Жизнь сохранена, задача выполнена, враг поражён – финансист мечтает роботизировать армию
Люди
31.07.2017

Финансист из Казахстана Даурен Нуров открыл сеть клубов робототехники Robbo club в стране, но считает, что растить инженеров-робототехников бессмысленно, если им негде применять свои знания. А сейчас в стране именно так – нет индустрии, нет производства, нет инновационных прорывов. Он считает самым перспективным направлением для развития информационных технологий… казахстанскую армию. 


Компания Даурена «Robotron Aspandau» уже разработала прототипы военной робототехники для разных родов войск и представила их Министерству обороны на выставке «Айбын-2017», которая прошла в июне, и готова перейти к серийному производству. О том, как создавал роботов; почему хочет развить целую военную индустрию; почему верит, что у него это получится, и при чём тут школьное образование, Даурен Нуров рассказал в интервью «Открытой Азии онлайн».

titul.jpg

– Вы служили в армии?

– Можно сказать и так, есть сорокадневный курс молодого бойца в военно-технической школе (ВТШ) Алматы, я его прошел.


– Какой вуз окончили?

– Букингемский университет по специальности финансы и бухучет.


– Как к вам пришла идея создавать именно робототехнику?

– Дело в том, что по своей карьере я столкнулся с IT-индустрией, начинал в Deloitte как консультант в области финансов, затем перешёл на работу в Green Apple Holding – это фонд, который занимается прямыми инвестициями как раз-таки в сектор IT, где я занимал должность финансового директора по проекту DAR.


Затем я принял решение уйти в собственный бизнес, и, соответственно, начал рассматривать индустрию, связанную с высокими технологиями. Сфера робототехники для меня была привлекательна с точки зрения маржинальности (рентабельности продаж, – прим. ОА), изменения экономической конъюнктуры, научного развития нашей страны. С таким посылом я решил уйти именно в эту индустрию.


Точкой входа в рынок робототехники была сфера образования. Если смотреть на международные коэффициенты по различным индустриям, то сектор образования приносит 27% годовых. Эта маржинальность была достаточно интересной, и одним из наших первых проектов было открытие клубов робототехники Robbo club по Казахстану. Мы приобрели эксклюзивную франшизу на Казахстан у россиян. Франшиза российско-финская и активно развивается в обеих странах. Мы выступили инвесторами для развития сети клубов робототехники в Казахстане. Сейчас у нас три клуба в Астане и три – в Алматы.

11.jpg

Мы являемся операторами не только франшизы Robbo club, но также активно развиваем международный проект скоростного мышления Sapsan. На разработку ушло полтора года с учётом апробации. Эта франшиза активно развивается и продаётся в Казахстане и СНГ. Также мы являемся операторами образовательных центров Advance и Innovate в Астане – это центры по ментальной арифметике. Являемся дистрибьюторами KCA, Казахстанской академии программирования – это тоже франшиза, которую мы развиваем и продаем в Казахстане.


– С какого возраста дети занимаются в клубах робототехники?

– У нас занимаются с шести-семи лет и до 14. Главное для них – уметь читать, а там мы всё возьмём в свои руки и обучим схемотехнике, принципам робототехники и программирования. Вся наша робототехника базируется на открытой технологии Arduino. Наш посыл таков, что каждый ребенок по окончании нашего курса сможет собрать своего робота сам, из подручного материала.


Мы пропагандируем открытую технологию – чтобы каждый мог не привязываться к определённой технологии, типа Lego, а создавать самостоятельно. Главное – получить определённую образовательную базу, а дальше ты сам сможешь быть юным инноватором.

ulanude31024.jpg

– Сколько учеников в каждом клубе?

– В каждом клубе у нас в среднем по 100 учеников. База достаточно активная, отток низкий, потому что всем нравится методика. Программные модули, поурочные планы полностью сертифицированы Европейским союзом: вся техника абсолютно безопасна, нет никаких рисков для детей. Это был один из основных факторов, почему мы выбрали этот продукт для развития в Казахстане.


– Преподаватели где-то специально обучались?

– Наши преподаватели в Астане – это преимущественно выпускники факультета робототехники Назарбаев Университета (НУ), а в Алматы – это студенты Международного университета информационных технологий (МУИТ), выпускники Политеха и прочих технических вузов.


– Но занятия для детей – это же не всё, чем ограничивается ваша компания? Насколько мне известно, вы создали робототехнику для армии и представили её Министерству обороны РК на выставке «Айбын-2017». Кто на кого вышел – они на вас, или вы им предложили сотрудничество?

– На самом деле это было взаимное движение друг к другу. Военно-технические школы тоже связаны с образовательным сектором. И я как выпускник ВТШ прекрасно знал, что происходит в этих школах по Казахстану. Мы встретились с их руководством и решили, что было бы неплохо вместе работать в сфере развития и создания прототипов робототехники, роботизации и айтизации военно-технических школ. Так как сектор высоких технологий должен активно развиваться именно в военной сфере.


Цель нашей компании – повысить конкурентоспособность армии именно в сфере роботизации. Потому что у нас в Казахстане есть объективные факторы – небольшое население. Нас всего 18 миллионов, и если сравнить с ближайшими приграничными странами, у нас наблюдается недостаток живой силы. Единственный способ компенсировать этот недостаток – роботизация наших войск. Это повысит их конкурентоспособность как в стратегическом плане, так и в оперативном бою.

06.jpg

– А сколько времени прошло от возникновения идеи до её реализации, до выставки?

– Создание таких роботов – это очень трудоёмкий процесс, были затрачены большие финансовые, трудовые и временные ресурсы. Это был поиск определённых материалов, так как пришлось их заказывать из-за рубежа, потому что в Казахстане не производится практически ни одна нужная для этого деталь.


У нас, к сожалению, есть большая проблема – штампуют большое количество выпускников именно в сфере робототехники. А соответствующих производств, где они смогли бы применить свои знания, нет – они не могут найти себе работу по специальности. В лучшем случае устраиваются настройщиками оборудования, но никак не занимаются созданием роботов, роботизированных каких-то систем. А если выпускник не трудоустраивается по специальности в течение года или двух, то он теряет приобретенные навыки и знания. Над нашим проектом работали как раз выпускники МУИТ, НУ и прочих технических вузов.


– Где вы собирали роботов? На каком-то заводе?

– Комплектующие мы заказывали из Италии, России, Китая, но вся сборка, инженерия проходила в Казахстане. Мы собирали их в офисах нашей компании. Проект разрабатывали сами полностью, с нуля, а также изготавливали детали, которые нельзя было заказать: сами вырезали их на станках, работали по металлу и тестировали уже непосредственно при подготовке к выставке. В целом это у нас заняло полгода – начиная от эскизов, от технического задания и до работающих роботов.


– Непосредственно ваша роль в проекте какова?

– Я являюсь учредителем и генеральным директором компании. Инвестором выступает моя компания при поддержке фонда «Аспандау».

07.jpg

– Сколько роботов вы создали?

– Для выставки «Айбын-2017» мы создали робота-разведчика, противотанкового робота...

Противотанковый робот – многофункциональный, управляется дистанционно, даже с телефона. У каждого противотанкового робота есть свой оператор, у него специальный рюкзак, экипировка для двух гранатометов. Если боец попадает в горячую точку и видит, что вступление в бой опасно для жизни, он устанавливает РПГ-26 на робототехнический модуль, тот выезжает из укрытия, подъезжает к самой горячей точке, наводит снаряды на вражескую цель, выпускает заряд, затем дымовую завесу и обратно приезжает к оператору, который управлял роботом из-за укрытия. Соответственно, сохранена жизнь нашего солдата, а жизнь нашего бойца – бесценна. Жизнь сохранена, задача выполнена, враг поражён.


Также мы презентовали дрона-картографа, дрона-перевозчика и управляемые самолёты. Дроны (беспилотные летательные аппараты, – прим. ОА) можно применять не только в разведке, в сухопутных войсках, но и в МЧС, ведь намного дешевле в горы, где пропали туристы, запустить дрон, чем облетать на вертолёте целой командой, рискуя при этом жизнями экипажа. Сфер для применения наших роботов очень много. За исключением, наверное, военно-морских сил, так как мы прежде всего являемся сухопутной державой, но, тем не менее, дрон там тоже применим.

2345235.jpg

– Вы назвали эти разработки военными прототипами. Можете расшифровать?

– В производстве военной техники есть серийные экземпляры и есть прототипы. Без этапа прототипирования ни одно производство невозможно, особенно военной техники. Экспериментальные экземпляры, те же самые самолёты, танки годами и иногда даже десятилетиями проходят испытания, пока не выйдут в серийное производство. И этот переход возможен только тогда, когда опытный образец принимается комиссией Министерства обороны, когда пройдены все испытания с точки зрения безопасности, эффективности и работы в различных условиях, начиная с погоды и заканчивая ландшафтом.


– Ваши прототипы уникальны? Или есть аналоги?

– В данный момент в Казахстане прототипы, которые мы разработали, – уникальны. Но нам сейчас для налаживания серийного производства, естественно, нужен госзаказ на доработку и создание настоящего боевого прототипа, так как сейчас они стреляют учебными ракетами. Наша концепция – максимально роботизировать наши войска с учётом ограниченности бюджета Министерства обороны. Техника должна быть простой в использовании, понятной и лёгкой в ремонте – чтобы, если на поле боя такой сложный механизм выйдет из строя, его можно было как можно скорее починить подручными средствами, без отправки в цех или ремонтное бюро. Это концепция массового производства удобных, простых и дешёвых робототехнических модулей, чтобы они были хотя бы на 50% дешевле зарубежных аналогов.


– Можете рассказать подробнее, как проходил процесс подготовки к выставке?

– Для того чтобы участвовать в выставке, нужно подать заявку непосредственно в Министерство обороны. Это достаточно открытый процесс. Мы не только выставляли свои прототипы робототехники, но выступали в роли спонсоров съезда молодёжи «Айбын-2017». Военно-патриотические клубы съехались со всего Казахстана, юноши привезли своих роботов, наша компания их оценивала, наши инженеры были в жюри – лучшие были награждены сертификатами и подарками.

09.JPG

– По результатам выставки были достигнуты какие-то договорённости о том, что Министерство обороны будут заказывать у вас робототехнику?

– Мы получили одобрительный отзыв от Генерального штаба РК. Все гости были удовлетворены теми экспонатами, которые мы выставили. И сейчас мы ведём активную работу, чтобы расширять наше взаимодействие с Министерством обороны.

В целом у меня позитивные впечатления, так как я в очередной раз убедился, что наши войска одни из лучших в СНГ. Уровень подготовки наших солдат просто безупречен. Хотелось бы, чтобы у наших солдат, таких профессионалов была мощная технологическая база для реализации и выполнения своих задач. Наша компания хочет помочь им в этом.


– На фотографиях с выставки, которые вы разместили в Фейсбуке, видно, что вам вручили награду…

– Это награда была от ВТШ при Министерстве обороны за вклад в развитие нашей обороноспособности, вручал генерал-майор Владимир Шацков.

01.jpg

– Как мне известно, военная промышленность у нас не развита, мы закупаем боевую технику в России, Индии. Считаете ли вы, что это первый шаг к развитию такой промышленности в нашей стране?

– Я считаю, что это непосредственный и самый важный шаг для начала создания собственных прототипов робототехники перед налаживанием серийного производства. Фактически производство и инновации начинаются с разработки собственных прототипов, а вот налаживание сборки – это уже можно не привязываться к стране. Но если у нас наладится полный цикл производства, начиная от разработки, технического задания, заканчивая серийным производством, то это было бы, конечно, отличным вариантом, так как это рабочие места для выпускников технических вузов. Наши робототехники, программисты получат возможность реализовывать свои навыки. Мы создаём целую индустрию.


– Рассчитываете ли выйти на международный рынок?

– Если заказчиком будет выступать непосредственно Минобороны, то все прототипы будут их собственностью. Но с учетом того опыта, который имеется у наших инженеров, той технологической базы, которая у нас есть, если будут какие-то зарубежные заказчики прототипов или серийных моделей, мы всегда открыты к сотрудничеству.


Но прежде, так как я патриот, хотелось бы работать на улучшение своей обороноспособности. У меня есть не только финансовые цели, но и патриотические.

08.jpg

– Ваш отец - известный в Казахстане человек (Канат Нуров, президент Научно-образовательного фонда «Аспандау», в прошлом вице-президент АО «Казахтелекома», управляющий директор «Казкоммерцбанка», – прим. ОА). Когда вы решили заниматься робототехникой, он поддержал вас?

– Он поддержал, сказал, что эта индустрия довольно перспективна, особенно в нашей стране. Ввиду того, что наша экономика как никогда нуждается в диверсификации, и одним из путей являются высокие технологии.


Одними инвестициями в сектор высоких технологий мы проблему конкурентоспособности не решим. Прежде всего надо работать над будущими поколениями. Поколение Z – это дети, которым сейчас 13-16 лет, которые являются активными юзерами технологий, активно изучают программирование. Почему важен этап профориентации? Потому что ребенок до поступления в вуз выбирает себе специальность, а выбирает он на основе каких-то желаний, навыков, по которым он себя оценивает. И на этом моменте мы должны сфокусировать нашу систему образования и дать ему возможность найти себя. Способствовать его правильной профориентации.


Клубы робототехники, академии программирования – это те продукты, которые созданы для того, чтобы ученики приходили, пробовали себя в этой индустрии, развивали свои навыки и понимали, чего они на самом деле хотят. Ребёнок даже не представляет, например, что у него больше талантов в технических науках, чем в гуманитарных. Не пройдя курс робототехники, не попробовав себя, он никогда об этом не узнает. И мы получим человека, чьи таланты ещё при поступлении в вуз не реализовались, среднечкового специалиста. А в нашей стране с учётом нынешней экономической конъюнктуры нам прежде всего нужны инноваторы. А инноваторы рождаются, когда реализовываются таланты, которые сидят внутри каждого ребенка. И именно профориентация – очень важный процесс, который помогает таланты раскрывать. Вот для чего мы инвестировали наши средства в этот бизнес. Это часть тех реформ в системе образования, которых хотел мой отец.


Фото взяты с сайта aspandau.kz/robotron и предоставлены Дауреном Нуровым
Автор: Айнура Ильчибаева
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх