«Память-201»: как ищут могилы неизвестных солдат
Люди
08.05.2017
Несмотря на то, что Таджикистан находился за тысячи километров от линии фронта во время Великой Отечественной войны, здесь до сих пор ищут могилы бойцов и командиров Красной Армии, погибших в 40-е годы; и что самое главное – находят.

«Открытая Азия онлайн» пообщалась с военным историком, руководителем добровольческой поисковой группы «Память-201» Гафуром Шерматовым, который и занимается поисками могил неизвестных солдат в Душанбе.


 
Гафур Ашурович Шерматов официально стал военным историком только семь лет назад. Большую часть жизни его профессия была связана с инженерией: он был мастером, главным инженером, а потом и директором завода, выпускающего трубы, в Душанбе. После распада Советского Союза, когда все предприятия в республике встали, Гафур Ашурович решил вернуться к своей давней мечте – стать военным историком.
1.jpg
- Я сын фронтовика и вырос в этой атмосфере, - вспоминает он. – Все наши книжные полки были забиты литературой на тему Великой Отечественной войны: воспоминания наших и немецких генералов, мемуары, историческая литература. К нам часто приходили друзья отца - тоже ветераны, много говорили о войне. Причем, как и большая часть участников войны, они не рассказывали подробности о своих сражениях, а рассуждали о стратегии советского командования.

Этой темой Шерматов горел с детства, однако после школы и армии выбор все-таки перевесил в пользу модного тогда Душанбинского политехнического института. До исторического факультета Гафур Ашурович добрался только в 2007-м.

- Мне и раньше интересно было разбирать архивы военных лет, но когда я поступил в университет, то стал заниматься этим уже профессионально, - говорит он. – Нашел такие факты, о которых раньше никто и не знал, постепенно стал публиковать статьи о своих находках, так все и закрутилось.

Сначала Гафур Ашурович обнаружил в архивах старую фотографию душанбинского кладбища, на которой была изображена стела, а рядом - военные обелиски, которые устанавливали погибшим военным в 1941-45 годах. Поднял архивы, узнал историю о том, что на центральном городском кладбище, на Аллее Славы, было похоронено порядка 140 бойцов и командиров Красной Армии, которые скончались от полученных ранений в эвакуационных госпиталях Сталинабада (ныне – Душанбе, – прим. ОА).

- В 1975-м году отмечалось 30-летие Победы, - говорит военный историк. – В Душанбе в парке Победы был сооружен мемориал. Тогда же несколько могил на Аллее Славы были раскопаны. Сделали это под покровом ночи: выкорчевали стандартные воинские обелиски, на которых были фамилии и звания, а останки тел перенесли на новое место в парк Победы - нужны были неизвестные герои.
2.jpg
Оказалось, что перезахоронили в 75-м году далеко не всех погибших участников войны.

- Никакой документальной информации об этом не было, - продолжает Шерматов, - но я стал общаться со стариками, которые жили в кишлаках рядом с кладбищами, и нашел одного человека, который участвовал в эксгумации тел. Он мне и рассказал о том, что не все могилы перенесли в парк Победы.

Со старой фотографией стелы и обелисков Гафур Ашурович вместе с другим таджикским историком, Виктором Дубовицким, отправился на центральное душанбинское кладбище, а его размер – 85 гектаров. Конечно, искали на определенных участках, сравнивали картины кладбища с фотографией, и спустя несколько месяцев поиски увенчались успехом.

- Мы нашли сразу семь могил неизвестных солдат, на трех из них сохранились характерные обелиски, а на четырех – только постаменты. Затем в разных частях кладбища, среди могил гражданских людей, нашли еще четыре таких же обелиска, - рассказывает Шерматов.
3.JPG
Обелиски над могилами неизвестных солдат собирали буквально по кусочкам, от времени почти все они разрушились, осели глубоко в грунт. Историки ориентировались только по постаментам.

Параллельно шла работа и в архивах, благодаря которой скоро выяснилось, что из кладбища в парк перенесли 90 тел, 14 могил нашли Шерматов и Дубовцкий, значит, осталось еще, как минимум, 36 захоронений.

- Тогда же у меня и возникла идея организовать поисковую общественную организацию, с этой идеей я обратился к командованию 201-й российской военной базы, где работал и продолжаю работать и сейчас. Они мою идею поддержали, так у нас и появилась добровольческая группа «Память-201».

В Сталинабад привозили только тяжелораненых бойцов

После того, как на кладбище была найдена часть могил неизвестных солдат, Шерматов приступил к поискам госпиталей, в которых они скончались. Дело в том, что в период с 1941 по 1945 годы в Сталинабаде было расквартировано 22 эвакогоспиталя, но о том, где они были размещены, душанбинцы уже не помнили.

- Когда мы приступили к поискам зданий, табличка о том, что здесь в годы ВОВ был расположен эвакогоспиталь, висела только на гостинице «Вахш» в центре Душанбе, а где были остальные больницы, никто уже не знал, - говорит Шерматов.

В архивах Таджикистана, увы, этой информации не оказалось, пришлось обращаться в московский центральный военный архив. Списки зданий эвакогоспиталей скоро нашлись, и выяснилось, что было их не 22, а 24. На четырех из этих найденных зданий группа «Память-201» уже установила мемориальные таблицы.
4.JPG
- Я считаю, что над документами времен ВОВ еще работать и работать, чтобы привести их в нормальное состояние, сверить всю информацию, - говорит Шерматов. – Многое из того, что мы привыкли считать фактами, нуждается в серьезной корректировке. Ну, например, в документах отмечается, что в годы войны Таджикская ССР отправила 200 тысяч бойцов на фронт. Но ведь в действующей армии и до 41-го года служили выходцы из Таджикистана, и они первыми попали на войну, многие погибли. Сколько их было? 50, 60 тысяч? Никто уже не знает. А в книгах идет информация – 200 тысяч человек, но это заниженная цифра.

Возможно, такая же «заниженная цифра» и по количеству раненных, прошедших лечение в сталинабадских госпиталях: официально значится, что сюда поступили 45 тысяч бойцов и командиров Красной Армии.
5.JPG
- Скорее всего, эта цифра тоже неверная, я записывал слова свидетелей того, как в Сталинабад приходили железнодорожные составы с раненными, и они мне рассказывали: вагоны приходили день и ночь, вся платформа вокзала была забита носилками с людьми. Потому что из-за удаленности Сталинабада от фронта сюда попадали только тяжелораненные бойцы. Тех, у кого были легкие ранения, помещали в ближайшие госпитали, чтобы быстро вылечить и снова отправить на фронт. Сюда же приезжали на месяцы, а то и оставались навсегда.


Забытые герои

Кроме поисков могил неизвестных солдат или зданий, где когда-то были расположены госпитали, группа «Память-201» занимается и розыском могил героев-фронтовиков, которые скончались в Сталинабаде уже в мирное время. Дело в том, что во время гражданской войны 90-х в Таджикистане на центральном кладбище был утерян архив документов, большая часть душанбинцев выехала из страны, и теперь трудно установить, кто из выдающихся людей покоится на душанбинском погосте.
6.JPG
Например, Шерматов нашел здесь героя СССР, участника ВОВ Николая Балакина.

- Мне стало не по себе, когда я впервые увидел эту заброшенную могилу, - рассказывает он. – Когда же открылось имя на скромной могильной плите, я ахнул: да это тот самый Колька Балакин, 22-летний бесшабашный и смелый капитан, о котором так тепло написал в своей книге «От Сталинграда до Берлина» маршал Чуйков!

Именно Николай Балакин одним из первых форсировал реку Шпрее в Берлине и захватил один из мостов, проходящих через нее. Используя подземные коммуникации берлинского метро, вышел на ближние подступы к имперской канцелярии Адольфа Гитлера. Именно такие герои и стали прообразом капитана Цветаева из фильма «Освобождение». Это захоронение к тому же доказывает, что Балакин был захоронен в Душанбе, а не в Колхозабаде, как ошибочно утверждают многие интернет-источники.

Могилу другого героя Шерматов обнаружил неподалеку.

- Это генерал-лейтенант Александр Федорович Чудесов, командир 24-й кавалерийской дивизии, которая участвовала в битве под Москвой. Дивизия, используя преимущество кавалерии в скорости, обойдя с фланга немецкие позиции, вышла в тыл вражеского войска, разгромила подходящие резервы и первой ворвалась в город Клин. Александр Чудесов, в совершенстве знавший таджикский язык, еще в 20-е годы боролся с басмачами и бандитскими группами. В 1956 году он приехал в Душанбе, чтобы навестить старых друзей. Не выдержало сердце воина, и здесь, в столице Таджикистана, он был похоронен со всеми почестями под пушечные залпы, - рассказывает историк.
7.JPG
Перед каждой знаменательной датой – 9 мая или 22 июня – теперь приходят в группу «Память-201» более двухсот человек. Военнослужащие 201-й Российской военной базы, воины-интернационалисты, студенты вузов, душанбинские байкеры, сотрудники посольства России в Таджикистане и просто неравнодушные к истории и памяти люди.

- Это единственное, малое, что мы можем сделать для тех, кто отдавал свои жизни ради родины, - говорит Шерматов. - Неважно, что родина теперь другая, и идеалы тоже. Мы сейчас живем в мирное время, живы-здоровы, растим детей, а ведь всего бы этого не было, не выиграй тогда советский народ войну. Мы обязаны это помнить и обязаны быть благодарными.
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх