Шухрат Аббасов: Искусство должно воспитывать в людях мужество и жизнеспособность
Люди
03.05.2018

25 апреля в отделении реанимации 1-го правительственного стационара Ташкента скончался знаменитый узбекский и советский кинорежиссер Шухрат Аббасов. Он был доставлен в больницу накануне в тяжелом состоянии.

 

Незадолго до его смерти «Открытая Азия онлайн» побеседовала с Шухратом Салиховичем о том, с какими трудностями столкнулись создатели фильма «Ташкент – город хлебный». В этом году исполняется 50 лет со дня выхода этой картины для широкого показа по всему Советскому Союзу.

 

Шухрат Салихович Аббасов – режиссер, сценарист, народный артист СССР, лауреат Государственной премии Узбекской ССР имени Хамзы и премии Ленинского комсомола Узбекистана. Родился в 1931 году в городе Коканде. Работал на киностудии «Узбекфильм» с 1959 года. Культовый режиссер советской эпохи известен своими фильмами «Ташкент – город хлебный», «Ты не сирота», «Абу Райхан Беруни», «Маленький человек в большой войне», «Об этом говорит вся махалля».

Фото 2.jpg

Фильм «Ташкент – город хлебный» был снят по мотивам одноимённой повести Александра Неверова, а сценарий написал Андрей Кончаловский.

Действие происходят в 1921 году: Советская Россия, Поволжье. Не успели отгреметь битвы гражданской войны, как новая беда настигла молодую Советскую республику. Засуха накрыла землю Поволжья. Неурожай привёл к массовому голоду. Чтобы спасти мать и младших братьев, крестьянский мальчик Миша Додонов вместе с другом Серёжей отправляется в среднеазиатский город Ташкент (о продуктовом изобилии которого ходило тогда много легенд) на заработки.

 

По дороге Серёжа заболел тифом и остался в лазарете на одной из железнодорожных станций. Дальнейший путь Миша продолжает один. Испытав многочисленные лишения, он приезжает в Ташкент. Здесь мальчик батрачит на виноградниках бая, с трудом, но выколачивает из него свой заработок. С деньгами и несколькими мешками зерна Миша возвращается в родную деревню. В живых он застаёт только больную, измождённую мать. Младшие братья Яша и Федя умерли от голода.

Фото 3.jpg

Несмотря на то, что фильм был снят в двухсерийном варианте, в прокат картина пошла обрезанной цензурой односерийкой. Кинолента получила награды на всесоюзном кинофестивале в Алма-Ате - за лучшую режиссуру, за лучшее изобразительное решение, за лучший фильм для детей и юношества.

 

Но авторы ленты чудом спасли и сохранили копию фильма. Долгие годы она хранилась в архивах оператора Хатама Файзиева. Лишь 45 лет спустя эта раритетная кинолента была оцифрована и вновь показана зрителю на большом экране. В 2013 году в Ташкенте состоялась премьера двухсерийной версии этого легендарного фильма.

 

Перед тем, как приступить к съемкам, Шухрат Салихович ездил в киноархив в городе Самаре (бывший Куйбышев) и просмотрел документальную хронику периода страшного голода 20-х годов ХХ века.

        

- Шухрат Салихович, расскажите, пожалуйста, об этой хронике.

- О, это ужас был, ужас! Я видел кадры, как мать съела своих детей. Можете себе представить? Она сидит на костях своих детей. Вот такая страшная женщина, потерявшая рассудок от голода. Поволжье было одним из крупнейших зерновых регионов России. Тогда злую шутку сыграла засуха. Орошаемого земледелия не было, почему все и потянулись в Ташкент. Потому что здесь издавна веками было орошаемое земледелие, не надеялись на дождик.

 

- Что ещё вас впечатлило в архивной хронике того времени?

- Многое я там видел. Например, как один мужик ведёт собачку, он в сумку сажал собачку, чтобы не украли и не съели. А вот ещё эпизоды: как мальчик из бревен червей выковыривал. Какие-то брёвна лежали, в них черви – крупные, белые, и он их ел. Чего только не ели: кошек, крыс - и за ними гонялись, всех съели. Для чего я это все хотел показать? Чтобы люди, чтобы народ - не только русский народ, а чтоб все народы - знали, что было хорошего и плохого. И надо все пережить и иметь силу пережить даже такой голод. Уметь перебороть этот голод, побороть смерть.

 

Вот я видел кадры, как на дровяном складе умирали женщины, которые заготавливали саксаул в Казахстане. Они умирали с голоду прямо на работе. Падали, прямо с трапа их поднимали. А когда умирают, оказывается, как последний жест - начинают в рот кулак засовывать и сосать. Вот этого всего я не знал. Все я показал потом в картине.

 

Я видел на плёнке, как поезд, следующий по маршруту Владивосток - Москва, останавливается - весь состав болеет дизентерией. Сотни тысяч людей страдали тогда этой болезнью.

Фото 4.jpg

Это была чума того времени. Все болезни вылезают, когда человек ослабевает. Вот какие вещи я видел. И как я мог голод приукрасить или как-то улучшить? Просто показать? Нет хлеба, пустая посуда - и все? Это было бы преступлением перед этим великим голодом. Я сказал ВСЕ! Это был документ эпохи!

 

- Почему Андрей Кончаловский предложил сценарий фильма «Ташкент - город хлебный» вам?

- У меня уже был опыт после фильма «Ты не сирота», который я снял в 1962 году. Там тоже дети играли в основном, поэтому Андрей Кончаловский предложил мне этот сценарий, посчитав, что у меня лучше получается работать с детьми на съемочной площадке.

 

Но Андрей не пользовался авторитетом у руководства Госкино после фильма «Первый учитель» по Чингизу Айтматову. В Киргизии были недовольны тем, как он снял этот фильм. И в Госкино мне в лицо швырнули сценарий. Все 60 или 80 страниц. И страницы полетели по ступенькам вниз на четыре этажа. И я со слезами на глазах, проклиная Кончаловского, что я должен из-за него вынести, какой позор, - я стал собирать по страничкам этот сценарий.

 

Мне говорили: «Ты знаешь, Шухрат, будет скандал у тебя в Узбекистане. И потом, какое ты имеешь отношение к русской повести Александра Неверова? Ты же узбек! Нужно ли тебе браться за это? Ты же не сможешь это сделать! Снимай лучше свои узбекские произведения!» Я возражал: «А если смогу?» «Если сможешь - это здорово, но мы же не можем рисковать».


- Как по-вашему, удалось вам осуществить задуманное?

- Абсолютно. Деньги дали на одну серию, а я снял двухсерийный фильм. Из-за этого большой скандал был. В том году односерийный вариант вышел.

 

- Что вырезала советская цензура?

- Цензура, по сути, вырезали целую серию, и мне пришлось из того, что осталось, собрать односерийную версию «Ташкента - города хлебного». Вырезали то, что касается голода народа, судьбы народа. Сказали оставить только судьбу мальчика, его историю.


Ну я уже не помню точно, какие там кадры были. Потому что я был зол и сердит. Вот, например, там были кадры всякого мародерства, там солдат хромой раздевал мёртвую бабу, снимал платок с нее так, что вместе с трупом тянет. Был целый эпизод в казахстанских степях.

Фото 5.jpg

Все эти эпизоды вырезали. Еще по совету Шарафа Рашидова, тогдашнего главы республики, вырезали один эпизод. Хотя Рашидов мне очень помогал. Он вызвал мне к себе и сказал: «Шухрат, ты сделал отличный фильм, ты сделал такой реализм! Но на твою картину нападают не потому что она плохо сделана, а потому что они хотят меня скинуть с работы. Поэтому у меня тоже к тебе есть маленькое замечание: вот ты там показываешь, как русский мальчик встречается с узбекским мальчиком, и потом они голодные копаются в мусорной яме и дерутся за неё. Это все хорошо. Это передаёт голод: и узбеки, и русские страдали в те годы… Но вот когда они там обгладывали рыбные кости, сначала один обгладывал, потом этот узбекский мальчик вырывает из рук русского мальчика и тут же обсасывает, вот это вызывает не эстетическое чувство. Чуть-чуть подрежь. От этого ничего не потеряется, но ты знай, один твой знакомый режиссер ко мне уже восемь раз поднимался в ЦК и на тебя поклёп сделал». Я говорю: «Кто он?» «Я не могу тебе сказать. Я не имею права, раз он пришел, доверился».

 

- Где и когда состоялась премьера фильма?

- Нет, это была не премьера. Я сдал фильм Алексею Романову (председатель комитета по Кинематографии при Совете министров СССР – прим. ОА). А ему уже отсюда позвонили. Сказали: вот ЦК Узбекистана против этого фильма, но они не слушаются. Аббасов очень упрямый, очень принципиальный человек. Он категорически отказывается вносить какие-либо изменения.

 

Романов, как только посмотрел фильм, сразу стал орать: «Резать, резать, оставить только судьбу мальчика, судьбу русского народа не трогать!» Замминистра культуры Узбекистана Расул Гулямов говорит мне: «Ну вот, Шухрат, всё на твоей совести - «Узбекфильм» 9 месяцев не получает зарплату из-за твоей картины».

 

Потом он сказал, что уже договорился с «Мосфильмом», что там ждёт меня Евгения Ладыженская - главный киномонтажёр «Мосфильма» того периода. У меня было 2 часа времени всего, потом Алексей Романов уедет куда-то и не подпишет документы. Фильм не будет готовым. Люди без зарплаты будут сидеть. И вот, деваться некуда, поехал, показал Ладыженской свой фильм. А тогда еще ножницами резали. Она ножницы взяла и говорит: «Дорогой Шухрат, вот тебе ножницы, делай что хочешь со своим фильмом. Я ни одного кадра из твоего фильма вырезать не могу. Я резала фильмы Эйзенштейна, я резала фильмы Пудовкина, но этот фильм я тронуть не могу, совесть не позволяет. Это гениальная картина». И я тогда разозлился, со слезами на глазах сел за монтажный стол и за 2 часа прямо резко кусками все народные сцены вырезал.

 

- Алексею Романову показали вырезанный вариант, а что дальше было?

- А потом он посмотрел, сказал: «Все! Давайте акт о приёмке фильма, я подпишу». Меня все стали поздравлять, и там сидели в зале все: Евгений Матвеев, и ещё несколько известных режиссёров было – например, Михаил Богин.

 

Потом, когда мы были во дворе Госкино, когда картину уже приняли, этот Матвеев говорит: «Повертайся, я хочу посмотреть, дорогой мой гений, каким бывает гениальный режиссёр со всех сторон, ну-ка, покрутись передо мной, сынок». Все посмеялись там. Евгений Матвеев, спасибо ему, поддержал меня в тот момент. Да у нас на студии «Узбекфильм» посмотрели сценарист Адельша Агишев, режиссер Али Хамраев и другие молодые режиссеры и сценаристы. Там все меня поддержали.

 

- Когда первый раз был показан фильм?

- Первый показ фильма «Ташкент - город хлебный» состоялся в Ташкенте в 1968 году.

 

- Шухрат Салихович, как удалось сохранить вырезанные эпизоды фильма?

- Это целая история. В один прекрасный день приходит ко мне мой бывший оператор, который снимал фильмы «Ты не сирота» и «Ташкент - город хлебный», - Хатам Файзиев - и говорит: «Шухрат-ака, вы так страдаете, я вижу эту боль. На всю жизнь и вам, и мне наш фильм искалечили. А я знал, что в своё время справедливость восторжествует. Я тогда украл ночью с моим коллегой Ильдаром Искандаровым отрезанные куски фильма –всего 24 кассеты. Хатам хранил первоначальную двухсерийную версию фильма у себя в операторской комнате в «Узбекфильме». И теперь говорит: «Давай отдадим Шухрату-ака, обрадуем его». По-моему, они сделали мне подарок на день рождения. Тогда, в 2013 году, в кинотеатре в Ташкенте, показали полную версию этого фильма, там собрали журналистов, всех кинематографистов, студентов.

 

- Что вы хотели сказать этим фильмом?

- Надо готовить людей к мужеству, вот о чём фильм. Но не все понимают. Тут сразу видят намек на что-то. Искусство должно воспитывать в них (в людях) мужество, жизнеспособность, боеспособность, чтоб они боролись за жизнь. Я не терплю эти восстания, бунты, они отбрасывают человечество на сотни лет назад сразу. Я верю только в человеческий труд, крестьянский труд.

 

- Как сложилось судьба главного героя, Мишки Дадонова?

- Эту роль исполнил актер Владимир Воробей. Он приезжал на все мои юбилеи. Володя окончил французскую школу для одаренных детей и стал руководителем русско-французского культурного центра. Он как-то сказал: «Общение с Шухратом Салиховичем было для меня школой жизни…»
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх