Сёла Семиречья, в которых живут дольше всего
Места
23.04.2018
Уйгурский район Алматинской области известен сегодня в основном благодаря Чарынской ясеневой роще и тёплым минеральным источникам. Однако у него есть ещё одна составляющая, не столь раскрученная, но от того не менее примечательная, – древние уйгурские сёла, расположенные у северного подножия Кетменского хребта.

От всего этого веет какими-то иными мирами, древними оседлыми оазисами и извечными мечтами о Шёлковом пути, - считает партнёр "Открытой Азии онлайн" Informburo.kz.


Чтобы прочувствовать их прелесть, нужно свернуть со скучной магистрали к горам по одной из многочисленных дорог и достичь ближайшего кишлака. Сёла местные, как правило, занимают те места в предгорьях, где реки вырываются из тесных и глубоких ущелий на равнину. Живут в них в основном уйгуры, которые не первое столетие занимаются тут своим исконно уйгурским занятием – земледелием на оживлённых грамотным поливом землях.

Древние поливные системы, часть из которых продолжает функционировать до сего дня, – характерная черта местного пейзажа. Это элементы высокого аграрного искусства, которым издревле славились по Центральной Азии уйгуры-таранчи (пахари). С помощью системы арыков и акведуков животворная влага поднимается на плоские вершины горных прилавков, где располагаются самые удобные для возделывания земли.
1.jpg
Знатоки утверждают, что арычное искусство уйгуров дошло до таких высей, что они заставляют воду "течь вверх"! Достижение на уровне волшебства! Однако, нисколько не умаляя высот традиционной уйгурской гидротехники (в Турфане мне доводилось бывать в знаменитых кяризах, подземных каналах, тысячами километров которых изрезана величайшая впадина Азии), разочарую легковерных. Вода, конечно, не течёт вопреки законам земного тяготения, но отводы от стремительно падающих вниз горных потоков делаются далеко в верховьях, и арыки, прорезая по горизонталям местные сопки, поднимают её всё выше и выше по отношению к материнским речкам. Таким образом, это реки падают вниз, а не арыки текут вверх. От этого у стороннего наблюдателя всегда создаётся иллюзия, что вода по уйгурским арыкам способна течь вверх.

Земледельческое искусство уйгуров-таранчей, собственно, и явилось той основной причиной, по которой они очутились в этих краях. Впервые их насильно переселили в эти земли ещё в XVIII веке джунгары, ставка которых находилась невдалеке, на противоположном берегу Или. Сами джунгары были кочевниками, а уйгуры-поселенцы призваны были развивать тут земледелие для сбалансированного прокорма правителей и многочисленной челяди.

В то время Джунгарская империя достигла своей кульминации, и власть её распространилась не только на обширные пространства Степи, но и подмяла под себя оседлые государства Восточного и Западного Туркестана. Кстати, есть сведения, что в верховья Или переселялись не только уйгуры, но и дехкане Самарканда, Бухары и прочих государств современного Узбекистана.

После уничтожения джунгаров унаследованный от них миграционный волюнтаризм стал основным методом победителей. Старым механизмом заселения верховий Илийской долины начали широко пользоваться новые хозяева этих земель – китайцы. Они заполняли опустевшие земли Илийской долины мусульманами-дунганами и теми же таранчинцами.

Период смут в местной истории, как известно, закончился тем, что русские войска под предводительством Герасима Колпаковского в июне 1871 года за десять дней заняли претендовавший на независимость Кульджинский султанат. А спустя десять лет, когда по Петербургскому договору край возвращался Китаю, часть земель, в том числе и Кетменскую волость, Россия оставила за собой. Местные сёла вновь пополнились мигрантами-уйгурами, которым по тому же договору разрешено было уйти из Кульджинского края вместе с оккупационными войсками. Опасаясь обоснованной мести китайцев, ушли многие.
2.jpg
Таким образом, те кишлаки нынешнего Уйгурского района Алматинской области, которые так уютно примостились в северных преддвериях Кетменских гор над Илийской долиной, могут с полным правом считаться самыми старыми оседлыми селениями Семиречья! Ведь жизнь тут не прекращается в течение двух-трёх столетий. Никаких других населённых пунктов с такой солидной живой историей на территории области нет.

Но, разумеется, здешние сёла и ирригационные системы – не самая великая местная древность. Сотни курганов и тысячи наскальных знаков-петроглифов – свидетели веков куда более отдалённых.

Среди местных петроглифов, кстати, легко обнаружить очень любопытные проявления особенностей местной жизни. Сюжеты их не похожи на привычный "ассортимент" известных скоплений и красноречиво свидетельствуют о своей системе ценностей.

Так, на водоразделе речек Кольжат и Сунатсай среди привычных козлов и оленей мне встречались образы, привнесённые явно веками не столь отдалёнными. Стилизованные караваны, состоящие, как правило, из пары навьюченных верблюдов и сопровождающего всадника на лошади. И легко узнаваемые ослики. От всего этого веет какими-то иными мирами, древними оседлыми оазисами и извечными мечтами о Шёлковом пути.
3.jpg
Недаром местные уйгурские сёла всегда подкупали приезжих своим патриархальным уютом и архаичным восточным обликом. Вот красноречивое свидетельство известного исследователя Семиречья В. Н. Шнитникова, относящееся к 1912 году:

"Кетмень представляет из себя очень живописное таранчинское селение, расположенное у самого подножия Кетменского хребта, почти в самой середине тянущейся здесь линии таранчинских селений. Благодаря своей чисто восточной архитектуре и массе зелени все вообще таранчинские селения отличаются живописностью и красотою. Но особенно сильное впечатление производят те из них, которые, как Кетмень и, главное, Кольжат, расположены на неровной местности, заставляющей таранчей ютиться со своими красивыми домиками то на склонах холмов, то в глубоких впадинах и оврагах, в результате чего селение ещё бесконечно выигрывает в смысле красоты и живописности".

Добавлю от себя, что ещё эти сёла славятся неистребимым уйгурским духом, силе которого могут позавидовать все прочие кишлаки и махалля, населённые этим колоритным народом, связанным своей исторической судьбой со всеми прочими насельниками Семиречья.


Текст и фото Андрея Михайлова
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх