Опубликовано 19.08.2019 06:52

Другая страна: трудовые мигранты из ЦА о жизни в Москве

иллюстрации: Янина Жумабаева, Открытая Азия онлайн


Почти 2,9 млн человек приехали в Россию на работу в январе-июне 2019 года. По данным МВД России 73,3% из них прибыло из Центральной Азии, это 2,1 млн человек. Большая часть из Узбекистана и Таджикистана - 42,4% и 21,9% соответственно. Из Кыргызстана и Казахстана значительно меньше, 7% и 2% соответственно. Москву, Санкт-Петербург, Московскую и Ленинградскую область выбрали для заработка почти 60% трудовых мигрантов. Ирина Галат специально для «Открытой Азии онлайн» поговорила с несколькими мигрантами из Центральной Азии в Москве и узнала как им живется в «белокаменной».


 

Я иду по спальному району и вижу парня азиатской внешности. Он убирает двор. Подхожу и прошу дать небольшое интервью. Он махает головой в знак согласия. Я представляюсь и начинаю задавать вопросы. Он назвал свое имя, а после замолчал, только смотрел на меня и улыбался. Стало понятно, что он не понимает по-русски. Молодой человек позвал нескольких коллег, с одним из них мы и смогли немного поговорить. Несколько раз мой собеседник просил выключить диктофон – не всю информацию готов был рассказывать под запись.

 

Рахим из Узбекистана (имя изменено)

 

Artboard 5.pngНа вид Рахиму 30 лет. В Москву приехал больше года назад. В Узбекистане хоть работа и есть, но зарплаты очень низкие. По специальности он автомеханик. На родине остались жена и двое детей. Перевозить своих родных в столицу России не планирует – слишком дорого.

 

По приезду в Москву проблем с трудоустройством не было. Рахим работает дворником по патенту. Проблемы есть с регистрацией по месту пребывания – ее приходится делать через полулегальные конторы и каждые три месяца отдавать за эту услугу по 3000 рублей. Также, раз в квартал необходимо пересекать границу, чтобы не нарушать российское миграционное законодательство. Это тоже дополнительные расходы.

 

Зарплата дворника 25 000 - 30 000 рублей (400 – 470$). Ежемесячные расходы на самые необходимые нужды составляют около 18 000 рублей (330$). Аренда комнаты, где живет 3-4 человека — 5000 рублей (80$). Столько же за патент и еще около 8000 (125$) рублей уходит на питание. Кроме этого, чуть более 3000 рублей (50$) Рахим каждый месяц отправляет домой. Остаток Рахим копит на ежеквартальные выезды и оформление регистрации. Кстати патент каждый год надо продлевать, и стоит это 12 000 рублей (190$).

 

Патент на осуществление трудовой деятельности в России должны оформлять граждане Азербайджана, Молдовы, Таджикистана, Узбекистана и Украины. Гражданам стран ЕАЭС никаких разрешений на работу делать не надо.

 

Замира из Кыргызстана (имя изменено)

 

Artboard 3.pngВ одном из сетевых магазинов рядом с нашим домом работает улыбчивая и приветливая девушка. Всегда при деле: если нет покупателей, то она в зале – поправляет товары на полках. Замира не сразу согласилась на интервью, говорила, что плохо знает русский язык (он у нее отличный) и боится.

 

Я удивилась, что Замире почти 45 лет, выглядит она не старше 35. Больше десяти лет назад, оставив троих детей, приехала в Москву «на жизнь зарабатывать». В то время в Кыргызстане было сложно, работы не было.


Однозначно мама была несогласна, потому что у меня трое детей, муж. Дети были маленькие, плакали. Это всё позади. Если цель поставлена, надо ехать и зарабатывать. Почему бы и нет? Это было мое сугубо личное решение, с которым муж согласился, потому что он тоже остался без работы в это время
Замира



В первое время были проблемы с поиском жилья, но знакомые помогли. Работу нашла через месяц. Устроилась сначала продавцом в супермаркет, потом кассиром. В то время никаких патентов оформлять не требовалось, нужна была только медицинская книжка. У Замиры имеется средне-специальное техническое образование. «Я сложно привыкала к длинным рабочим дням. Сложно, что родные и близкие далеко. Но я была уже готова ко всем трудностям, когда переезжала сюда. Плюс я занимаюсь собой, увлекаюсь психологией, читаю литературу, чтобы себя совсем не потерять. Другая страна есть другая страна. На многие вещи я закрываю глаза и вижу только позитив», - добавляет Замира.

 

В 2009 году Замира получила гражданство России без каких-либо трудностей. Российский паспорт давал ряд преимуществ: легче искать работу, снимать жилье, нет необходимости постоянно думать о регистрации, доступна бесплатная медицина.

 

Сейчас почти вся семья Замиры в Кыргызстане, только второй сын работает в Санкт-Петербурге таксистом, параллельно учится на программиста. Ему 19 лет. Старшему сыну 20 лет, дочке 15 лет – «отличница, будет поступать в колледж на художника».


Моя собеседница говорит, что раньше в Москве в плане заработка было лучше, сейчас сложнее. «Я сейчас работаю кассиром в магазине. У меня грубо 45 000 рублей (700$) получается. Такую зарплату я получаю с подработками в магазине, а так чистая зарплата маленькая – в районе 30 000 (470$) рублей. Плюс бывает подработка на стороне - я делаю уборку дома, 5000 (80$) рублей за 8 часов уборки. С сестрой снимаем комнату за 15 000 рублей (235$) на двоих. В месяц на еду уходит 5000 рублей. На жилье 7000 рублей (110$). Ну и другие траты есть – у женщин же много расходов бывает», - делится Замира. Раз в год она ездит к семье в Кыргызстан.

 

«У меня дочка сейчас учится, маме помогаю. Больше 20000 (315$) рублей домой ежемесячно отправляю. В зависимости от расходов. Для семьи это хорошая помощь. А так у меня дети уже самостоятельные, муж зарабатывает хорошо», - добавляет она.

 

Помимо работы у моей собеседницы есть хобби – спорт. Два раза она пробегала марафон. В позапрошлом году 42 км ей дались за 4,5 часа, а в прошлом — за 4 часа 15 минут. Еще одно большое увлечение – чтение различной литературы: художественной (например, Харуки Мураками) и психологической. «Работа работой, но жить тоже надо. За 10 лет в Москве я могу сказать, что я живу полноценной жизнью», - говорит она и добавляет, что никогда не сталкивалась в Москве с дискриминацией по национальному признаку.

 

В целом Замира довольна жизнь в Москве: «У меня не было колоссальных проблем. Я не жалею, что в Москву приехала. У меня всё хорошо шло в плане жилья, работы и друзей, окружающей среды. 90% ожиданий оправдались. Я здесь базу сделала. В Кыргызстане я столько не смогла бы осуществить: построить дом, выучить детей. Судьба по отношению ко мне благосклонна».

 

В будущем Замира планирует вернуться в Кыргызстан «няньчить своих внуков и внучек». Не успев в полной мере насладиться своим собственным материнством, эта сильная женщина мечтает одарить теплом и любовью своих будущих потомков.

 

Напоследок я спрашиваю, хотела бы Замира, чтобы ее дети тоже уехали из Кыргызстана. Она отрицательно кивает головой: «Нет. Я своим детям не желаю переезда. Где родился, там и пригодился. Вот такую судьбу желаю. Но если они захотят, то сопротивляться не буду. Если захотят поехать хоть в Америку, то пусть едут. Второй сын в России работает и ему нравится. Это его свободный выбор».

 

Бахром Исмаилов из Узбекистана

 

Artboard 4.pngБахрому 35 лет, женат, есть двое детей. Имеет гражданство Узбекистана и Российской федерации. В Москву приехал в 2007 году. «Был вынужден покинуть Узбекистан еще в 2005 году из-за преследований моей семьи со стороны правоохранительных органов, в результате чего я потерял свой медиа бизнес в Узбекистане», — рассказывает Бахром. Сначала он выехал в Казахстан. Какое-то время работал региональным директором в компании «Казчермет» в Атырау, позже руководил отделом продаж в строительном секторе столицы Казахстана. «Москву выбрал в связи с тем, что был приглашён на развитие перспективного производства в подмосковном Подольске», - делится своей историей Бахром и добавляет, что «все надуманные обвинения» были сняты еще в 2006 году, но «бизнес уже было не вернуть».

    

Мой собеседник рассказывает, что сначала в Москву переехал один, позже перевез родных. Сейчас у него есть недвижимость в столице России, ипотека, дети ходят в частный детский сад.

 

Что касается занятости, то Бахром работает и в России и в Узбекистане. Он является учредителем Международной негосударственной некоммерческой организации «BUYUK KELAJAK», членом экспертного совета комитета по безопасности и противодействию коррупции Государственной Думы РФ, советником начальника Академии Генеральной Прокуратуры Республики Узбекистан, а также учредителем Общественного движения «Страна без расизма и ксенофобии».

 

На вопрос, сталкивался ли он лично либо члены его семьи с дискриминацией по национальному признаку в России, Бахром отвечает утвердительно: «Я жил в Москве в самый разгар ксенофобский избирательной кампании мэра Москвы в 2011 году и стал свидетелем применения политических технологий по разжиганию межнациональной вражды. Я не мог оставаться в стороне и учредил Общественное движение "Страна без расизма и ксенофобии", основной целью которого являлось улучшение межнациональных отношений в РФ».

 

Общественное движение работает с 2015 года, выпускает социальные ролики, участвует от лица РФ в международных форумах, приняло участие в подготовке Чемпионата мира по футболу в 2018 году. Кроме этого, мы стараемся реагировать на негативные явления в обществе», - рассказывает мой собеседник.

 

Что касается планов, то Бахром не дает четкого ответа: « Я планирую жить и работать там, где пригодятся мои знания и опыт».

 

Шабдан из Таджикистана (имя изменено)

 

Artboard 1.pngС Шабданом мы познакомились несколько месяцев назад. Веселый, аккуратный мужчина делал ремонт у нас в квартире. Рассказывал, что живет в Москве давно, что ему здесь нравится, редко получается навещать маму в Таджикистане, но строит там дом.

 

Здесь занимается строительством, работает нелегально – патент не оформляет, так как дорого. Правда, эту информацию сейчас под запись не подтвердил – утверждает, что полностью соблюдает российское законодательство и ежемесячно оплачивает патент на работу в размере 5000 рублей (80$). При этом, раз в три месяца вынужден пересекать границу, чтобы получать новую миграционную карточку.

 

Шабдану 38 лет, 17 из которых он живет в Москве. Покинул родину из-за сложной экономической ситуации в стране. Родные к его решению отнеслись нормально. В Москве работал на стройке, жил в общежитии, которое предоставлял ему работодатель.


Проблем с поиском жилья нет, так как уже 14 лет живет у своей девушки, она москвичка. Задумывается о получении российского гражданства, но пока никаких усилий к этому не прилагает.

 

Сложностей особых не испытывает, только иногда скучает по маме и родным. Навещать их удается один раз в 3-4 года. Свое материальное положение оценивает хорошо, если не шиковать, то на жизнь хватает. Ежемесячно отправляет маме 15 000 – 20 000 рублей.

 

Свободное время Шабдан проводит дома, на даче, в кафе, в кино, любит гулять по парку. «Все в Москве нравится. Люди доброжелательные, работа есть. Здесь мне очень хорошо даже. Я хочу здесь остаться жить», - делится своими планами Шабдан.

 

Динара из Казахстана (имя изменено)

 

Artboard 2.pngДинаре 27 лет, в Москву приехала год назад на работу программистом-разработчиком по приглашению одной международной компании. «У меня был профиль в LinkedIn, через который меня сотрудники отдела кадров этой компании и нашли. Написали. После я прошла около 4-х собеседований онлайн. И в итоге мне предложили официальную работу», — делится своей историей Динара.

 

Сложным оказался поиск квартиры, а также необходимость делать регистрацию по месту пребывания. Вначале этим занимался работодатель, но сейчас по закону многие работодатели не имеют право регистрировать сотрудников на свой адрес. Теперь Динаре приходится просить свою коллегу регистрировать ее у себя дома, что, конечно, добавляет некоторые неудобства, а также не является законным.

 

«Для меня зарплата в Казахстане была той причиной, которая меня побудила двигаться дальше и работать в другой стране. Я хочу жить жизнью, где у меня много возможностей, а не так, где я считаю каждую копейку», — говорит Динара.

 

В Москве доходы выросли. «Вначале я получала в размере 143 000 (2250$) рублей, из которых 40 000 (630$) уходило на аренду квартиры. Остальные тратила на себя», — делится Динара. Сейчас зарплату подняли на 11%, но появилась необходимость отправлять деньги маме. «Она взяла квартиру в ипотеку в Астане. Ежемесячно я отправляю 20 000 (315$) рублей. Ну и если я планирую какую-то поездку с мамой, то я планирую расходы на нас обеих», - говорит Динара.

 

Тем не менее Динара может позволить себе активную жизнь: путешествия, встречи, постоянное обучение, мастер-классы, выставки, музеи, театры. Но в Казахстане она встречает непонимание со стороны родственников по поводу своих увлечений.


Я себя стала ощущать больше дома в Москве, чем в Казахстане. Есть вещи в Казахстане, к которым я вообще привыкнуть не могу, а здесь я чувствую некую свободу... Здесь я не сталкиваюсь с тем, что меня за мои какие-то мысли осуждают
Динара


Что касается будущего, то Динара открыта предложениям. Еще год планирует жить и работать в Москве, а там будет думать. Тем более образование (высшее техническое казахстанское, высшее техническое британское) и опыт работы в крупных компаниях открывают ей большие перспективы. Например, недавно ею заинтересовался Google.


Причины переезда в Москву у всех героев материала схожие – проблемы в родном государстве. Степень необходимости разная – от «нечем кормить семью» до «хочется жить лучше». Но в каждом случае человек на новом месте сталкивается с трудностями, типичными для большинства трудовых мигрантов: адаптация к культурным и законодательным нормам, бытовое обустройство, выстраивание местных социальных связей.


Нежелание открыто рассказывать о своей жизни говорит о наличии проблем, которые вслух произносить не принято – страшно. Страшно лишиться работы, попасть в поле зрения правоохранительных органов, потерять доверие или понимание со стороны. Длительность же пребывания героев в Москве указывает на то, что в целом условия жизни и работы в другой стране их устраивают. А значит, плюсов в своей трудовой миграции они видят больше. По крайней мере, пока.


Автор: Ирина Галат

Редакция OpenAsia
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало