«Здравствуй, товарищ!»: как врач из Таджикистана лечила афганцев
Люди
22.12.2017
Гульноз Хурамовой, врачу-терапевту из Таджикистана, было 25 лет, когда она решила поехать в отдаленный кишлак соседнего Афганистана, чтобы лечить женщин и детей. Ей пришлось надеть бурку и смотреть на новый мир через сетку паранджи.

Каким она его увидела, Гульноз рассказала партнеру «Открытой Азии онлайн» - медиа-группе «Азия Плюс».

О выборе

- Я окончила 21 школу в Душанбе, а потом поступила в Российский университет дружбы народов (РУДН) в Москве на медицинский факультет. Моя миссия в Афганистане была определена следующим образом: во-первых, это помощь людям в глубинке страны, где есть большая нехватка врачей, а, во-вторых, это опыт: как жизненный, так и профессиональный.
1.jpg
В обычной жизни работа врача - это труд в определенной области медицины, например, гинекологии, дерматологии или терапии. А здесь, получается, ты делаешь все, что от тебя ожидается по потоку пациентов, независимо от того, какая диагностика у больных.

И третье - это «стартап» своей личности. Огромный опыт подобного рода за спиной - это и есть хорошая основа для дальнейшего развития.
2 (4).jpg

О стремлениях

- Я думала, что найти работу в горячей точке, такой, как Афганистан, будет проще простого. Но, как оказалось, даже для работы волонтера нужно иметь достаточно достижений, например, как минимум 2 года опыта работы.

По окончании университета на протяжении года я подавала анкеты на работу в Индию, Афганистан и Африку. Но мне либо вообще не отвечали, либо говорили, что не подхожу.

Тогда я была начинающим терапевтом. Спустя целый год, когда казалось, что все усилия напрасны, я наткнулась в интернете на объявления о работе в странах Африки и Афганистане и решила в последний раз подать анкету.

Самое интересное, что ответ пришел на оба письма. В Африке предлагали начать работу в качестве волонтера в проекте по работе с детьми, в Афганистане – женским врачом. Счастью не было предела! Из двух предложений я выбрала работу в Афганистане, возможно, потому, что это соседняя страна, и наши культура, язык и традиции очень похожи.

О том, как прощались

- Процесс трудоустройства был долгим. Сначала это было стандартное интервью через скайп и обмен документами по электронной почте с одним из сотрудников организации CAF. «Сare of Аfghan Families» CAF (Забота об афганских семьях) в Бадахшанском регионе Афганистана. Эта организация является неправительственной, неполитической, неприбыльной и независимой. Она была основана в Кабуле в 2003 году. Задачей организации является поддержка нуждающихся семей в борьбе с бедностью, несправедливостью и неосведомленностью.

Конечно, меня одолевали сомнения; моя семья и друзья отговаривали от поездки. Некоторые даже прощались со мной.

О других измерениях

- Мне сложно описать все то, с чем мне пришлось столкнуться в Афганистане. Там люди живут совершенно в другом измерении, где даже календарь отличается от нашего. Они используют лунный календарь, и сейчас у них 1396 год.

Итак, 1395 год, Афганистан, я в бурке, еду в афганский Яван, мне неудобно, на мир смотришь через сетку в темно-серых тонах.

В больших городах - например, в Кабуле не все афганские женщины надевают паранджу. Некоторые покрывают голову шалью или платком, надевают сатр. Но в отдалённых регионах эта традиция сохранилась, и нет исключения для приезжих.
3.jpg

О шоковом контрасте

- После проживания в Душанбе, в Москве можно понять, с каким контрастом столкнулась я, попав в Афганистан. Нет элементарных условий для жизни: нет воды, света, канализации и всех тех благ, к которым мы относимся как к «само собой разумеющемуся».

Там нет кинотеатров, кафе и театров, телевизоров, не всем доступен интернет, большинство людей даже не знают, что такое Фейсбук и Инстаграм. Такая ситуация не во всем Афганистане, но я попала именно в горное отдаленное селение, где нет всего этого. И именно в этих селениях очень остро ощущается нехватка врачей.

Вокруг просто горы, бесконечные горы… Нет высоких зданий, машин и пробок. Было достаточно времени на чтение книг, несмотря на то, что приходилось осматривать до 150 пациентов в день.
4.jpg
Сказать, что с первых дней у меня все получалось, и я понимала народ, будет неправдой. На первых этапах мне помогали советами таджикские женщины-врачи Дилором Муминова и Окила Амирова, которые работали в других уголках Афганистана. Наши врачи из Таджикистана трудятся почти в каждом городе Афганистана, они работают там на протяжении многих лет, помогая афганскому народу.

О проверке на прочность

- За долгие годы существования организации CAF я была самым юным врачом. Нашей первоначальной задачей был контроль над эпидемической ситуацией, которая была тяжелой: гепатиты, дизентерия, брюшной тиф и так далее. Для меня как для начинающего врача это стало очень серьезной школой в лечении инфекционных болезней, а также гинекологических и детских заболеваний.

Было очень много интересных и необычных медицинских случаев, с которыми я, может, и не столкнулась бы никогда. В этом смысле Афганистан мне дал хорошую практику.

О том, как принимала роды

- Один из интересных случаев произошел со мной в самом начале моего пребывания в Афганистане. Стояла ночь, поступила роженица. На тот момент в клинике не было других врачей. Принимать роды, когда отсутствует свет, и приходится одной рукой держать телефон с фонариком, а другой помогать родовспоможению - это нечто. Когда генератор подключили, роды уже закончились. К счастью, все прошло благополучно; родился здоровый малыш весом 3 кг 800 г.
5.jpg

О благодарности главного муллы

- Как-то к нам в больницу привезли раненных военных, более десятка человек. Картина перед глазами: кости наружу, хлещет кровь, огнестрельные ранения, неимоверные вопли от боли и агония. Это были раненые мужчины, и мне было запрещено входить туда, так как врачам женского пола не позволено находится там, где мужчины. Женщину может лечить только женщина, мужчину – мужчина.

Я глядела через приоткрытую дверь на происходящее; как врачу мне все это было небезразлично. И желание помочь оказалось сильнее, я не могла просто стоять в стороне, и я зашла. Я помню взгляды мужчин, которые шушукались между собой и удивлялись моей напористости. Мне казалось, что я все делаю правильно, так как я врач прежде всего, и для меня не имело значения, какого пола мой пациент.

На тот момент я была просто женским терапевтом, но меня охватило огромное желание стать хирургом. И если до этого случая я хоть чуть-чуть сомневалась в выборе профессии хирурга, то после этой ситуации твердо решила, что хирургия станет частью моей жизни.

В последующем уже все привыкли к тому, что я лечила как женщин и детей, так и мужчин.
6.jpg
По городу разошелся слух о моем поступке, и главный мулла города через руководство больницы поблагодарил меня за решительность и отвагу. Для меня, как и для любого другого врача, это обычный поступок – помочь тому, кто нуждается в медицинской помощи. Но для них это оказалось необычным.

Афганский народ очень открытый и добрый, несмотря на то, что они переживают войну уже много лет. К сожалению, в стране образование доступно не всем, особенно с этим трудно тем, кто живет в глубинке. Девочек с детства готовят к тому, что им надо быть хорошими домохозяйками, жёнами, матерями; в вопросах образования предпочтение отдаётся мальчикам.

В больших городах, таких как Кабул, ситуация намного лучше. Я встретила тех, кто получил достойное образование как в своей стране, так и за границей. Причем эти молодые специалисты могли бы сделать многое для возрождения страны. Мне довелось встретиться с парой лидеров-женщин из общественных организаций, которые не останавливаются и двигаются вперед в работе, а не сидят дома.

О жизни в стиле бестсселлера

- Так как я обучалась в Москве, афганскому народу всегда было интересно послушать о бывшем Советском Союзе. Некоторые даже просили меня научить их русскому языку.

Со времен, когда еще советские войска были на территории Афганистана, те, кто постарше, помнят некоторые слова на русском языке и очень хорошо отзываются о русских, называя их шурави. «Здравствуй, товарищ», - говорили они мне.
7.jpg
Я старалась научить их русскому языку, а они мне помогали в изучении письменного языка фарси, с которым я столкнулась только там. И, по их словам, мне это давалось с легкостью. Знание таджикского и турецкого языков помогли мне быстрее освоить фарси и записывать на нем истории болезней наших пациентов.
  
Ранее, до поездки в Афганистан, я читала различные книги афганских писателей - например, Халеда Хоссейни. Его истории основаны на реальных событиях. Побывав там, я поняла, что все написанное в книгах - реальность.

О возвращении

Летом 1396 года стояла невыносимая жара, я возвращалась на Родину, проезжая Кундуз, там шли военные действия. Картина перед глазами: на базарах толпились люди, военные вокруг, пробки на дорогах, танки с грохотом проезжают мимо.
8.jpg
Доехав благополучно до границы, мы, наконец, вышли на таджикскую сторону... И вот тут не передать эмоций… Когда я просто села на пассажирское сиденье автомобиля, опустила стекло, глубоко вздохнула…

Жизнь в Таджикистане шла своим ходом, а вот я стала уже совсем другой.
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх