найма персонала. Как правило, обсуждаются правила и наказания за их нарушение. Дети могут выдвигать свои предложения, которые затем выносятся на голосование перед всеми участниками собрания на равноправных началах, то есть голос ребенка равен голосу взрослого. А поскольку детей всегда больше, то и получается, что школьной жизнью управляют дети.

2.jpg

По словам основателя школы, откровенных глупостей дети не предлагают и не голосуют за них, потому что понимают, что эти правила нужны для их же безопасности и комфортной жизни.


- Конечно, поскольку мы несем ответственность за жизнь и здоровье детей, то если бы они приняли правило, что можно лазать по дереву и затем прыгать вниз головой, то я бы однозначно это ветировал. У меня есть право вето, но я не помню, чтобы я им когда-то пользовался, - рассказывает основатель школы Ярослав Коваленко.


Кроме того в школе действует правило, что в случае конфликта дети обращаются не к мастерам, а к «судье», которого еженедельно выбирают на общем собрании.


Помещение школы - это обычная переоборудованная квартира на первом этаже многоэтажки в спальном районе Киева: небольшой коридор, две комнаты с партами для занятий и одна пустая, с матами на полу - для уроков физкультуры и подвижных игр, мини-кухня и санузел. Каждое помещение носит название какого-то украинского города. Поэтому дети разуваются в «Умани», учатся в «Киеве», а едят в «Одессе».

3.jpg

В первой половине дня изучаются обычные предметы: математика, украинский язык, чтение, английский. Но работа ведется с каждым учеником индивидуально, для всей группы есть только 5-10-минутные вступления.


- Как правило, мы сначала даем детям материал, который они разрабатывают самостоятельно. Если у них это не получается, они говорят: «Я не понимаю». Тогда учитель объясняет им индивидуально, - поясняет Коваленко. - Обучение английскому отличается от других предметов и излагается для всей группы. В общем, в младшей школе гораздо больше групповой работы, а в старшей - индивидуальной.


Ученик имеет право изучать предметы в другой последовательности и ином объеме, а также не посещать любое занятие - пойти рисовать или кувыркаться в игровой комнате. За это никто не ругает и косо не смотрит. Однако за месяц ребенок все равно должен усвоить определенный минимальный объем знаний по основным предметам, которые он потом сдает экстерном. Хочет - изучает дома, хочет - в конце месяца вместо других занятий в школе. И чаще бывает наоборот - дети опережают программу по любимым предметам.

4.jpg

Однако это не означает, что мастерам все равно, учится ребенок или нет. Скорее, наоборот: они пытаются найти подход к каждому ребенку и сделать уроки максимально интересными, понимая, что ученики будут сидеть на их занятиях только по доброй воле, а не потому, что не имеют права уйти.


- Младшие школьники сами не понимают, что надо учиться по программе. Если им дать полную свободу, они будут только играть друг с другом, а приходить, может, на одно занятие в день. Для них обучение - это больше продолжение волевой сферы взрослых - родителей и учителей. Если со взрослыми есть контакт и к ним есть доверие - дети будут учиться. Поэтому мастер должен завоевать сердце ребенка, - считает Ярослав Коваленко.

5.jpg

При такой необычной организации учебного процесса вопрос подбора учителей выходит на первый план и имеет свои особенности.


- Мастеров я подбираю по фотографии, нравится или не нравится мне человек. А потом из тех людей, которые мне нравятся, руководитель проекта еще отбирает тех, которые могут справиться с детьми профессионально, - говорит основатель школы.


- А я обращаю внимание на человека, идет ли от него тепло. У нас приоритет психологических качеств, а не профессиональных. Потому что профессионалами мы можем стать всегда, если поставим цель, а человеком так быстро не станешь, - добавляет руководитель проектов школы Татьяна Павлиш. - Средний возраст наших мастеров - около 28 лет. Педагогическое образование имеет только треть из них, почти никто раньше не работал в обычных школах. Однако все с высшим образованием, многие даже с двумя. Также все мастера постоянно продолжают учиться, самосовершенствоваться.


По словам Ярослава Коваленко, дополнительно узкоспециализированных учителей по отдельным предметам не приглашают даже для старшей группы.


- Я в 2010 году, когда работал со старшей школой, не имея никакой педагогической подготовки (просто я нормально учился в своей школе), смог спокойно разобраться и частично объяснить материал 6-10 класса. Там нет ничего сверхсложного, - считает основатель школы.


Обучение в Dixi стоит $1200 за учебный год, то есть чуть более $100 в месяц. Дополнительно оплачиваются вступительный взнос ($200) и привозное питание ($2 в день). Это небольшие деньги, если сравнивать с другими частными школами, но все же ее не могут себе позволить большинство украинских семей.


Уменьшению стоимости могло бы помочь введение принципа «деньги ходят за ребенком», который действует во многих странах Европы. То есть, когда деньгами, которые государство выделяет на обучение каждого ребенка в государственной школе, родители распоряжаются по своему усмотрению и могут направить их на покрытие части стоимости обучения в частной школе.


- Конечно, такой принцип финансирования позволил бы уменьшить цену обучения, и школа была бы доступна большему количеству людей. Но, понимая, сколько усилий нужно вложить в эту гигантскую машину, чтобы она сдвинулась с места, я лучше буду вкладывать эти усилия в другие дела, надеясь на то, что для этих изменений наступит исторический момент, - резюмирует Коваленко. - Вместе с тем, уже через каких-то 10-15 лет судьбу нашей страны будут определять именно те, кто сейчас учится в нашей школе.


Вместе с тем, пока никто из учеников не остался в Dixi до выпускного класса.


- Несмотря на то, что седьмой класс у нас существует уже третий год, после него ученики от нас уходят, - констатирует Ярослав. Он думает, что, возможно, причина в том, что в его школе мало подростков, а им в этот период очень нужна компания сверстников.


Кооператив по-школьному


Другой пример альтернативной украинской школы - тоже очень демократичный, но он основывается на совсем других методологических подходах. Обычные школы часто отбивают у детей желание в них учиться уже к середине первого класса. Некоторые родители забирают детей из школ вообще и обучают их дома сами. Некоторые из них объединяются и «сбрасываются» на помещение и зарплату учителям. Получается некий аналог ОСМД (общества совладельцев многоквартирного дома) с общим принятием решений и без административного вмешательства «сверху». Таким путем пошли основатели киевской альтернативной школы «Подсолнух».


Как и в школе Dixi, все ученики «Подсолнуха» тоже официально учатся экстернатом в разных школах, лишь сдавая в них экзамены дважды в год. На самом деле они ежедневно ходят в «Подсолнух», где проводят по шесть часов, включая часовую прогулку.

7.jpg

Школу организовали две мамы-подруги Анна Остапенко и Оксана Олейник. Анна - редактор детского журнала «Шмель», Оксана - психолог. Для них школа - неприбыльный проект, поэтому они просто стремятся сделать качественное интересное обучение как можно более доступным для других. Для основательниц главные статьи расходов - аренда помещения с охраной и хорошие преподаватели. Некоторые предметы преподают сами родители, если имеют для этого необходимые знания и навыки. Поскольку это по сути и есть все основные затраты школы, то отсюда и получается небольшая стоимость обучения. Хотя она еще зависит от количества детей в классе. Чем больше детей в школе, тем ниже цена.

8.jpg

В «Подсолнухе» полагают, что лучший учитель - тот, кто сам «горит» своим предметом. Поэтому здесь нет одного учителя начальных классов, который ведет все уроки. Детям подбирают на разные уроки разных преподавателей, каждый из которых является профессионалом в своем деле. Например, пение преподает профессиональный музыкант. Он окончил консерваторию, играет на нескольких музыкальных инструментах, долго работал в оркестре. Во время уроков он не просто знакомит с различными музыкальными инструментами, но и позволяет на них играть.

9.jpg

Первый урок в понедельник - украинский язык. Дети в игривой и шутливой форме учатся писать и читать рукописный текст, составляют стихи. А еще есть в школе много необычных предметов. Например, курс развития личности ведет профессиональный психолог Оксана Олейник. Есть здесь и уроки театра, китайского языка, шахматы, резьбы по дереву, а также «Точилка для ума» - особый предмет, основанный на ТРИЗ-педагогике (ТРИЗ - теория решения изобретательских задач).


Вместо физкультуры здесь йога, которую ведет опытный инструктор.

10.jpg

В целом у каждого класса может быть свой набор дополнительных предметов, в зависимости от пожеланий родителей и возможностей преподавателей. А каждый четверг вместо уроков дети едут на экскурсии или приглашают интересных гостей.


Может показаться, что с таким раскладом дети только играют в свое удовольствие и ничего не учат по основным предметам. Однако реальное положение вещей действительно серьезное. Например, школьный курс по математике, который преподается в «Подсолнухе» дважды в неделю, намного сложнее, чем в государственной школе, где этому предмету отведено пять уроков в неделю и еще куча домашних заданий.


В методологии «Подсолнуха» есть три ключевых особенности - работа в парах и группах, проектное обучение и преимущество долгосрочных задач над очевидными и текущими.


- Мы стараемся во все предметы включать групповую работу, какое-то взаимодействие между детьми. Например, на уроках йоги часто занимаются в парах, на украинском языке пишут друг другу какие-то записки, выполняют общие задачи, - рассказывает Анна Остапенко.


Проектному обучению в старших классах посвящен отдельный час в неделю. Ведь проект, над которым работают дети, может длиться месяц и более. Он может быть посвящен самым различным темам - животным, космосу, охране окружающей среды, транспорту, музыкальным инструментам и т.д.


Еще одна особенность школы - большое количество преподавателей-мужчин.


- Мы с самого начала хотели, чтобы их было много, сейчас у нас примерно равное количество женщин и мужчин. Это нравится детям, - рассказывает Анна.


Несмотря на креативный подход к обучению, в «Подсолнухе» не практикуются равноправие и полная свобода для детей. К учителям старшего возраста здесь обращаются по имени и отчеству, к молодым - по имени, но на «вы». Здесь нет свободного посещения занятий.


Также здесь принципиально задают домашнее задание, но в небольших объемах, дети могут регулировать этот вид нагрузки самостоятельно.


- Задания нужны, чтобы ребенок учился работать не только в условиях школы с конкретным учителем, но и самостоятельно. Но мы не задаем много домашних заданий, потому что, во-первых, все дети готовятся и сдают аттестации, то есть у них есть дополнительная нагрузка, а, во-вторых, им нужно время для свободной игры, для своих любимых занятий, - говорит Анна Остапенко.


Также по некоторым предметам за определенные задачи ставят оценки, чтобы дети могли ориентироваться в качестве своей работы. Причем дети часто сами проверяют друг друга.


Как и в других школах альтернативного типа, в «Подсолнухе» есть недостатки. Например, из-за разницы в программе при экстернатной форме обучения родителям приходится самостоятельно готовить ребенка к сдаче экзаменов по некоторым предметам. Родители также должны понимать, что плата за обучение не может быть постоянной, потому что зависит от различных факторов.


Для кого-то недостатком является отсутствие группы продленного дня.


- Наша принципиальная позиция - дети не должны оставаться в школе позже 15 часов, потому что они должны иметь свободное время, отдыхать от школы, - считают ее руководители.


В школе также нет питания, еду дети берут с собой из дома. Спортивного зала тоже нет, йогой занимаются прямо в классах на ковриках.


- Надо понимать, что школы, как наша, подходят не всем. Поэтому мы, прежде всего, заинтересованы в присоединении к проекту единомышленников - людей, которые видят учебный процесс так же, как мы, - подчеркивает Анна.


В планах школы нет значительного расширения.


- Я не хочу, чтобы проект настолько вышел из-под контроля, чтобы его трудно было делать качественным. Если в каждом классе будет по 8-10 детей - этого достаточно. Чем больше людей, тем сложнее согласовывать их интересы, - объясняет основательница школы. Но вот чего бы очень хотелось Анне Остпенко, - это чтобы инициативные родители и учителя вдохновлялись примером «Подсолнуха» и создавали собственные альтернативные школы.

комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх