Общественники Бишкека вернули в семью подростка сбежавшего из дома

фото: Елена Агаркова


В середине лета кыргызстанский сегмент Facebook взбудоражил пост о том, что возле кафе на одной из центральных улиц Бишкека сидит мальчик, который сбежал из детского дома из-за постоянных побоев. Однако, очень скоро выяснилось, что этот мальчик никогда не жил ни в одном из детских домов, а сбежал из дома в селе близ Бишкека. «Открытая Азия онлайн» рассказывает чем закончилась эта история.


Впервые Максим (именно так он представлялся на улице) сбежал из дома когда ему исполнилось 12 лет. На маршрутке уехал в Бишкек, где попал в компьютерный клуб. Домой он вернулся только через несколько дней, когда закончились деньги.

Живет Максим в обычной семье, каких тысячи по стране. Родители зарабатывают деньги, дети остаются под присмотром бабушки. Небольшой домик, маленькое село. До 12 лет Максим рос обычным мальчуганом. Учителя музыкальной школы прочили ему блестящее музыкальное будущее –  длинные пальцы пианиста, усидчивость, хороший голос и слух от природы. 

Но все изменилось, когда Максим впервые попал в компьютерный клуб. Виртуальная жизнь оказалась намного красочней и насыщенней реальной. Мальчик знал, что денег на игры ему никто не даст, домой компьютер купить также не было возможности. И тогда он придумал схему, которая гарантировано приносила ему неплохой доход.

Максим приезжал в Бишкек, шел к кафе на одной из центральных улиц (обязательным условием выбора кафе было наличие компьютерного клуба рядом) и высматривал жалостливых людей.

Им он рассказывал придуманную историю о том, что его зовут Максим и сбежал он из детского дома, который находится в селе Чалдовар недалеко от казахско-кыргызской границы. В детский дом, по его словам он попал в возрасте 3х лет, а сейчас ему 12. Редко кто отказывался покормить субтильного ребенка с тихим голосом и правильно поставленной речью. Тем более, что в кафе он выбирал самые дешевые блюда и обязательно брал несколько кусочков хлеба с собой. 

Сначала я попрошайничал активно, но нарывался только на агрессию. Потом я понял, что если ничего самому не просить, люди охотней идут на помощь. Мне покупают не только еду, но и дают деньги. В день я получаю около 500 сомов (7 долларов США), а перед новым годом мне надавали примерно 10 тысяч сомов (143 доллара США)
Максим

Часть «заработанных» денег Максим тратил на одежду и средства гигиены, но львиная доля все-таки уходила на развлечения. Подросток рассказал, что очень любит читать и играть в компьютерные игры. Любимые авторы — Жюль Верн и Джек Лондон. В будущем он мечтает стать программистом, но очень переживает, что у него нет ни образования, ни документов.

Максим ничего не хотел менять в своей жизни, но его историей заинтересовались сотрудники общественного фонда «Лига защиты прав ребенка». Они сразу же выехали на место, где Максима видели в первый раз и выяснили подробности.

Максиму на самом деле не 12, а почти 16 лет. В школе он учился хорошо, учителя его вспоминали как трудолюбивого, усидчивого, но очень замкнутого мальчика. С родителями и близкими Максима тоже провели беседу, выяснили, что в семье нормальные отношения. С этого момента начался процесс возвращения Максима в реальную жизнь.

По словам клинического психолога Светланы Уваровой, десткое и подростковое бродяжничество может быть связано с психическим заболеванием, но, с другой стороны, оно почти всегда имеет социальные аспекты.


«Детей улиц» можно условно можно разделить на две неравные группы. Первая — «уличные дети», те, кто спит на улице и выживает, выполняя простейшую работу. Они уходят из дома, спасаясь от одиночества, от насилия, от страха за свою жизнь. От того, что им скучно, нет ярких эмоций, радости, они существуют. Близкие не могут этого им дать, и они отправляются на поиски «лучшей доли». И у этих детей очень большой риск попадания в криминал. Вторая группа: «дети на улице». обычно эти дети учатся, у них есть связь с семьёй. На улицу они идут для того, чтобы выживать и помогать своей семье. Их гонит на улицу нужда, бедность. Что касается Максима, там больше социальные проблемы были причиной, которые сейчас корректируются психологом и работниками фонда
Светлана Уварова

Для начала сотрудники Фонда полностью обновили ему гардероб, новые вещи — новая жизнь. Затем провели полное медицинское обследование, время, проведенное на улице, дало о себе знать – у мальчика обнаружили болезнь легких.


В самый разгар кампании по возвращению Максим опять сбежал из дома. Его искали по старым местам обитания, но не могли найти. На помощь были призваны все: сотрудники кафе, работники интернет-клубов и даже таксисты. Вот таксисты и помогли, увидев Максима на новом месте, водитель такси накормил его и сразу же позвонил сотрудникам фонда.


С Максимом и его семьей начал работать психолог, который разработал программу реабилитации. После работы с психологом в поведении мальчика наметились положительные сдвиги – он заговорил о продолжении образования, и том, что хочет заниматься программированием.


photo5210815050229590858.jpgСотрудники фонда поставили Максиму своеобразное условие – если он идет в школу и перестает сбегать из дома, ему найдут и оплатят курсы программирования. Максим выполнил условия – 2 сентября он пошел в школу и продолжает учебу в своей родной школе. Сопровождением мальчика занимаются работники фонда и социальный работник управления соцразвития района.


По словам директора общественного фонда «Лига защитников прав ребенка» Назгуль Турдубековой, сейчас организация выполняет свое обещание – подбирает для Максима компьютерные курсы, на которые он сможет ходить по выходным дням.


Автор: Елена Агаркова

Редакция OpenAsia
Автор материала
Опубликованно 07.10.2019 18:16