Обязательное медстрахование в РК: людей надо вывести из тени
Люди
22.05.2017
Планируется, что с 1 июля 2017 года в Казахстане нужно будет делать взносы в Фонд социального медицинского страхования (СМС). Пока только работодателям. Физические лица начнут платить позже – вероятнее всего, с 2019-го. Но персонал государственных медучреждений уже ходит по домам и ведёт «перепись» – выясняет, кто в квартире прописан, какого возраста и другие подробности. Введение этой системы вызывает множество вопросов у казахстанцев. «Открытая Азия онлайн» решила их прояснить.

Что будет покрывать эта страховка? Если её у кого-то нет, сможет ли он получить помощь врачей? Кому не обязательно делать взносы? И что это за люди, которых государство хочет убедить платить взносы? Почему они должны выйти из тени? Об этом редакция и поговорила с человеком, который участвовал в разработке концепции обязательного страхования – доктором медицинских наук, профессором, председателем правления Республиканской медицинской палаты, членом Общественного совета Министерства здравоохранения и социального развития РК, членом исполкома ВОЗ Максутом Кульжановым.
 
– Сейчас население взволновано внедрением обязательного медицинского страхования. И, наверное, слово «обязательное» больше всего будоражит. И потом – всё, что связано со здоровьем, всегда небезразлично. Я хотела попросить вас как человека, который участвует в этом государственном проекте, держит руку на пульсе, рассказать нам об обязательном медицинском страховании и, наверное, учитывать, что большинство вообще не имеет представления, о чём речь. Главный вопрос, который люди себе задают: «Если у меня не будет страховки, меня не будут лечить?»
– Эта система работает во многих странах очень эффективно. Страны следуют или бюджетной модели – когда из налоговых поступлений реализуется социальные программы, в том числе и обеспечение населения здоровьем. Или второй – когда есть страховые платежи и премии, за счёт которых создаются или фонд, или касса, как в Германии («Больничная касса»), и из этих средств оплачивается медицинская помощь.

Поэтому сама форма оплаты особого значения не имеет. Одни уже многие годы, десятилетиями, веками следуют одной модели. Скажем, Великобритания – там как была бюджетная модель, так и действует. А в Германии, как Бисмарк в 1860 году ввёл эту систему, и они уже больше 100 лет следуют это модели…

– Платят страховые взносы? 
– Да, обязательное (!) медицинское страхование. Отличаются системы размерами платежей, степенью участия в них самого человека. Но усреднённо это – 50 на 50. То есть работодатель и работающий вносят примерно по половинке. И работодатель в Германии 7,5 процентов вносит от фонда оплаты труда, а работник – около 8 процентов. В итоге получается 15 с хвостиком процентов. В Польше только сам работающий платит – 9 процентов. Там работодатель не вносит ничего.
 
В каждой стране всё зависит от законодательства.

Поэтому особого нового здесь ничего нет. В части слова «обязательный» – да. Каждый гражданин обязан быть учтённым в этой системе. И тут возникает очень интересная ситуация. Сейчас идёт кампания по определению статуса… Государство говорит: я буду платить за определённую часть населения. Таких групп 16.

– То есть их страховку будут оплачивать из бюджета?
– Да, государство будет платить за неработающих, беременных женщин, рожениц, матерей-героинь, инвалидов, детей, студентов очного обучения, военнослужащих, людей, сидящих в СИЗО. За работающих должен платить работодатель.

Но есть ещё одна категория граждан у нас в Казахстане – это так называемые самозанятые. Они налоги не платят, они сами себя обеспечивают пропитанием. Ну вот, скажем, толкатель тележки на рынке. Они нигде не учтён, он что-то зарабатывает, но… Вот эти самозанятые являются серой группой. Их не видно, налоговая их не знает. 

И вот они нас беспокоят. Как их всех учесть? Как их вывести из тени в свет? И как им объяснить, что это выгодно для них, если они будут оплачивать обязательную медицинскую страховку? Для самозанятого это небольшая сумма в месяц – около 1500 тенге (примерно $5, - прим. ОА).

– То есть для них это не процент от заработка, а фиксированная сумма? 
– Да.
базар.jpg Фото: varandej.livejournal.com

– Хотела уточнить кое-что. Вы сказали, что за безработных государство будет платить взносы? Имеются в виду те безработные, которые на учёте на Бирже труда стоят?
– Да. Но есть определённая группа населения, которая на учёте не стоит и сама обеспечивает себе проживание. Вот это как раз самозанятые. И мы хотим, чтобы они вышли из тени в свет. За небольшую сумму, которую они будут вносить, – представьте, за год это примерно 18 тысяч тенге (около $56, - прим. ОА) – он будет иметь доступ ко всей медицинской системе – получение бесплатной медицинской помощи.

– Это главный вопрос, это людей и беспокоит – за что они будут платить, и что они в итоге получат?..
– Есть так называемый гарантированный государственный пакет (гарантированный объём бесплатной медицинской помощи (ГОБМП), – прим. ОА), который каждому гражданину гарантирует экстренную помощь, скорую помощь, санитарную авиацию, помощь при чрезвычайных ситуациях, при социально значимых заболеваниях. 

Скажем, онкология. Работает онкобольной, не работает – для нас это не имеет никакого значения. Мы его лечим. Государство выделяет на это ресурсы. Есть целый список социально значимых заболеваний – это онкология, туберкулёз, острый инфаркт миокарда, диабет. Люди с такими диагнозами лечатся бесплатно, за счёт государства, за счёт ГОБМП. Плюс иммунизация детей – от 0 на 15 лет они прививаются за счёт бюджета. Это вообще-то большой пакет услуг, который обеспечивается из бюджета.

Поэтому это абсолютно ясно должно быть для этого человека: даже если он не захочет выйти из тени, то он гарантированный пакет в экстренной ситуации всё равно получит.

– Тогда что будет покрывать страхование?
– Амбулаторную помощь, которая не входит в разряд экстренных. Например, скорую вызвал, оказали помощь, а если он нуждается дальше в амбулаторном лечении, то это будет уже за счёт обязательного медстрахования.

Помощь "узких специалистов", как в народе говорят. Это окулист, уролог, гинеколог и так далее. Затем – стационарно-замещающая помощь, когда можно в больницу не ложиться, а в поликлинике получить лечение. Сама больничная помощь входит в пакет обязательного социального страхования, так называемые высоко-технологичные виды помощи.

– Например, МРТ?
– МРТ – это часть этой помощи. Просто ради любопытства сделать себе МРТ по страховке нельзя – только если для этого есть показания. А если вам просто любопытно, вы можете сделать её платно.

– Правильно ли я вас поняла, что если я, работающий человек, плачу страховку, и если мне понадобилась медицинская помощь, которая не входит в бесплатный объём, гарантированный государством, то я могу всю её получить бесплатно?
– Вам бесплатно. Потому что у вас есть работодатель, который платит в Фонд обязательного страхования. Важно, чтобы между фондом и работодателями были установлены юридические отношения. Это первое. 

Второе – вы с 2019 года будете сами чуть-чуть доплачивать – 1% от вашего дохода. А с 2020 года – 2%. Но больше двух процентов не будете платить.

Поэтому весь пакет обязательного соцмедстрахования для вас будет доступен и плюс лекарственное обеспечение…

– Лекарства тоже можно будет получать бесплатно в аптеке по рецепту?
– В понятие «амбулаторная помощь» сегодня включены 49 видов заболеваний и 400 видов лекарств, бесплатное получение которых гарантируется.
– А вы верите в успешность этой системы? Что она заработает нормально и удовлетворит население?
– Да, я верю. Я верю, что заработает. Риски, конечно, есть. Риски есть в любой системе.

– Перед нами сейчас какие риски?
– Какие? Невыполнение обязательств со стороны работодателя по платежам в Фонд. Это первый, может быть.
Второй риск – для Фонда уже – недособранные средства и взятые обязательства перед населением.

– Как было с предыдущим?
– Ну да… Но там были отличия. Государство тоже не выполняло свои обязательства перед Фондом. Но мы надеемся, что государство свои обязательства перед этим группами населения – 16 групп – выполнит в полном объёме. И что работодатели сделают то же самое.

Дисциплинированность работодателя, понимание им значимости всей этой системы – вот это риск. Но его степень мы не знаем. Думаем, что она минимальная, но риск есть.
ФОМС.jpg
СПРАВКА: В Казахстане уже создавали Фонд обязательного медицинского страхования (ОМС) – в 1996 году. Просуществовал он пару лет. А потом финансовая полиция под руководством Рахата Алиева обнаружила там крупные финансовые нарушения. В 1998 году глава ФОМС Талапкер Иманбаев покинул пределы Казахстана. В 2001 его заочно приговорили к 9 годам лишения свободы за хищение денег Фонда. Система рухнула и дискредитировала себя на долгие годы. Спустя 13 лет Иманбаев дал интервью казахстанскому Forbes, в котором заявил, что дело было сфабриковано Алиевым, и, если бы Фонду дали работать, он был бы успешным.
– Ещё многих людей интересует вот что: действие страховки будет распространяться только на государственные медучреждения? Или по ней траты на лечение могут возместить какой-то частной клинике? Сможет ли страховка оплачивать услуги того доктора, который нравится человеку, которому он доверяет? 
– Это вопрос, который тоже обсуждался, что для Фонда не важно, кто оказывает медицинскую помощь, – частная медорганизация или госструктура. Важно, чтобы помощь была качественной, чтобы она соответствовала тем тарифам, которые есть в этой стране. Потому что даже в Германии тариф единый для государственных и частных клиник. Если частная поликлиника лечит пневмонию, то и получит за это тариф, установленный государством. Ни одного пфеннинга больше не получит. Это общепринятая политика в этой области. 

Вопрос в том, чтобы тарифы частных организаций не были завышенными. Они должны быть разумными. Конечно, есть понятие прибыли, дохода. Но в мире есть такая тенденция – частные медорганизации, участвующие в системе обязательного медстрахования, принимают статус некоммерческих. Ведь медицинская помощь – это помощь социальная, она не коммерческая. Задача в нашей стране – чтобы тарифы были объективными.

– То есть возможно, что услуги частных клиник могут подешеветь с введением системы?
– Могут подешеветь. Потому что конкуренция. Если частная медорганизация имеет договор с Фондом, её услуги будут оплачиваться. Если частная организация не захотела вступить в отношения с Фондом обязательного страхования, какие бы виды услуг она ни оказывала, они не будут оплачены. 

Частники сегодня должны думать, как они должны легализовать свои отношения с Фондом обязательного страхования. Фонд тоже на этого частника посмотрит – какие виды помощи оказывает, насколько они качественные, насколько они полноценные. 

Не секрет, что частные медорганизации не всегда оказывают качественную помощь. Да, они могут сервис качественный предоставить. Хорошие прихожие, хорошие диваны... освещение хорошее, улыбающийся персонал… Но часто бывает, что сама помощь в госструктуре оказывается не хуже.

– Государственные органы, чиновники от здравоохранения и вообще вся система сейчас декларируют, что чем здоровее человек, тем дешевле его лечить. То есть это обязанность пациента – следить за своим здоровьем и обращаться вовремя за медицинской помощью. И в рамках этой политики существуют скрининги, диагностические исследования... Системе страхования тоже ведь выгоднее иметь дело с людьми, следящими за своим здоровьем? Как-то это прописано, что люди по страховке могут раз в три года, раз в пять лет проходить обследование, даже если их ничего не беспокоит?
– Стопроцентной необходимости делать населению проверку нет. Но есть определённые группы риска. Скажем, женщины 30-49 лет – они должны раз в пять лет проходить скрининг на рак молочной железы. 

Вообще из всех скринингов у нас в стране – их 11 видов – больше половины направлены на выявление злокачественных заболеваний. Поэтому для населения это хорошая возможность обследоваться. Допустим, вам 45 лет – вы обязаны пойти бесплатно к онкологу, урологу или ещё кому-то. Нужно чётко знать схему обследований – не обязательно ломиться каждый год в поликлинику, а только по достижении определённого возраста. 

Схема работающая, и она будет работать. Другое дело – чтобы человек был вовлечён, чтобы его приверженность к этому была.
IMG_7467.JPG
– Сейчас по квартирам ходят медсёстры из поликлиник. К нам приходили домой… Видимо, они составляют какие-то списки. Их обязали это делать, чтобы включать по участкам людей в систему?
– Вы чувствуете, что работа идёт? (Смеётся)

– Да.
– Это со стороны медиков. Со стороны медиков! Работаем, чтобы при вхождении в систему было как можно меньше ошибок, чтобы оно было менее болезненным для человека.

Если мы до конца июля статус всех наших жителей сумеем подтвердить… А мы умеем работать (улыбается). И имеем цель такую – знать о человеке. Нас не интересуют его личные данные, нас интересует его статус, его состояние здоровья, его потребность.

Фонд должен прогнозировать состояние здоровья жителей – на следующий год, ещё через год в чём будет нуждаться население. Это очень серьёзная научная и практическая задача, которой Фонд будет заниматься.

– Я уже хотела закругляться, но сейчас мне пришла такая мысль в голову. Существуют благотворительные фонды, в частности ДОМ Аружан Саин, которые занимаются сбором средств для отправки детей на лечение за границу, если у ребёнка такое заболевание, которое здесь не лечится. Обсуждали ли вы при разработке концепции Фонда создание карманчика отдельного, который мог бы "покрыть" такую экстренную ситуацию?
– Сегодня эта система работает в виде комиссии при Минздраве, которая рассматривает состояние ребёнка, его документы, действительно ли эта помощь не оказывается в Казахстане, где оказывается. Есть база данных клиник, которые могут помочь. Министерство официально выходит с ними на связь. И определённые ресурсы на это выделены. Их немного. Поэтому на всех желающих не хватает. Есть заболевания, которые у нас лечатся, но родители хотят лечиться за границей…

– То есть пока такой идеи нет?
– В Фонде пока этого нет.

– Ну вот вам предложение от населения!
– Средства на это правительством выделяются, есть квоты, но они остаются за Министерством здравоохранения. Не за Фондом. Министерство будет в плановом порядке работать, та помощь, которая не может быть оказана у нас по каким-то причинам, – кстати, число этих заболеваний всё меньше и меньше становится.

– В общем, вы позитивно настроены?
– Я позитивно настроен (смеётся). А о рисках я сказал, что они есть. Мы знаем их. Будем над ними работать. Проблема в том, чтобы иллюминировать их. Это значит – уменьшить до безопасного уровня.

– Кроме тех двух, что упомянули, больше рисков не видите?
– Пока вам хватит и двух… Есть, конечно, и другие. Но они менее значимые. А вот риск, что деньги Фонда не будут адекватны потребностям – это возможно. Риск, что работодатель не будет адекватен и не будет выполнять свои обязательства, - есть. Над этим надо работать. Когда знаешь, над чем работать, тогда можно решить задачу.

От редакции: Многое с выплатой страховых взносов пока не ясно. Вероятнее всего, они будут перечислять работодателем ежемесячно – по тому же механизму, что и пенсионные. Нужно ли будет это делать физическим лицам с той же регулярностью – тоже пока неизвестно. В специальном материале по теме, подготовленном казахстанским сайтом «Учёт. Всё для бухгалтера», говорится: «В какой фонд и на какие реквизиты?  – ответа на этот вопрос пока нет. То есть четко утвержденных реквизитов нет и Правил перечисления ТОЖЕ НЕТ (их принятие ожидается примерно в мае, июне)».

«Открытая Азия онлайн» продолжит изучать эту тему и следить за новостями. После сбора данных планируется публикация подробной инструкции по выплатам в рубрике «Объяснения».
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх