АРХИТЕКТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ УЗБЕКИСТАНА: НЕОБЫЧНЫЙ ВЗГЛЯД НА КРАСОТУ И ВЕЛИКОЛЕПИЕ

Самарканд – Рим Востока
Архитектурные памятники Узбекистана и спустя сотни лет продолжают восхищать всех своей красотой и великолепием, талантом и мастерством зодчих и мастеров того времени. Особенно это заметно в Самарканде, городе, который собрал воедино десятки уникальных архитектурных сооружений.
Для сооружений древних памятников Самарканда характерны не только монументальность, пышная отделка зданий, множество украшений, стремление к строгой симметрии, но и применение оригинальных технических приемов для решения практических и, в частности, бытовых нужд
Left
Right
Жемчужина исламского мира
1
Очаг цивилизации
История этого города уходит в глубь тысячелетий. Археологические находки и летописные источники достоверно свидетельствуют о том, что люди жили на территории нынешнего города еще за несколько тысячелетий до нашей эры.
2
Ровесник Рима и Вавилона
Название «Самарканд» происходит от родственного слова «семизкент».
Город по праву считают ровесником таких городов-легенд, как Вавилон и Рим. Примерный возраст Самарканда, который зарегистрирован официально - 2700 лет.

3
Эпоха расцвета
При завоевателе Амире Тимуре Самарканд становится столицей мировой империи, простиравшейся от реки Инда до Босфора.
А при великом ученом-астрономе Улугбеке город приобретает славу одного из выдающихся центров культуры и науки средневековья.
4
Неповторимый город
«Эдем Востока», «Драгоценная жемчужина исламского мира», «Рим Востока», «Лик земли» - именно такими пышными названиями наделяли Самарканд поэты, историки, средневековые географы Ирана, Индии, Китая, Византии, Египта.
На эту сторону древних памятников зачастую туристы обращают мало внимания, да и гиды, подробно знакомящие нас с ними, говорят об этом вскользь.

Ведь мало кто из тех, кто с любопытством рассматривает декоративную внешнюю красоту архитектурных памятников Самарканда Бухары, Термеза или Хивы интересуется важными инженерными качествами, обеспечивших в свое время комфорт и удобства для тех, кто пользовался этими сооружениями.

Профессор кафедры истории и теории архитектуры Ташкентского архитектурно-строительного института Хайрулла Пулатов утверждает, что в средневековом жилищном строительстве IХ – Х веков эффективно применялся прием деревянного каркаса (синч), который позволял максимально сохранить прохладу летом, и тепло зимой.
Синч делался в два ряда, то есть два ряда деревянного каркаса, а между ними – воздушное пространство. Это самый хороший теплоизолятор, помогающий людям эффективно переносить жару в летнее время и морозы зимой. Этот метод относится, в основном, к памятникам народной архитектуры, к зданиям, возводимым в массовом порядке, – жилью, мечетям, мавзолеям, караван-сараям.
Хайрулла Пулатов
При строительстве жилья, и при возведении монументальных архитектурных сооружений главными требованиями были их прочность и устойчивость.
Вот почему многие из них дожили до наших дней, выдержав жару и морозы, землетрясения, пожары, набеги врагов. И здесь нельзя не сказать о том, что древние зодчие использовали в своей работе раствор из гипса – ганч, который является очень эластичным, он – словно пружина, что способствовало сейсмостойкости зданий.
В этот период мастерство каменщиков достигло высокого уровня. В монументальной архитектуре этого периода жженый кирпич стал основным строительным и декоративным материалом.
Важно, что конструкции из обожженного кирпича связаны с употреблением ганчевого раствора. А его значение в среднеазиатском зодчестве исключительно велико. Он служил прочным раствором при возведении сводов и куполов. В силу быстрого схватывания этот раствор облегчал кладку сводов и куполов без опалубки. Составляя часть объема конструктивных элементов, он своей пластичностью обеспечивал большую сохранность всего сооружения при сейсмических явлениях, свойственных многим областям Узбекистана.
Важно, что конструкции из обожженного кирпича связаны с употреблением ганчевого раствора. А его значение в среднеазиатском зодчестве исключительно велико. Он служил прочным раствором при возведении сводов и куполов. В силу быстрого схватывания этот раствор облегчал кладку сводов и куполов без опалубки. Составляя часть объема конструктивных элементов, он своей пластичностью обеспечивал большую сохранность всего сооружения при сейсмических явлениях, свойственных многим областям Узбекистана.
Интересно
Еще один важный элемент древних узбекских зодчих – использование стрельчатых арок, которые также придавали сейсмостойкость и прочность зданиям. Они применялись в те времена и в Западной Европе, но не в целях зашиты от землетрясений, а для возведения более высоких сооружений.
Архивные хроники: как выглядел Самарканд в 1930 году
Современный Самарканд
Использование древними зодчими ганчевого раствора и стрельчатых арок полностью относится к таким монументальным и широко известным сооружениям, как мечеть Биби-Ханым и медресе Улугбека в Самарканде.
Соборную мечеть Биби-Ханым начали строить в 1399 году, после похода Амира Темура в Индию. Сахибкиран придавал исключительное значение этой мечети: он сам следил за работами, всячески поощрял огромную армию рабочих и мастеров скорее завершить постройку. Мечеть строилась меньше пяти лет, и в 1404 году была уже закончена. Тимур требовал, чтобы самаркандская мечеть превзошла величественностью все здания мира.
Большая прямоугольная площадь, занятая мечетью, снаружи была ограждена глухой сравнительно невысокой стеной, над которой возвышались прорезанные огромными стрельчатыми арками грандиозные пештаки, кубические массы больших зданий с куполами на барабанах и стройные минареты.
Уникальность архитектуры
Все эти архитектурные объемы, симметрично расположенные по периметру большого двора, создавали своеобразный, проникнутый единством художественного замысла монументальный ансамбль.
Вход на территорию мечети украшал гигантский пештак, представлявший самостоятельное архитектурное сооружение. Обширный двор мечети окружала аркада, за которой со всех четырех сторон располагались крытые галереи, образованные рядами колонн. Боковые галереи посередине прерывались сравнительно небольшими портально-купольными зданиями.
В глубине двора поднимался второй сорокаметровый пештак, и сейчас еще сохранивший величественную арку и граненые минареты на углах.
За ним высилось здание главного «святилища», увенчанное полусферическим гладким бирюзового цвета куполом.
Архитектура мечети была обращена к массе людей, заполнявших в дни богослужений двор и площадь перед зданием.

Идеи древних зодчих, положенные в основу этого сооружения, нашли воплощение и в интерьере «святилища». Оно поражало величием пространственного решения, тонкостью пропорций, богатством декора. Над большим и высоким квадратным помещением, расширенным с каждой из сторон глубокой нишей, вознесен купол, плавный переход к которому образуют тромпы, конструктивно дополненные щитовидными парусами.
Хайрулло Пулатов
Несмотря на то, что это грандиозное сооружение уже нашими современниками несколько раз реставрировалось, нельзя не восхищаться величием замысла древних зодчих и ощутить огромную силу их вдохновенного мастерства. Архитектурно-художественный образ мечети Биби-Ханым представляет сложное явление, в содержании которого отразились представления живших тогда людей о мире. Современники тогда с восхищением писали «купол мечети был бы единственным, если бы небо не было его повторением, и единственной была бы арка, если бы млечный путь не оказался ей парой». А использование ганчевого раствора и стрельчатых арок было продиктовано желанием мастеров и архитекторов сохранить это здание на века, обеспечив его устойчивость, - отмечает Хайрулло Пулатов.

Народное предание связывает строительство этой мечети с именем жены Тимура, решившей подарить своему супругу сооружение во время его отсутствия. По легенде Биби-Ханым была самой любимой женой Тимура и самой прекрасной женщиной его гарема. Когда Тимур уехал в один из походов, ей пришло в голову сделать ему подарок и, заодно, увековечить свое имя – построить грандиозную мечеть, которая бы своими размерами, великолепием и убранством превосходила все существующие постройки.
Чтобы мастера и рабочие не сомневались, что у нее есть средства, царица приказала показать им груды золота и драгоценностей, предназначенные на постройку. Работа закипела. Руководить работой поставила молодого зодчего, и тот, очарованный красотой царицы, влюбился в нее. И вот мечеть уже почти выстроена, остается лишь одна огромная портальная арка. Все чаще посещает постройки Биби-Ханым и торопит архитектора. Но тот не спешит: он знает, что не увидит больше ее, как только исполнит поручение.
Тем временем Тимур шлет весть о скором своем возвращении. Биби-Ханым с нетерпением ожидает окончания стройки. Но дерзкий зодчий ставит условие: мечеть будет закончена, если царица разрешит себя… поцеловать. Царица разгневана; зодчий забыл, кто она такая? Но архитектор неумолим…
А Тимур уже подходит к столице. Биби-Ханым вне себя от досады: так долго лелеянный и почти уготованный ею сюрприз своему супругу может не получиться. Царица не смеет допустить этого.
Она соглашается на поцелуй. Но при поцелуе закрывает лицо подушечкой (по другой легенде – ладонью); поцелуй был так горяч, что оставил на щеке красавицы пятно. И вот Тимур въехал в столицу, его восхищенному взору представилась во всем блеске соборная мечеть – подарок любимой жены. Каково же было смущение Биби-Ханым, когда прорицательный супруг углядел пятно на ее щеке. Дальше можно не продолжать – понятно, какое жуткое наказание ждало дерзкого зодчего.
Left
Right
Интересно
История, однако, не знает имени Биби-Ханым, и разрушает всю прелесть этой красивой сказки. Главную жену Тимура звали Сарай Мульк-Ханым. И ко времени постройки мечети, ей было далеко за 60 лет.
Мечеть Биби-Ханым

Медресе Улугбека является старейшим медресе на площади Регистан и было возведено в 1417–1420 годах правителем государства Тимуридов и ученым-астрономом Улугбеком. Возведение этого сооружения, а чуть позже и обсерватории, принесло Самарканду славу одного из главных центров науки средневекового Востока.

Медресе было построено в западной части площади Регистан, напротив него несколькими годами позже была возведена ханака Улугбека, а северная сторона была занята караван-сараем. Два последних сооружения простояли около двух столетий, а потом на их месте в начале XVII века появились дошедшие до наших дней медресе Шердор и медресе Тилля-Кари.
Задняя сторона двора была занята мечетью, над угловыми учебными аудиториями медресе возвышались четыре купола, а по углам здания располагались четыре минарета. Здание обращено к площади величественным восточным порталом с высокой стрельчатой аркой, над которой находится мозаичное панно с геометрическим орнаментом, выполненное из цветных кирпичиков, поливной и резной керамики.
Медресе Улугбека было одним из лучших духовных университетов мусульманского Востока XV века. По преданию, в нем обучался знаменитый поэт, ученый и философ Абдурахман Джами. В учебном заведении читались лекции по математике, геометрии, логике, естественным наукам, сводам учений о человеке и богословию. И делали это известные ученые того времени, а также сам Улугбек.
Это сооружение является непревзойденной жемчужиной средневековой архитектуры Востока и в нем древние зодчие использовали все передовые идеи и методы строительства, в том числе и те, о которых мы говорили выше – жженный кирпич, раствор из ганча и стрельчатые арки.
А в ханаке и караван-сарае, которые относятся к объектам народной архитектуры, были созданы все удобства (бытовые, как сказали бы сейчас) для посетителей. А ведь они просуществовали более 200 лет/
Left
Right
Медресе Улугбека
В заключение приведем мнение профессора УзГУМЯ, заслуженного деятеля искусств Турсунали Кузиева, который считает, что архитектурная школа эпохи Темуридов оказала непосредственное влияние на европейскую архитектуру.
Made on
Tilda