Зачем в Таджикистане пересчитывают геев и лесбиянок?
Истории
03.11.2017

О том, что представителей ЛГБТ-сообщества таджикские милиционеры ставят на учет, местные журналисты на прошлой неделе узнали из ведомственного журнала Генеральной прокуратуры «Конуният» (№1, 2017). Но, как выяснилось, ставят на учет гомосексуалов давно, заступиться за них толком никто не может, а попасть в этот список для них – значит дополнить свою и без того тяжелую жизнь серьезными проблемами.


В подробностях этого дела «Открытая Азия онлайн» разбиралась со своими партнерами – медиа-группой «Азия Плюс».


В тексте использованы иллюстрации художницы из Таджикистана Орзуш Курбановой


О том, что в Таджикистане представителей ЛГБТ-сообщества ставят на учет, местные журналисты узнали из статьи министра внутренних дел Рамазона Рахимзода, которая была опубликована в ведомственном журнале Генеральной прокуратуры «Конуният» («Законность», №1, 2017). В большом отчетном материале таджикским гомосексуалам министр уделил всего одно предложение: «В 2016 году были созданы рабочие группы для выявления молодежи, которые примкнули к уязвимым группам населения – гомосексуалистам, лесбиянкам, бисексуалам и транссексуалам; в результате двухстороннего сотрудничества (имеется в виду сотрудничество между МВД и Генпрокуратурой, – прим. ОА) были выявлены 367 граждан Таджикистана, относящихся к этим группам, из них – 319 гомосексуалистов и 48 лесбиянок, все эти лица поставлены на специальный оперативный учет» (редакционный перевод, – прим. ОА).

1.jpg

На этом предложении местные и зарубежные журналисты построили информационные сообщения и опубликовали их на своих информационных сайтах. Это было 18 октября. В этот же день правозащитная организация Human Rights First (HRF) выступила с официальным заявлением на имя госсекретаря США Рекса Тиллерсона, в котором отметила, что постановкой на учёт представителей сексуальных меньшинств продолжается «вызывающая беспокойство модель преследования ЛГБТ-сообществ, аналогичная той, что существовала в бывшем Советском Союзе». И попросила Госдепартамент США «заявить во всеуслышание и со всей очевидностью, что он не намерен мириться с нападениями на представителей ЛГБТ в Таджикистане».


Позже представитель Генпрокуратуры заверил журналистов в том, что «постановка на оперативный учет не ущемляет их права. Их имена не будут разглашены. Их ставят на учет только потому, что они входят в группу риска и могут стать разносчиками венерических заболеваний». В МВД эти сообщения оставили без комментариев.


Этот учет ведется давно

На самом деле, информация о том, что представителей ЛГБТ-сообщества ставят в Таджикистане на учет, далеко не новость. В своих отчетных заявлениях МВД страны не раз отмечало этот факт. Более того, в этот раз министр ограничился отдельным упоминанием о представителях ЛГБТ-сообщества; в прошлые годы их ставили в один ряд, например, с проститутками. Тогда как ни в Административном кодексе, ни тем более в Уголовном (статья за мужеложство была исключена из УК РТ в 1998 году, а наказания за гомосексуальные связи среди женщин и вовсе никогда не было) ответственности за принадлежность к ЛГБТ-сообществу в республике не предусмотрена.

2.jpg

Судите сами: вот данные, озвученные на пресс-конференции МВД Таджикистана по итогам первого полугодия 2014 года: «По направлению с аморальными преступлениями, проституцией и сводничеством за этот период было раскрыто 593 преступлений, 1777 (несовершеннолетние - 30) проституток, 2502 сводничество и содержание притона, 259 человек - гомосексуализм и лесбиянство <….> они поставлены на отдельный учет министерства».


О том, что создание этого реестра не новость, на правах анонимности говорят и сами геи.

- Такие облавы начались давно, но пик активности милиционеров пришелся примерно на 2015 год, - рассказал один из местных представителей ЛГБТ-сообщества. – Работают правоохранители по наводке, забирают в отдел, ставят на учет, угрожают тем, что раскроют твой статус в обществе, шантажируют, прессингуют. Многие геи после таких встреч вынуждены работать на милиционеров, т.е. сдавать им имена других гомосексуалов. После того, как в Таджикистане начались облавы на геев, некоторые ребята были вынуждены уехать из страны, опасаясь за свою безопасность, потому что если милиционеры раскроют статус представителя ЛГБТ, то им самим больше ничего и не надо делать – общество все решит само. Ты почти со стопроцентной вероятностью лишишься работы, от тебя отвернутся родственники и друзья, ты станешь настоящим изгоем.


Борьба с распространением гомосексуальности

О том, что между таджикскими представителями ЛГБТ-сообщества и милиционерами сложились непростые отношения, говорится и в отчете неправительственной организации «Международное партнерство по правам человека» (International Partnership for Human Rights), штаб-квартира которого находится в Брюсселе. Отчет называется «ЛГБТ в Таджикистане: избиения, насилие и вымогательство со стороны сотрудников милиции», и он проиллюстрирован десятками историй гомосексуалов, которые пострадали от действий правоохранительных органов и рассказами о том, насколько опасно быть геем в Таджикистане. Этот 65-страничный документ был опубликован в июле 2017 года, но исследования представители НПО проводили в в прошлом году.

Так, в отчете отмечается: в ходе поездки в Таджикистан исследователям довелось услышать утверждения активистов НПО о том, что «сотрудникам органов министерства внутренних дел, занимающихся преступлениями против общественного порядка и нравственности, были даны негласные инструкции по проведению профилактической работы, направленной на борьбу с «распространением гомосексуализма».

3.jpg

Судя по данным, представленным в отчете, эта борьба ведется своеобразным способом.


«Давление сотрудников милиции на ЛГБТ-сообщество достигло своего пика во время рейдов, проведенных в 2014 году, однако сообщения о случаях давления регулярно поступали и в дальнейшем, - говорится в отчете. – «Международное партнерство по правам человека» (МППЧ) и местные НПО зафиксировали десятки достоверных случаев запугивания, физического и сексуального насилия, а также произвольного задержания ЛГБТ-лиц со стороны сотрудников милиции. МППЧ стало также известно о многочисленных случаях использования уязвимого положения ЛГБТ, обусловленного доминированием гомофобных и трансфобных настроений в таджикском обществе. Сотрудники милиции угрожали раскрыть информацию о сексуальной ориентации или гендерной идентичности ЛГБТ-лиц их семьям, соседям или работодателям и вымогали у них деньги в обмен на сохранение тайны».


Чтобы сохранить эту тайну, таджикские гомосексуалы идут на всё. «Я знаю множество геев, которых шантажировала милиция, и они были очень напуганы: «Что мне делать? Покончить с собой? Броситься с моста?» Я знаю людей, которые брали кредиты в банке и отдавали эти деньги сотрудникам милиции, чтобы те ничего не рассказали их семьям», - это одна из цитат таджикского гомосексуала, приведенная в отчете.


По словам нашего респондента, как правило, представители ЛГБТ-сообщества вынуждены скрывать свою ориентацию, придерживаясь принятых в обществе правил.


- Геи в Таджикистане стараются не выделяться среди других: они женятся, у них рождаются дети, они примерные семьянины, каждый день ходят на работу, нередко занимают серьезные должности, но при этом продолжают тайком встречаться с мужчинами. Такая двойная жизнь – настоящий ад для любого человека, но мы вынуждены жить так годами.

45234dfgsdfg5.png

Кстати, в 2015 году Глобальный фонд озвучивал некоторые данные в отношении ЛГБТ-сообщества в Таджикистане, и тогда было отмечено, что 57,3% местных геев имеют также и гетеросексуальные связи. И, как правило, это вынужденный шаг.


Куда идти за помощью?

Правозащитник и представитель ЛГБТ-сообщества из Таджикистана Ислом Ализода, который был вынужден уехать за пределы республики, говорит, что те гомосексуалы, которые не могут позволить себе вести двойную жизнь, вынуждены покидать страну.


- Далеко не каждый гей согласен всю жизнь обманывать свою жену, детей и родственников, - говорит он. – Но общество и особенно семья требуют быть таким, как все. Если ты не соглашаешься на обман, у тебя два выхода: быть здесь объектом для постоянных унижений, рисковать своей безопасностью или уезжать из страны.


При этом, по его словам, далеко не все представители ЛГБТ-сообщества грезят уехать на Запад, где они могут чувствовать себя в безопасности.

 - Как правило, когда в Таджикистане поднимается тема ЛГБТ, всем кажется, что мы только и мечтаем уехать в качестве беженцев, но это не так! Быть беженцем даже в самой развитой стране – это очень тяжело, и мало кто решается на такой шаг, - рассказывает он. - Потому что мы - такие же люди, как и вы: мы любим Таджикистан, мы любим свои традиции, мы гордимся своей историей, мы скучаем по своим родственникам. Но почему-то всем кажется, что на проявление этих чувств мы не имеем никакого права.

4.jpg

Ализода объясняет, что добиться справедливости в республике представители ЛГБТ-сообщества даже не пытаются.

- Открытых организаций, которые занимались бы проблемами ЛГБТ, в Таджикистане не существует, - говорит он. – Есть организации, которые работают с уязвимыми группами населения, начиная от пенсионеров и заканчивая бездомными, и в этот большой компонент они включают и представителей ЛГБТ. Например, я знал три такие организации, но я не уверен в том, что они не контактируют с правоохранительными органами. Нет такой уверенности и у других, поэтому за помощью к ним люди стараются не обращаться. Ну а мысль идти за помощью к самим милиционерам, думаю, ни у одного таджикского гея не возникнет даже в самом страшном сне.


Кстати, когда мы обращались в МВД Таджикистана с вопросом - жаловались ли когда-нибудь представители ЛГБТ-сообщества им на нарушение их прав, в министерстве ответили: таких случаев не было зафиксировано, как минимум, с 1999 года.


Кроме того, Ализода обращает внимание на тот факт, что после недавних публикаций в СМИ касательно постановки ЛГБТ-представителей на учет, только зарубежная организация Human Rights First выступила с заявлением против такой профилактики.


- Внутри республики все промолчали, - говорит он. - Да, представители ЛГБТ в Таджикистане не преследуются законом, но это только на бумаге, по факту государство выступает агрессором по отношению к гомосексуалам. И для меня как для одной из жертв этой агрессии удивительно, что ни таджикский омбудсмен, ни другие правозащитники не высказали свое мнение по этому вопросу.


А как же ВИЧ/СПИД?

По словам наших респондентов, когда милиционеры задерживают представителей ЛГБТ-сообщества в Таджикистане, они действительно ссылаются на то, что гомосексуалы входят в группу риска заражения венерическими заболеваниями, в том числе и ВИЧ/СПИД. Это мнение поддерживается и во многих других странах мира. Например, до 2015 года в США в течение 33 лет для гомосексуалов действовал пожизненный запрет на донорство крови, мотивированный риском передачи ВИЧ-инфекции; на лесбиянок запрет не распространялся. Два года назад этот запрет частично отменили: теперь гомосексуалы могут стать донорами, если у них не было сексуальных контактов с мужчинами в течение 12 месяцев.


В Таджикистане данных о том, какое количество инфицированных ВИЧ/СПИД приходится на сексуальные меньшинства, в открытом доступе нет. На момент выхода материала получить их нам не удалось, т.к. в Республиканском центре по профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИД такую информацию пообещали предоставить только по письменному запросу. Что мы и сделаем в ближайшем будущем.

5.jpg

Однако некоторые данные найти все-таки удалось. Так, по информации Центра, результаты исследования за 2015 год показали: распространение ВИЧ/СПИД среди ЛГБТ составляет 2,7%. Для сравнения: среди потребителей инъекционных наркотиков распространение ВИЧ/СПИД составило 12,9%.


С тем, что ЛГБТ входят в группу риска, Ализода тоже согласен. Но он отмечает: существование специального учета наоборот усугубляет ситуацию, потому что люди бояться обращаться к медикам, в центры ВИЧ/СПИД, а также в другие организации, которые занимаются этими проблемами, опасаясь раскрытия статуса.


- В нашей стране сексуальная ориентация по закону не может стать причиной преследования, - говорит Ализода. – Поэтому под борьбой с распространением заболеваний правоохранительные органы часто скрывают совсем другое – нарушение прав граждан. И это прикрытие они применяют только для внешнего мира, потому что внутри страны их действия в отношении ЛГБТ большая часть общества негласно поддерживает. Потому что многие люди в нашей стране до сих пор думают, что геи – преступники, что геями не рождаются, а становятся, что геи – исключительно западное явление, и уж точно они не имеют таких же человеческих прав, как и остальные члены общества.


Фото на главной: www.hrw.org

комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх