Полицейский – тоже человек
Истории
23.06.2017
Одну нашу коллегу, трудившуюся корреспондентом в газете, однажды пригласили на работу в пресс-службу департамента внутренних дел. Когда она получила погоны, её сын прокомментировал: «Эх, мама, мама, была ты журналистом, а стала ментом».

Можно было бы на это заметить, что нелюбовь к правоохранительным органам на постсоветском пространстве передаётся по наследству. Но ведь до определённого возраста почти все мальчишки хотят стать полицейскими. И даже некоторые девчонки. А потом подрастают, внимательнее прислушиваются к разговорам взрослых, сами сталкиваются с законом и начинают использовать уже слово «менты».

Причины таких сложных взаимоотношений между нами, гражданскими, и ими – понятны. О них, конечно, тоже можно было бы написать статью. Но сегодня – День казахстанской полиции. 23 июня – их официальный праздник. И «Открытая Азия онлайн» решила сделать материал не об идеальном «дяде Стёпе» и не об оборотне в погонах, а посмотреть на профессию с другой стороны. В конце концов, полицейский – тоже человек.
BJ6C7877.jpg
– Ну правда, у нас очень много бравых ребят, которые пришли в полицию по зову сердца, – уверяет руководитель пресс-службы Департамента внутренних дел города Алматы, майор полиции Салтанат Азирбек. – Много сотрудников, да в том числе и я, которые готовы, если возникнет такая ситуация, ценой собственной жизни спасти чью-то. Даже во мне ничто не дрогнет. Если надо будет, я и в огонь…

Можно, конечно, считать это бравадой и иронизировать. Но в истории казахстанской полиции такое было, когда «ценой собственной…». Буквально на днях Tengrinews.kz рассказывал, что старшина из баянаульского дорожного патруля (Баянаул – село, райцентр в Павлодарской области РК, – прим. ОА) Мурат Нурсеитов будет отмечать профессиональный праздник на костылях. Он так и не оправился после той страшной аварии.
Мурат Нурсеитов.jpg Мурат Нурсеитов, фото из семейного архива, взято на Tengrinews.kz

В феврале 2017 года он и его напарник Баянбек Жунусов преградили своей машиной путь КамАЗу, который нёсся на автобус с детьми.

В тот день ребята ехали в столицу на соревнования по лыжным гонкам. Как положено, их сопровождала дорожная полиция. С утра погода была ясной, а к полудню испортилась, и трассу Павлодар – Астана затянула гололедица. 

– На встречную полосу выехал КамАЗ с полуприцепом, груженный бетонными опорами. Я видел, что водителю автобуса не удаётся уйти от столкновения, – вспоминает Мурат Нурсеитов. – Времени на раздумья не было, впереди ехал многотонный грузовик, позади нас – дети, которых нам доверили оберегать. Случись с ними что, мы бы никогда себе этого не простили. Мы переглянулись с Баянбеком, и он крикнул: «Давай!» Я успел развернуть машину,  а дальше последовал сильный удар. 

Протаранив машину сопровождения, грузовик всё-таки стукнул автобус, который двигался за патрулём на расстоянии около 80 метров. Но из-за того, что основной удар многотонника пришёлся на полицейских, автобус он задел по касательной, и никто из пассажиров  – 18 детей и четверо учителей – не пострадал. Жунусов получил ушибы, а Нурсеитов – очень тяжёлые травмы. Два дня он был в коме, а после того, как пришёл в сознание, ещё почти два месяца пролежал в больнице. В мае этого года перенёс пятую по счету операцию. Через несколько месяцев ему предстоит очередное обследование в медицинском центре Астаны.

– Врачи говорят, что со временем здоровье восстановится, смогу забыть о костылях. Но пока хожу с одним, нога все ещё болит. Устал сидеть дома, очень хочу вернуться на работу. К строевой службе я уже не годен, теперь можно только в райотдел полиции идти помощником дежурного, – с грустью говорит Мурат. – Даже простые прохожие, увидев нас на улице, останавливались, чтобы поблагодарить за спасение детей и пожать руку. Это очень приятно. Хотя я не считаю себя героем и не думаю, что совершил подвиг. Я просто выполнял свою работу. Уверен, любой сотрудник полиции поступил бы точно так же, окажись он на моём месте. 
Награждение Мурата Нурсеитова.jpg Награждение Мурата Нурсеитова и Баянбека Жунусова, фото из личного архива, взято на Tengrinews.kz

За проявленное мужество и спасение детей в мае Мурата Нурсеитова наградили орденом «Айбын» III степени. А его напарник и лучший друг, старший сержант Баянбек Жунусов получил медаль «Ерлігі үшін».

Газиз Байтасов. Фото пресс-службы МВД РК 

1496378567_gaziz-baytasov.jpg
Случай 12 ноября 2011 года уже забылся, но тогда он поразил весь Казахстан. Во-первых, это был самый масштабный теракт в истории страны – 34-летний житель Тараза Максат Кариев убил двух сотрудников КНБ, которые вели за ним слежку, охранника и посетителя оружейного магазина, двух сотрудников специализированного отдела охраны, ранил нескольких полицейских. Во-вторых, потрясло то, как он был обезврежен: когда террориста пытались задержать, стало понятно, что он в поясе смертника и готов совершить самоподрыв. Тогда капитан полиции Газиз Байтасов накрыл его своим телом. Произошёл взрыв, и офицер погиб на месте.


Другой страшный теракт произошёл 18 июля 2016 года в Алматы. Такой же одиночка Руслан Кулекбаев убил восьмерых полицейских и одного гражданского. Многих ранил. Его приговорили к смертной казни, но в республике действует мораторий на высшую меру наказания, поэтому её заменили на пожизненный срок. В суде он подтвердил, что намеренно стрелял в тех, кто в погонах, считая, что они этого заслуживают.

Тогда общество разделилось на два спорящих лагеря: одни жалели погибших сотрудников, другие считали, что Кулекбаев – это воплощение обиды народа на полицию; сомневались, что правоохранительные органы в состоянии защитить граждан, если не могут даже постоять за себя, и напоминали, что такова их работа – быть готовыми умереть.
События 18 июля.jpg С места событий 18 июля

Определённо, это подразумевается, когда речь идёт о службе. Но, тем не менее, все эти люди хотели жить и были нужны своим семьям, коллегам, друзьям. Спекуляции в таком разрезе неуместны.

По статистике, которую в начале июня опубликовал Zakon.kz со ссылкой на МВД РК, за годы независимости при исполнении служебных обязанностей погибли 729 сотрудников органов внутренних дел и более 2 тысяч получили ранения. 1177 полицейских были награждены государственными наградами, 127 из них - посмертно.
Вообще мы, жители постсоветского пространства, очень любим поговорить на эту тему - «Полицейские и простые люди». Но на самом деле мало знаем о них – о чём они думают, к чему стремятся, сколько они зарабатывают, и почему некоторые берут взятки, есть ли такие, кто не берёт, что заставляет некоторых из них уходить из полиции и по каким мотивам они идут туда служить.

«Открытая Азия онлайн» выслушала две истории – одна от человека, который служил, а потом снял погоны, другая – о том, кто сознательно их надел.

Игорь Лунин – известный в Шымкенте журналист.  Девять лет он "отпахал" опером в отделе грабежей. С 1989-го по 1998-й, в самые сложные годы или, как шутит он сам, – в самые «весёлые».

– Всё на самом деле было достаточно однообразно. Преступность - она вообще однообразна. Наверное, всплеск разбойных нападений в середине 90-х самый напряжённый был, – вспоминает. – Если вам цифры что-то говорят, то было больше 100 разбоев в год. Это для нашего мирного по тем временам советского города было ну очень много. 

Игорь ходил с оружием на задержания, ранен не был, но травмы нередко получал. Уволился из полиции капитаном.
02 001.jpg Игорь Лунин – полицейский. Фото из личного архива

– А почему уволились?
– Не перенёс "перевода полиции на хозрасчёт", если политкорректно выразиться. Тогда надо было отдавать. А для того, чтобы отдавать, нужно было начинать брать. Меня это не устраивало.

– Решение пойти в журналистику было спонтанным, вам кто-то посоветовал, или вы раньше писали что-то? Обычно те, кто уходит из полиции, идут либо в юриспруденцию, либо в охрану в крайнем случае…
–  Охрана – это совсем крайний случай. У меня всё-таки не две извилины от фуражки. Обидно было бы заниматься охраной. Нет, абсолютно случайно я туда попал. Я занимался, как и все в конце 90-х, всем, чем угодно – от торговли на рынке до частного извоза. Всем, чтоб прокормить семью. А потом меня позвали кем-то вроде менеджера в частную газету, коммерческим директором. Нужно было наладить производственный цикл. А потом я как-то неожиданно для самого себя превратился в редактора и, собственно, с тех пор этим занимаюсь.

Игорь вёл программу на радио, делал программу на телевидении, сейчас работает в газете. 

–  Сложности были, связанные со сменой рода деятельности? Вас не удивляли или не восхищали порядки, принятые в журналистской среде по сравнению с полицейской?
–  Меня устроило одно: количество балбесов, которые являются твоими начальниками, в журналистике в разы меньше. И вот этот вот большой атмосферный столб на тебя не давит так, как в военизированных структурах.

–  Да, в журналистике ты можешь поспорить со своим начальником…
–  Поспорить можно и в полиции… Вопрос в том, чего ты этим добьёшься. Здесь в этом смысле, конечно, посвободнее. А сама по себе работа очень похожа на то, чем я занимался в уголовном розыске.

–  Чем?
–  Это тот же сбор, обработка, анализ информации.
03 001.jpg Игорь Лунин – журналист. Фото из личного архива

–  Коллеги как отреагировали на перевод в не всегда дружественный лагерь? 
–  По-разному. Если говорить об уголовном розыске, так вот коллеги мною гордятся. Они всем молодым на наших сборищах показывают и говорят: «Вот - наш! Теперь он известный журналист». 

–  Приходилось ли вам критические материалы делать о полиции?
–  Разумеется. И довольно регулярно. Были незаконно возбуждённые уголовные дела, по которым люди обращались, и я этим занимался, снимал, делал сюжеты.

–  А какого-то диссонанса это у вас в душе не вызывало?
– Абсолютно. Когда люди злоупотребляют властью или элементарно не включают мозги, то это должно наказываться. Особенно в этой стране, где их деятельность слишком болезненно отражается на человеке.

А вот уже упомянутая Салтанат Азирбек, руководитель пресс-службы Департамента внутренних дел Алматы, наоборот, пришла в органы из журналистики. И о полиции у неё совсем другое мнение.

– Я девять лет в телевизионной журналистике проработала. Хотя я сама по образованию следователь-криминалист. Окончила юридическую академию. Когда я была студенткой, меня всё время в журналистику тянуло. Я всё время ходила на радио, предлагала программы, мне всё время говорили: «Мы вам перезвоним», - но никто не звонил. Я всё равно не отчаивалась – искала. И в 2000 году попала в криминальную хронику – в программу «Оперативная служба» телеканала «Алматы». Я работала там до 2009 года.

Фото из личного архива

BJ6C7847.jpg

Фото из личного архива


– Работа в криминальной программе – сложная. Поздние выезды на происшествия, ночные дежурства…
– Конечно, времени катастрофически не хватало. Может быть, поэтому я довольно поздно вышла замуж – в 26 лет…

– Так это разве поздно?
– Мне казалось, что я прямо заскакиваю в последний вагон уходящего поезда (смеётся). Примечательно, но сегодня ровно 10 лет, как я вышла замуж – это было 23 июня 2007 года. Как истинный патриот, в День казахстанской полиции. Так что у меня сегодня двойной праздник.

– А как вы попали в полицию? Сами захотели или вас пригласили?
– Я работала журналистом. Несколько раз брала интервью у начальник ДВД Алматы – нынешнего министра внутренних дел – господина Калмуханбета Нурмуханбетовича Касымова. У него на тот момент работала очень бравая пресс-служба. И руководитель их предложил мне прийти к ним. Возможно, разглядели мой потенциал. Я об этом, кстати, ничуть не жалею. Потому что носить погоны, носить форму – моя мечта с детства. 


Был такой случай в детском саду. Лет пять мне было. Пришёл фотограф. А тогда девочек традиционно с куклами фотографировали, а мальчиков - в какой-нибудь форме. Так я взбунтовалась, что куклу в руки не возьму. И меня сфотографировали в форме. Это форма лётчика, оказывается, была.


– Вы же уходили из пресс-службы?
– Да. У меня даже есть опыт работы в оперативной службе. Я в 2012 году попробовала себя – работала оперуполномоченным управления криминальной полиции ДВД Алматинской области.

– А почему вернулись?
– Пресс-служба ближе. Человек же скучает по той работе, которую любит. Поэтому я вернулась.

– Хватает ли времени на семью? Вы же нередко задерживаетесь допоздна…
– Чаще всего допоздна (смеётся). Город Алматы крупный. Ежеминутно что-то происходит, и через раз - резонансное. Поэтому держать нос по ветру мы просто обязаны. И доступно доносить до населения информацию, чтобы не было кривотолков.

У меня двое детей – 8 и 9 лет. Конечно, хочется ещё, в перспективе – четверых. Стараюсь всё успевать. Мы живём с родителями мужа, они меня поддерживают. Моя свекровь взяла на себя заботу о детях. По крайней мере, я не переживаю, что они у меня вовремя не поедят, вовремя спать не лягут.
Я на марафоне.jpg Салтанат Азирбек на марафоне. Фото из личного архива

День Салтанат начинается в пять утра с пробежки на стадионе – четыре километра ежедневно, рассказывала она в одном из интервью. В шесть утра она уже на работе. В той же беседе майор Азирбек очень хвалила своего мужа, говорила, что он тоже старается облегчить ей жизнь – часть домашних обязанностей (доставку детей до школы, покупку продуктов) взял на себя, что они познакомились ещё в пору работы на телевидении и с тех пор вместе, очень любят друг друга.

– Ну вы же знаете, что полицию многие не любят?..
– Я вам скажу, почему. Во-первых, не любят те, у которых рыльце в пушку, которые когда-то нарушили закон, отсидели и так далее. Но есть ещё плохая черта у многих в обществе. Сами они никогда не сталкивались с полицией, но поругать её готовы. Особенно в социальных сетях.

Недавно я услышала разговор двух девушек. Одной из них 17 лет, второй – 18. И они обронили такую фразу, что вот «эти менты». А я говорю: «Девушки, во-первых, не менты, а полиция. А во-вторых, вы когда-нибудь сталкивались с полицией?» Оказалось, что никогда не сталкивались. Я говорю: «А как же вы можете оценивать их работу?» «Ну так все говорят». Ну так это стадное чувство. Если все говорят, это же не значит, что всё так и есть на самом деле.

Справка: День казахстанской полиции отмечается ежегодно 23 июня. Он был учреждён официально в 2007 году Указом Президента. 

В 1992-м Верховный Совет принял закон «Об органах внутренних дел Республики Казахстан». В этом году полиции независимой республики – 25 лет.

Главная иллюстрация: работа, представленная на областном конкурсе рисунков «Полиция глазами детей» (Акмолинская область, Бурабай). 
Рисунок: Женя Галела, «Мама и смешарики»
Фото: Нуржан Баймулдин. Взято с сайта газеты «Экспресс-К»
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх