Сто дней одиночества вдовы известного казахстанского художника
Истории
09.10.2017
Свой 77-й день рождения Гульсара Гумарова, супруга известного казахстанского художника Сакена Гумарова, встретила 1 октября в больнице – здесь пожилая женщина живёт уже больше полугода. И отсюда её не спешат забирать родные. Историю женщины рассказывает партнёр «Открытой Азии онлайн» – газета «Уральская неделя».

Сестринское отделение Зелёновской районной больницы. Здесь лежат люди после тяжёлых операций, за которыми некому ухаживать, – в основном бездомные, спившиеся люди и одинокие старики.

супруга Гумарова 8.JPGСакен Нажметдинович Гумаров (1937 – 1995 годы) – один из известнейших казахстанских художников, член Союза журналистов СССР, член Союза художников Казахстана. Окончил ГИТИС, работал театральным режиссёром и актёром. В биографиях упоминается, что писать начал ориентировочно в 1955 году. Учился живописи в Ленинграде (сейчас Санкт-Петербург, – прим. ОА) в мастерской лидера русского авангарда Павла Филонова. Жил и работал в Уральске (город на западе Казахстана, на реке Урал, – прим. ОА). Персональные выставки Сакена Гумарова проходили в Киеве, Москве, Будапеште и во многих других городах. На родине открыт музей Сакена Гумарова.



Как Гульсара Валиевна Гумарова оказалась в больнице для одиноких?
– Её сюда привезли сотрудники первой поликлиники, – объясняет старшая медсестра отделения сестринского ухода Ботагоз Даулеткали. – Это был февраль 2017 года. Гульсара-апа была в тяжёлом состоянии – крайне истощена: она, видимо, не ела несколько недель, у неё были сильнейшие пролежни, её элементарно не мыли долгое время. Первое время мы ждали, что её заберут родные, а потом поняли, что никто за ней не приедет.

В палату Гульсары Валиевны мы входим с цветами и фотографиями её супруга. Перед встречей Ботагоз предупредила нас, что её пациентка очень любит цветы, а ещё ей нравится смотреть на фото Сакена Нажметдиновича – несколько фото художника Гумарова для своей особенной пациентки ещё весной распечатали сами медсёстры. 
Увидев гостей, Гульсара-апа с разочарованием опускается на подушки. Когда мы протягиваем ей фото, она без интереса смотрит на них и еле слышно произносит: «Спасибо. Будьте здоровы и счастливы». 

– Уже несколько недель она пребывает в депрессии, ни с кем не разговаривает, практически не встаёт, не хочет смотреть телевизор и ждёт своих родных, – говорит Ботагоз Даулеткали. – Когда я сказала, что к ней приехали гости, она оживилась, глаза у неё загорелись. А при виде вас она расстроилась…
1 (2).JPGНо в целом, как отмечает Ботагоз, Гульсара Гумарова предпочитает эмоции не показывать.


– Она – очень выдержанная, интеллигентная. Никогда не жалуется. Никого ни в чём не обвиняет, – говорит нам медик. – Однажды весной к ней приезжала внучка, сказала, что хочет забрать бабушку, чтобы оформить доверенность на пенсию. Мы сначала не отдали ей Гульсару Валиевну, но потом они всё-таки забрали её. 

Но, как оказалось, ненадолго. Всего через 10 дней Гумарову в сестринское отделение привезла писательница Улдай Сариева. 

– Сариева сказала нам, чтобы мы больше никому не разрешали забирать Гульсару-апа, не позволяли никому заставлять её подписывать какие-то документы, доверенности, но эта внучка больше у нас не появлялась. Были две родственницы со стороны мужа. Иногда проведать её приезжает сама Улдай Сариева. Тогда Гульсара-апа оживает, в её глазах светится счастье. Но уже несколько недель к ней не приезжает никто.
4.jpgАлия Гумарова, сестра художника, призналась, что она очень встревожена ситуацией, в которой сейчас оказалась Гульсара Гумарова, но как её разрешить - не знает.


«Предпочитала быть в тени мужа»
Позже мы созвонились с людьми, которые близко общались с четой Гумаровых.
К сожалению, отключенным оказался телефон писательницы Улдай Сариевой, неравнодушной к судьбе супруги известного художника. 
Виктор Киянский – один из тех друзей художника, кто всесторонне поддерживал его творчество и даже издал посмертный каталог картин Сакена Гумарова «Звёздные ритмы Сакена» – на данный момент находится за пределами Казахстана. 

Михаил Михайлович Никитин, экс-редактор газеты «Пульс города», рассказал «УН», что их с Гумаровым связывала настоящая мужская дружба. 
– Для меня большая неожиданность, что Гульсара сейчас находится в больнице, ненужная никому из родных, – высказался он. – Когда Сакена не стало, к нему пришла посмертная слава, и Гульсара оказалась в центре всеобщего внимания. Она умница, взяла в свои руки руководство музеем Сакена, проводила там конференции, возила его картины на международные выставки.
супруга Гумарова.jpg
гульсара гумарова 14.jpg – Сакен был очень хорошим отцом, заботливым мужем. С любой выставки он привозил детям и жене подарки, старался радовать их всем, чем мог. Гульсара была его музой, он посвятил ей множество своих работ – «Когда Гульсара была «птицей», «рыбой», «цветком».

Михаил Михайлович отмечает, что Гульсара Гумарова создавала все условия для того, чтобы Сакен мог комфортно работать и отдыхать. Дома у художника был свой кабинет – святая святых, где он творил. Если в дом приходили гости, их всегда ждал накрытый стол – Гульсара была радушной хозяйкой.

– Сакен был очень лёгкий, приятный в общении человек, – вспоминает Михаил Никитин. – Мы познакомились, когда я редакторствовал в «Пульсе», а он работал в театре. Сакен был большой эрудит. Он прекрасно знал Библию. Мог цитировать наизусть отрывки из Корана. Гульсара всегда предпочитала оставаться в тени мужа. Когда я бывал у них в гостях, она предпочитала не говорить, а слушать то, о чём мы говорим с Сакеном.

Сама крахмалила холсты 
Галия Акмурзина долгие годы дружила с дочерью Гумаровых Акмарал. Она познакомилась с мамой подруги в 2004 году, когда Сакена Гумарова уже не стало. 

– Гульсара Валиевна тогда приехала в Алматы, чтобы проведать Акмарал, очень эффектная, красивая, – вспоминает Галия Акмурзина. – Рассказывала, что с мужем они жили дружно. Он для семьи был той самой каменной стеной, о которой мечтает каждая женщина. Гумаров при жизни был непризнанным художником и страдал от этого. Но Гульсара Валиевна своим спокойствием внушала ему уверенность – нужно писать, если душа просит. Она рассказывала, что в годы развала, когда был повальный дефицит всего и вся, она покупала обыкновенные простыни на метраж, крахмалила их, выбивала и делала мужу холсты для картин.
супруга Гумарова 11.jpg
супруга Гумарова 12.jpg

По словам Галии, её подруга Акмарал отдала своего сына-первенца Туранбека родителям, чтобы те воспитывали его, как родного сына. 

– Сакен Гумаров очень хотел, чтобы у него был сын, наследник, а в семье было три дочери, – объясняет она. – Поэтому после замужества Акмарал отдала им сына, и Гумаровы дали ему свою фамилию.
супруга Гумарова 10.jpg
– У Гульсары сейчас остались двое наследников – это сын Туранбек и внучка Гульсана. Оба они – дети Акмарал, – рассказывает она. – И теперь живут в квартире Гульсары, но ухаживать за бабушкой не хотят.

– Сакен никогда ничего не жалел для своих детей, и Гульсара старалась жить для них, – с горечью произносит золовка моей героини. – Она, наверное, была слишком мягкой, покупала им всё, что они хотели, многое им позволяла. Когда они вели себя плохо, она всегда их защищала, не позволяла говорить о своих внуках плохо.

В последние годы, когда она стала сильно болеть, я предлагала ей поменять квартиру, чтобы Гульсана с мужем и Туранбек жили отдельно, но Гульсара твердила: «Не хочу уезжать из дома, где жил мой Сакен». Ухаживать за ней, приносить ей еду, по словам Алии Гумаровой, близкие Гульсары Валиевны им запретили.
– Они не открывали нам дверь, когда мы приходили навестить Гульсару, а она, если мы ухитрялись к ней проскочить, всё время твердила: «Кушать хочу, пить хочу!» Но отнести ей что-то покушать мы не всегда могли, – откровенно признаётся Алия Гумарова. – В квартире Гульсары нас всегда встречают враждебно.

А потом она не пришла на юбилей мужа 
Слова родственницы подтвердил нам и заведующий домом-музеем Сакена Гумарова Ермек Айдарханов. По его словам, в квартиру Гульсары Гумаровой они не могут попасть больше полутора лет. 

– Раньше Гульсара Валиевна приходила на все наши встречи, бывала на праздновании дня рождения Сакена Гумарова, на 8 марта, Наурыз, – говорит она. – Но в этом году, когда 3 февраля мы отмечали 80-летний юбилей художника, она не пришла. Вообще она перестала ходить к нам на встречи уже почти два года. Мы пытались навестить её в квартире. Но родные неохотно открывали нам дверь, не пускали к супруге Сакена Нажметдиновича. 

Ермек Айдарханов рассказывает, что сейчас дом-музей Сакена Гумарова владеет 15-ю работами художника – их в дар государству передала Гульсара Гумарова. Ещё около 10 полотен хранятся в областном краеведческом музее.
супруга Гумарова 3.JPG
– В квартире Гумаровых было втрое больше полотен, чем у нас, но сейчас там нет ни одной картины – куда они делись, неизвестно, – с сожалением констатирует он. – Гульсара Валиевна рассказывала нам, что во время выставок многие картины были проданы в частные коллекции в Америку, Турцию, Японию, Германию. Эти картины бесценны с точки зрения искусства. Обидно, что мы не смогли сохранить их в Казахстане.

Айдарханов отмечает, что Гульсара Гумарова многое сделала для того, чтобы в Уральске был музей Сакена Гумарова, чтобы жило его творчество.
– За любым великим человеком обязательно стоит женщина – жена, мама, – рассуждает он. – Для Сакена Нажметдиновича это была Гульсара Валиевна. Она «болела» творчеством своего мужа, знала досконально историю создания каждого его полотна. Это именно благодаря ей мы смогли воссоздать историю становления большинства картин художника, у неё сохранились записи, документы, которые стали основой трудов о творчестве Гумарова. То, что музей работал, собирал делегации с разных стран, сотрудничал с музеями не только Казахстана, но и всего СНГ, – это большая заслуга Гульсары Гумаровой. Она не заслуживает жить в тех условиях, в которых она сейчас живёт.

Текст Людмилы Калашниковой
Фото: Рауля Упорова и из архива Ярослава Кулика 

комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх