Жылдыз Осмонова: девушка, помогающая мигрантам
Люди
12.08.2017

Сегодня отмечается Всемирный день молодежи. “Открытая Азия онлайн” услышала историю о том, как обычная девушка, приехав из Бишкека в Москву на заработки, не осталась равнодушной к проблемам окружающих ее людей. Для этого ей потребовался лишь доступ в Интернет, а чувство сострадания имелось у нее с рождения.


В России, по официальным данным, живут и работают полмиллиона кыргызстанцев. Жылдыз Осмонова помогает своим согражданам ориентироваться в этой стране. Она основательница благотворительного фонда «Боордоштор» («Соотечественники»). На официальной странице организации часто можно увидеть ее посты о сборе денег детям на сложные операции. Так за несколько лет сообщество смогло помочь четырнадцати тяжелобольным малышам. Помимо работы в фонде (неоплачиваемая), Жылдыз трудится в одной крупной российской компании в отделе маркетинга.


Я познакомился с ней, когда делал материал про помощь пострадавшим от крушения Боинга-747 в Дачи-Су. Вообще вера в добро – постоянный её спутник.

Без имени-2.jpg

Москва. Небольшая комната. Здесь Жылдыз Осмонова работает над новым выпуском газеты «Москва kg». В ней Жылдыз и её коллеги информируют мигрантов об успешных кыргызстанцах за рубежом и изменениях в законодательстве. Здесь же собирает канцтовары для детей погибших при пожаре в типографии прошлого года. 27 августа исполнится ровно год с того трагического дня. Взяв небольшой перерыв, Жылдыз согласилась побеседовать со мной о ее непростой работе, дискриминации в благотворительности и о том, для чего она все это делает.    


- Зачем вам понадобилась Москва? Большой, суровый город.

- В Москву я приехала ровно 10 лет назад на поезде. Как и многие наши соотечественники, я приехала в этот чудесный город с большими надеждами на светлое будущее. Иначе говоря, в надежде заработать.


- Не буду долго тянуть. Хочу понять, какие события в вашей жизни ключевым образом повлияли на вас, чтобы вы начали помогать другим?
- Трудно ответить на этот вопрос. Я не могу понять, что конкретно повлияло и сказать, что все это делаю я одна - это не так. Я лишь помогаю. В этом "бумеранге добра" я вижу себя как человека, который знакомит добрых, отзывчивых людей с нуждающимся.

Наверное, мое желание быть нужной возникло ровно в тот момент, когда девять лет назад, прямо под Новый год, в Бишкеке умер мой брат. Мы с сестрой в это время находились в Москве. И вот 1 января мы носимся по мегаполису в надежде купить билеты домой. У кыргызского посольства располагается множество авиакасс, и мы направились туда. Рядом со зданием стояла толпа людей. Я заметила одну женщину, которая очень сильно плакала. Оказывается, им надо было перевезти тело родного человека в Кыргызстан. Но у них не хватало денег. На плач матери никто не отозвался: 1 января, посольство не работает. И тут я подумала: а что если бы к моему горю добавилась необходимость собирать деньги, чтобы близкий был похоронен на родине?

6.jpg

- Если взять и собрать все ваши дела в одну кучу, о каком случае вы бы хотели мне рассказать? Иначе говоря, есть какое-то одно самое яркое воспоминание?

- Их много. Не забуду, как грузчик из Подмосковья принес мне всю свою месячную зарплату, чтобы переправить груз 200. Представляете, всю зарплату отдать ради незнакомого человека! Правда, на следующий день я вернула его оклад, лишь взяв тысячу рублей. Так как в ту ночь мы собрали вдвое больше. Наверное, мой пост о его поступке побудил людей к состраданию, и многие откликнулись на призыв.


Еще был случай, когда выпускники сельской школы принесли ко мне на работу большую сумму для двухлетнего мальчика. Он нуждался в операции на глазах. Ребята не были на родине 10 лет, но они пожертвовали самым дорогим для каждого мигранта - поездкой домой, к родным. Много таких воспоминаний. Они очень согревают душу.


- Время рассказать немного о вашей семье. Поддерживают ли они вас в вашей работе?

- Безусловно, я ощущаю всегда эту поддержку. В Кыргызстане у меня остался муж. Сын и дочь со мною в Москве. Мы сейчас вместе с моей семьей переживаем непростые дни, но я верю в лучший исход. Придет время, и я все расскажу. Не сейчас.


- У вас непростая работа, связанная со спасением детей. Это многое дает, но, думаю, и многое забирает тоже. А есть у вас какая-то безусловная зона комфорта, где вы от всего можете абстрагироваться: от болезней, от фонда, от обязательств — от всего?

- Мысленно отвлечься от всего помогает езда на велосипеде. Люблю бурлящие речки, шум ручья. Встречать рассветы. В этом огромном бурлящем потоке жизни горы лучше всего помогают почувствовать спокойствие и гармонию. Когда чувствую усталость - бегу туда. Там хочется жить и дышать, радоваться простым вещам.

3.jpg

- Жылдыз, даже на вашей странице можно часто увидеть посты о сборе денег детям. Что помогает вам не опускать руки, не выгорать? Ведь с мамами больных детей бывает тяжело общаться.

- Только соотечественники, неравнодушные люди. Они стучатся в мои двери, пишут в мессенджеры, и их слова поддержки - что я не одна, а нас много, - дают мне мощный прилив энергии.


- Сейчас собирать деньги проще, чем несколько лет назад?

- За три года мы смогли собрать сумму примерно в 5 млн рублей. Эти колоссальные средства мы собрали только благодаря социальным сетям. Однако не могу сказать, что деньги стало собирать легче. Казалось бы, написал пост в группе и жди, но не все так просто. Это отнимает силы и время. Как раз последнее - это самое важное в благотворительности. Затянул - может не стать человека. Но, увы, сейчас я не могу много времени уделять помощи другим. Я временно воспитываю одна своих двух детей, и поэтому мне надо зарабатывать сейчас вдвое больше. В век информационных технологий все меняется быстро. И в благотворительности то же самое. Если раньше, чтобы помочь, приезжали и отдавали в руки, то сейчас спасать мир можно, не вставая с дивана. Просто нужно время и терпение.


- А правда, что чем меньше ребёнок и чем жалостливей он выглядит, тем лучше собираются деньги?

- Доля правды есть в этом.


- Подождите. Получается, что в сфере пожертвований существует дискриминация?

- Увы, это так. Я пытаюсь бороться с этим. Считаю, что благотворительность не должна исходить из жалости, а должна быть разумной и осуществляться с точки зрения эффективности.


- Тогда еще такой вопрос. Как вам кажется, меняется ли отношение к благотворительности в нашем обществе? У власти? Чаще ли удается сотрудничество в решении каких-то насущных задач?

- Небольшие перемены есть, и это очень радует. Однако многие еще не понимают, что нужно помогать регулярно. Как раз российские благотворительные фонды стараются воспитывать или, так сказать, внедрять в меценатов систематичность. Как раз регулярная помощь и помогает продлить многим жизнь. Люди должны помогать друг другу. Это должно быть аксиомой жизни. Верю, что, помогая другим, мы выполняем свое предназначение.

2.jpg

Что касается власти, то у меня такое ощущение, будто им некогда думать о развитии социальных организаций в нашей стране. Всем нужно «успеть» в свой срок хапнуть, обеспечить безбедную старость не только себе и детям, но и внукам, правнукам. Их аппетиты только растут. Для того чтобы власть эффективно помогала нуждающимся, нужно делать ставки на молодых, энергичных ребят, мыслящих нестандартно, в которых можно увидеть менеджерский потенциал. Наверное, пора уже создать государственный комитет по работе с диаспорами и вести плотно с ними работу. Это даст положительный эффект. И только потом можно будет говорить о сотрудничестве с властью.


- Когда дети, которым вы помогаете, заканчивают основной курс лечения, что происходит дальше? Сообщество или вы продолжаете "вести" этих детей?

- В зависимости от сложности их ситуации. Если совсем плохо и некому помочь, то вновь стараемся как-то поддерживать.


- Вопрос, который я хочу задать вам, потому что ответ на него наглядно показывает, что больше всего волнует человека в жизни: если бы вы стали президентом Кыргызстана, какими были бы ваши три первые законопроекта?

- Президентом быть и не думала, и никогда не мечтала (улыбается). Считаю, что главой страны должен быть мужчина. Они по природе и темпераменту являются прирожденными лидерами. Честно признаюсь, не размышляла над важными законопроектами. Вы сейчас заставили меня задуматься и вспомнить недавний случай в поликлинике.


Моя свекровь каждый год проходит обследование у врачей, когда приезжает из села в Бишкек. В этом году я ее сопровождала. В кардиологической поликлинике нас направили на консультацию к эндокринологу после гастроскопии. После консультации врач попросил у нее 300 сомов за прием. И тут в их разговор вмешалась я и спросила: почему нужно платить ему, а не в кассу? Согласитесь, все мы хотим, чтобы медицина в нашей стране развивалась. Чтобы кыргызстанцам не приходилось ездить на дорогостоящие операции за границу. Да что говорить об операциях, когда мы мечтаем о нормальном ремонте, о том, чтобы в палатах были новые кровати, а не старые, скрипучие, с советских времен.


И вот сейчас следует задать себе вопрос: что мы для этого сделали? Платя лично врачу в карман, а не в кассу, мы грабим свой бюджет, свое будущее. Если в государственной казне не будет денег, не будет и изменений в лучшую сторону.


- У меня остался только один вопрос. Зачем вы все это делаете?

- Во-первых, прежде всего я человек, у которого сжимается сердце и беспокоится душа, когда я слышу крик о помощи. Во-вторых, в детстве бабушка часто давала бата (наставление): «Элдин керегине жараган кыздардан бол!» В переводе на русский: «Будь девушкой, нужной своему народу». Видимо наставление подействовало. Правда, в последнее время я начала тихонько отходить от общественной работы. Горы мне временно перестали помогать восстанавливать силы. Наверное, нужно переждать и снова вернуться к благотворительности.


Фото с официальной страницы Жылдыз Осмоновой в Facebook

Фото на главной: Азамат Адылгазиев
комментариев 0
Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Читать все комментарии
Наверх