Помочь заблудшим: есть ли выход из «черного списка» экстремистов? Узбекский опыт
Истории
14.09.2017
С середины лета в Узбекистане в рамках программы реабилитации власти начали исключать из «черного списка» людей, заподозренных или обвиненных в причастности к экстремистской деятельности. Исключают тех, кто, по мнению силовиков, «изменил свои взгляды». Инициатор этой программы - президент Шавкат Мирзиеёв.

«Открытая Азия онлайн» узнала подробнее – кого исключили, почему, и как после этого изменилась их жизнь.


В «черном списке» подозреваемых в причастности к религиозно-экстремистским течениям числилось более 17 000 граждан Узбекистана. Сейчас 16 тысяч из них уже вернулись к нормальной жизни. Об этом рассказал сам президент Мирзиёев 1 сентября во время встречи с религиозными лидерами страны. Встречу транслировали по круглосуточному информационному ТВ-каналу «Узбекистан 24».
фото№3.jpg
9500 человек из числа реабилитированных получили работу. Более 10 тысяч детей из этих семей начали ходить в разные кружки по науке, искусству, спорту, профессиям.

А 31 августа Мирзиёев, выступая по узбекскому ТВ на праздновании дня независимости, сказал: «Мы придаем большое значение возвращению к здоровой жизни тех, кто сбился с правильного пути, по незнанию и не имея жизненного опыта попал под влияние деструктивных идей и течений. Мы никогда не должны забывать одну жизненную истину: если мы не проявим великодушия к таким людям, считая их «плохими», не протянем им руку помощи, они так и останутся изгоями общества».

Что такое черный список?

В Узбекистане в «черный список» правоохранительных органов вносят граждан, осужденных по религиозным мотивам, лиц, имеющих отношение к запрещенным религиозно-экстремистским организациям, тех, кто симпатизировал таким организациям либо ошибочно вступил в их ряды, а также членов их семей.

Эта категория граждан находится под постоянным контролем силовых структур, раз в месяц они отмечаются у участковых инспекторов или проходят беседу в районном отделении милиции. Они не могут покинуть место проживания и выехать за границу. Лиц из «черного списка» не берут на работу в государственные организации. Этот список начал формироваться еще в начале 90-х годов прошлого века, когда в страну начали проникать радикальные течения – такие, как «Хизб-ут Тахрир», ваххабизм и так далее.

Ярые исламисты будут лишены гражданства

О том, что нужно возвращать в нормальную жизнь «введённых в заблуждение» и присоединившихся к различным религиозным движениям, Мирзиёев впервые сказал во время своей поездки в Андижан 3 июня. При этом он предложил лишать гражданства соотечественников, которые примкнули к радикальным религиозным группам и течениям.

«К примеру, если в пяти маxалляx (кварталы, - прим. ОА) 20−30 людей собьются с верного пути, то можно подсчитать, что пять из двадцати примкнули к самым худшим, они не вернутся. Ими не надо заниматься, их надо лишать гражданства Узбекистана. Я готов лишить этих людей гражданства», — сказал президент.

Оправдать заблудших

Уже 15 июня президент собрал имамов и религиозных деятелей со всей страны на конференцию в Ташкенте. Обращаясь к ним, Мирзиёев заявил, что надо заново изучить дела мусульман, оказавшихся в так называемом «черном списке», и поручил имамам работать с семьями людей, осужденных по религиозным мотивам.

«Из-за небольшой ошибки, только из-за того, что какой-то мусульманин отправил кому-то по телефону сообщение, его потом выставляют членом запрещенного течения, заносят в «черный список», несмотря на то, что он хороший и чистый человек. Вы обязаны поговорить с каждым из них, заново изучить их дела и оправдать невиновных. В конце года вы предоставите мне отчет», - сказал президент.

Мирзиёев особо отметил, что ребенок тем более не должен нести ответственности за грехи отца. «Вы забросили детей лиц, осужденных по политическим и религиозным мотивам. Навестите их, займитесь их воспитанием, отправьте отдыхать в лагеря, помогите поступить на учебу. Работайте и с ними тоже», - призвал духовных лиц президент.

Как проходит реабилитация?

Для пересмотра дел мусульман, внесенных в «черный список», в каждом районе, городе республики создали специальную группу из десяти человек. В нее вошли по одному сотруднику милиции, спецслужб, генпрокуратуры, городских и районных администраций, махаллей и мечетей.

Первый этап реабилитации завершился в конце июля, тогда были «оправданы» 4 тысячи 152 человека.

Имам-хатибы мечетей тех регионов, где живут эти люди, выступили в качестве гарантов того. Они тем самым поручились, что «обеленные» верующие больше не свернут с выбранного пути.
фото № 4 верующие.jpg


Две жизни Хакимахон Набиевой

Для уроженки города Маргилана, 35-летней Хакимахон Набиевой, жизнь в «черном списке» закончилась в начале августа. Её пригласили на беседу в маргиланский городской хакимият и сообщили, что отныне ей не придется отмечаться милиции и писать объяснительные записки.

- Я плакала от счастья! Меня телевидение снимало на камеру, потом показали по узбекскому ТВ-каналу. Правда, я очень смущалась, но ничего! Главное - теперь мой муж и мои дети не будут стыдится из-за меня, - рассказала Хакимахон нашему корреспонденту.

В «черном списке» она оказалась в 1998 году, когда ей было 17 лет. История у нее такая. Хакимахон с подругами пошла к Отин или Отин ойи – так называют в народе женщин-проповедниц религиозных норм и традиций. У них особый статус и авторитет в городских и сельских кварталах. Когда Отин арестовали, выяснилось, что она проповедовала своим ученикам идеи «Хизб-ут Тахрира» (пропагандирует восстановление «справедливого исламского образа жизни и исламского государства - халифата», - прим. ОА). Деятельность этой организации была запрещена в Узбекистане, и Хакимахон Набиева была внесена в черный список.
фото №5.JPG
- За эти 19 лет я отчаялась и возненавидела себя, что посещала уроки Отин. Я ведь не знала, что такое «Хизб-ут Тахрир». Когда вышла замуж, боялась, что если муж узнает, то он меня бросит. Слава Аллаху! Мой муж оказался человеком понимающим, наш брак спасли любовь и наши дети, - говорит Хакимахон.

Кстати, именно за судьбу детей она больше всего беспокоилась. Их у неё трое – старшему 16, дочке 14 и младшему сыну 3 года. Старший сын Азизбек недавно занял второе место на областных соревнованиях по легкой атлетике, и теперь его пригласили в спортивную школу.
Хакимахон опасалась, что дети узнают о её прошлом, и это как-то может отразиться на их судьбе. Ей было сложно объяснять сыновьям и дочке, почему иногда их семью посещает люди в милицейской форме. Сейчас Хакимахон нигде не работает, воспитывает своего малыша и ухаживает за 90-летней свекровью. Мечтает повидать дальние страны.

Популярный спортивный комментатор вернулся на ТВ

Реабилитация коснулась и 42-летнего Хайруллы Хамидова. В мае 2010 года он был осужден на 6 лет за создание незаконной религиозной организации и пропаганду салафизма, запрещенного в Узбекистане. В результате отсидел в тюрьме пять лет и был амнистирован 11 февраля 2015 года.
фото № 6.jpg
Хайрулла Хамидов – известный в республике журналист, спортивный комментатор, поэт и радиоведущий, получивший широкую известность своими религиозными проповедями. Его стихи на религиозные темы в Интернете слушали и смотрели не только жители Узбекистана, но и других стран Центральной Азии. В 2013 году сборник стихов Хайруллы Хамидова был издан в Лондоне на узбекском и русском языках.

5 августа на своей страничке в Фейсбуке Хайрулла написал: «Все, меня убрали из этого списка, хвала Аллаху!» В своем интервью популярному интернет-изданию кun.uz он сказал: «После выхода из тюрьмы я должен был оставаться дома каждый день с 22:00 до 06:00 и сообщать о своих перемещениях. Чтобы выехать из города и за пределы страны, также требовалось разрешение правоохранительных органов. Теперь, я надеюсь, телевидение будет приглашать меня к себе. Я скучаю по спортивному комментированию».

И действительно, Хайрулла был восстановлен на своей прежней работе – телеканале «Спорт» - и уже 31 августа он комментировал футбольный матч между Узбекистаном и Китаем.
фото№ 7 Спортивный комментатор.jpg

Террорист – не узбек!

На той же встрече с духовенством страны Шавкат Мирзиёев заявил, что террористы-соотечественники недостойны, чтобы их называли узбеками. «Разговоры о том, что это узбек. Это для всех нас… Мною очень нехорошо воспринимается. У нас такая история, столько ученных, умных и просвещенных людей. Мне не нравится, когда говорят, что это совершил узбек. Не знаю, как вам», – с сожалением сказал президент.

Его слова, очевидно, вдохновили певца Киличбека Мадалиева, и летом в Интернете появился клип на песню «Узбек эмас» («Не узбек»). Он начинается с монолога певца о том, что в последнее время в различных странах мира лица узбекской национальности совершают террористические акты. «Подобные вести разрывает мое сердце. Не говорите, не слушайте - это все вранье. У кого руки в крови – тот не узбек», - заявляет Киличбек.
фото №8.jpg
У кого руки в крови – тот не узбек ...
Те, кто предал Родину и стал террористом,
Не имеют права называться узбеками.
Что написано в документах, не хочу знать,
У кого руки в крови – тот не узбек.
За три месяца клип артиста на YouTube просмотрели почти 120 тысяч человек.

О том, как живут казахстанцы, имеющие судимость за экстремизм, «Открытая Азия» рассказывала ранее. Мужчина-герой материала отбыл назначенный судом срок, осознал, что пошёл по ложному пути и хотел бы вернуться к нормальной жизни. Но не может этого сделать из-за того, что внесён в подобный же чёрный список. Он оказался в своеобразной социальной изоляции: его не берут на работу, ни одна касса в стране не принимает от него денег, ему не продают даже билеты на поезд. При этом идеологи религиозного движения, из-за которого он был осуждён, остаются на свободе. 
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх