Виталий Воронов: В истории Казахстана смертную казнь уже меняли на пожизненное
Люди
03.11.2016
Вынесение смертного приговора в Казахстане - случай исключительный. 10 лет “вышку” не назначали ни одному подсудимому. В обществе уже стали говорить о якобы возможной отмене моратория на смертную казнь. Но депутаты успокаивают: из-за одного Кулекбаева президент не будет принимать непопулярное решение. Скорее всего. Уверенным в этом на сто процентов не рискует быть никто.

Такого же мнения придерживается и известный адвокат, член Комиссии по правам человека при президенте Казахстана Виталий Воронов. “Открытая Азия онлайн” задала юристу несколько вопросов.



- Впервые за последние 10 лет в качестве наказания назначена смертная казнь. Скажите, о чем это вообще говорит? Что изменилось в обществе?


- С точки зрения  действующего законодательства особых новелл не появилось. То есть закон предусматривает возможность применения исключительной меры наказания в виде смертной казни за определенные особо тяжкие преступления. В соответствии с новым Уголовным кодексом, который действует с 1 января 2015 года, круг статей, по которым может быть применена смертная казнь, существенно снизился. Ее не могут назначить женщинам, несовершеннолетним и мужчинам старше 63 лет.
 
Если раньше это наказание могло применяться даже за валютные, хозяйственные нарушения и преступления против личности, то сейчас - только за терроризм и совершение особо тяжких преступлений в военное время. Слава богу,  войны у нас нет. Остается только терроризм. А то, что почти 10 лет не выносился смертный приговор, означает, что мы не сталкивались с таким явлением, как терроризм. Сейчас террористическая угроза  ощущается больше. 

ЕСТЬ СОМНЕНИЯ В ЗАКОННОСТИ

kulek.jpeg
- Приговор в отношении “алматинского стрелка” Руслана Кулекбаева вы считаете законным, доказанным и справедливым? 

- Я думаю, что приговор обоснованный, потому что доказательная база сомнений не вызывает, обстоятельства очевидны, столько  потерпевших, свидетелей. Приговор также является справедливым, конечно: потому что человек, лишивший жизни десятерых людей, сам поставил себя вне закона. Остается вопрос законности. Потому что я не знаю, правильно ли были квалифицированы его действия по статье 255 части 4, как “терроризм”. Сомнения тут большие. Потому что самую большую роль играет субъективный момент: с какой целью он все это делал? Терроризм подразумевает массовое убийство, но с целью устрашения общества, покушения на общественную безопасность, государственных деятелей. И, с другой стороны, есть статья 99 “умышленное убийство”, которая тоже содержит те же самые  действия - убийство двух и более лиц, убийство лиц в связи с их профессиональной и общественной деятельностью (это может касаться сотрудников полиции, которые были убиты). Более того, в 99 статье есть пункт “убийство, совершенное из религиозной ненависти, что в случае с Кулекбаевым тоже имело место. Поэтому я не знаю, чем руководствовался суд, признав его виновным в акте терроризма. 
И теперь вопрос будет стоять только в исполнении этого приговора. Потому что мораторий касается лишь исполнения приговора. 


- Может ли быть отменен мораторий? 

- Мораторий был введен указом президента в декабре 2003 года, и он строго Казахстаном соблюдался. Это правильно, потому что столетняя практика борьбы с преступностью говорит о том, что применение смертной казни не устрашает преступника и не снижает уровня преступности в какой-либо стране.

На отмену моратория может решиться только глава государства. 
Закон позволяет, чтобы смертный приговор не приводился в исполнение в течение года с момента отмены моратория. Плюс у осужденного есть право на кассационное и апелляционное обжалование. Не знаю, почему в СМИ написали, что такой приговор обжалованию не подлежит. Любой осужденный имеет право пройти все судебные инстанции. И более того, прямо в законе написано, что он может просить о помиловании. 


- Были ли прецеденты, когда смертная казнь отменялась или заменялась на пожизненное заключение?

- В истории современного Казахстана такой случай был. Он касался убийцы политика Алтынбека Сарсенбаева, его водителя Журавлева и охранника Байбосынова. Киллер Рустам Ибрагимов был приговорен к смертной казни, но там была ссылка на наличие моратория. Но суд не то что оставил приговор не приведенным в исполнение, а заменил расстрел на пожизненное заключение.

ibragimov.jpg

СМЕРТНАЯ КАЗНЬ - НЕ ПАНАЦЕЯ

- Вы считаете смертную казнь справедливой мерой наказания для восстановления прав потерпевших?

- Нужно поставить себя на место жертв преступления. Целью любого законодательства является максимальное восстановление нарушенных прав потерпевших. Ведь они никаких законов не нарушали, но, тем не менее, безвозвратно потеряли своих близких и родных, испытали очень серьезные морально-нравственные и физические страдания. Вот это главное. Поэтому смертный приговор - это для них восстановление равновесия, справедливости.


Но в условиях Казахстана я бы не стал настаивать на применении смертной казни, и законодатель правильно сделал, что максимально сузил область ее применения.


К ее применению даже в условиях нового Уголовно- процессуального кодекса надо очень осторожно относиться. Такие приговоры должны выноситься честным, объективным, неподкупным профессиональным судом. У нас же в нашей судебной системе и в судебном производстве очень много проблем. Оставляет желать лучшего профессионализм и наших правоохранительных органов, проводящих следствие. И если есть возможность судебной ошибки, то смертный приговор должен быть большим исключением. 





- Что вам позволяет так говорить?

- В наших судах нет состязательности сторон обвинения и защиты. К тому же, по новому уголовно-процессуальному законодательству, были введены новые институты сделок о признании вины или сделок о сотрудничестве, когда подследственный имеет возможность снизить свою ответственность или даже уйти от нее путем оговора других лиц. Так можно договориться до применения смертной казни и в отношении оговоренного человека. 


- Какие плоды дала реформа судебной системы? Кого она коснулась?

- Здесь позиция далеко неоднозначная. Одно достижение есть - это существенное уменьшение числа тюремного населения. Если у нас раньше в тюрьмах и колониях сидело 60 тысяч человек, то сейчас чуть более 30 тысяч. И еще появились альтернативные виды наказания, такие как ограничение свободы, штрафы, условное осуждение. Также можно освободить человека от уголовной ответственности, если передать его на поруки. Это с одной стороны. С другой - большой вопрос возникает в отношении пострадавших от преступных посягательств. 




К тому же, наблюдается избирательность нашего правосудия. За одни и те же деяния можно получить 12-15 лет, а можно отделаться условным осуждением или штрафом. И это вызывает серьезные нарекания. 

В ВЕРХОВНЫЙ СУД ПОПАСТЬ СЛОЖНО


- Изменилось ли качество правосудия?

- Сейчас ограничили возможность попадания в Верховный суд многих гражданских и уголовных дел, что я считаю совершенно неправильным. Мы - унитарное государство, и каждый должен иметь право обращаться в высшую судебную инстанцию.
К тому же, сейчас один судья Верховного суда, получив ходатайство о пересмотре дела в судебном порядке, единолично решает: можно пересмотреть или нет. При этом его решение окончательное и обжалованию не подлежит.
 
У нас с точки зрения повышения ответственности, профессионализма, качества отправления правосудия пока ничего не произошло. Хотя формально требования подбора судей разработаны. Не работает и институт суда присяжных. Их вердикты часто отменяются, к их услугам мало кто прибегает, им попросту не верят!


К тому же, у нас в судах практически не бывает оправдательных приговоров - всего 1-2%, хотя даже "сталинские тройки" выносили от 15 до 30% таких приговоров. Хорошо, что генеральный прокурор недавно озвучил политическую волю, что в вынесении оправдательных приговоров нет ничего страшного. 





Главная проблема реформы уголовного процесса - это проблема кадров. Юридическое образование за годы независимости, к сожалению, деградировало. Потому что юридические дипломы покупаются. Я, встречаясь с будущими судьями, адвокатами и прокурорами, задал вопрос: а кто из вас был на судебном процессе? Из 300 присутствующих только 2 человека подняли руку. 


- Часто приходится слышать, что в том или ином процессе сыграла роль так называемая “политическая воля”. Насколько она влияет на принятие решений в судах? 

- Политическая воля выражена в документе под названием “Концепция государственной правовой политики до 2020 года”. Она уже вторая по счету, в ее основе - реформа законодательства. Политическая воля не может проявляться в отношении конкретных судебных процессов. Но уже есть прецеденты, когда на это прямо указывают судьи. Как это случилось в недавно в Атырау. Судья по делу Талгата Аяна и Макса Бокаева в самом постановлении описала мотив, по которому ею было принято такое решение:”В связи с тем, что дело носит политический характер”.

комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх