Опубликованно 03.05.2017 06:58

Пустой звон медалей – история одной многодетной матери из Казахстана

В 150 километрах от Уральска (запад республики) на отдаленном зимовье живет 33-летняя Жазира – единственная в ЗКО мама девятерых детей. Журналисты партнёра «Открытой Азии онлайн» – газеты «Уральская неделя» - провели один день с этой семьёй и сняли фильм. Он документальный, но при этом сюрреалистичный. Не верится, что так может быть в жизни, в Казахстане накануне ЭКСПО, в XXI веке.

Слякоть. Она везде. Чавкающая под ногами светло-коричневая грязь. Этот суглинок используется как сырьё для самана, из которого сделаны все строения на зимовке «Птичник», где живет Жазира Рамазанова со своими детьми и пожилыми родителями мужа. Земля и постройки здесь одного цвета. И поэтому кажется, что дома, сараи, печка выросли сами собой из земли, а не возведены человеком. Эффект этот усиливает трава, которая растёт на крыше землянки.
 
Мама
Когда мы приехали, Жазира переливала воду из двух огромных бочек, стоящих на телеге, в вёдра. Два сына-подростка ей помогали – таская вёдра в дом. В это трудно поверить, но два раза в неделю эту телегу Жазира со свёкром и детьми толкает до Кушумского канала. Это примерно 300-400 метров от их дома.
 
– Телегу оставляем на берегу, а дети ведрами подносят мне воду. Так наполняем баки и все вместе толкаем обратно. В этот бак вмещается 200 литров, а в другой – 150 литров. Этого нам хватает на 2-3 дня, – обыденно рассказывает Жазира.

Я пробую сдвинуть с места телегу с пустыми баками. Поелозив по раскисшей под дождем грязи, я так и не смог этого сделать.
4.JPG
Дети 
Землянка внутри оказалась больше, чем казалась снаружи. Общая площадь дома – примерно около 100 квадратных метров. Хозяин дома Исатай Рамазанов, его супруга и Жазира – практикующие мусульмане. Поэтому дом условно разделен на мужскую и женскую половины. В мужской принимают гостей. В женской живут Жазира, её свекровь и дети. Женщины очень споро растапливают печь. От стен растекается тепло, и тёмные комнаты, казавшиеся неприветливыми, наполняются запахом еды, теплом и уютом. Периодически вокруг нас, словно из воздуха, появляются дети. Самый старший – 15-летний Сагадат, немногословный и настороженный. Ему как старшему достаётся больше всего. И за пропавших овец, и за отсутствие воды в доме, и за не наколотые вовремя дрова.
13.JPG
Сагадат, в свою очередь, перепоручает часть работ своему младшему брату, 13-летнему Саламату. Саламат тоже немногословен, но, в отличие от Сагадата, очень любознателен. Он всё время заглядывает в мониторчик нашего фотоаппарата. 12-летняя Умугульсим – старшая среди девочек. Она помогает маме накрыть на стол, убрать со стола, моет посуду и приглядывает за самой младшей – 5-месячной Джумайдиёй.

Вольготнее всех чувствуют себя 9-летний Салман, 8-летний Сайд, 7-летняя Хабиба, 5-летний Солих и 3-летняя Сафия. Их пока не нагружают домашней работой, и потому они занимаются тем, чем занимаются все дети на свете – играют и периодически крутятся под ногами у взрослых. Практически все, кроме мечтательной Сафии, - озорники и непоседы.
 
Свёкор 
Когда подают еду, и вся семья собирается вокруг круглого азиатского стола, дед Исатай пересчитывает всех по головам. Исатай-ага – крупный, коренастый с окладистой бородой и абсолютно лысой головой, на которой каким-то чудом держится тюбетейка. Если ему в руки дать книгу, то он один в один будет похож на хрестоматийный образ Абая Кунанбаева. Сам Исатай, похоже, об этом знает, и этот имидж поддерживает – при случае читает наизусть стихи, цитирует «Слова назидания» и знает много историй из жизни знаменитых земляков Курмангазы и Дины Нурпеисовой.
3.JPG
Муж 
В этой большой семье пустует только одно место – мужа Жазиры Ер-Косая. Сейчас он отбывает наказание в исправительной колонии в Северо-Казахстанской области. Официально его осудили за подготовку к теракту. По словам Исатая, сын оказался жертвой предвзятого отношения силовиков к мусульманам-«бородачам».

– Полтора года назад сын с друзьями собрался в Москву на заработки. Тот, кто их устраивал на работу, попросил предоплату за трудоустройство – с каждого по 500 тысяч тенге. На границе Ер-Косая с поезда сняли. Ну, сами понимаете, к мусульманам там отношение не очень. А он с бородой, одет как мусульманин. Ну и стали его проверять, и тут выплыла информация о том, что он в Москве кому-то 500 тысяч тенге перечислил. Вот и обвинили его в том, что он якобы в Сирию собрался. Я несколько раз потом к следователю ездил. Говорил ему: «Какая Сирия?! Ему вон 9 детей кормить надо. Зачем ему в Сирию подаваться?» Но меня и слушать не хотели. Влепили ему три года. Мне потом объяснили, что сын не в то время и не там оказался, – рассказывает Исатай.

Имущество 
Весь капитал этой семьи – 26 овец, корова и тёлка. Накануне нашего приезда Исатай-ага зарезал барана, чтобы встретить по всем канонам степного гостеприимства.

– Дети вам рады, потому что гости – это значит бешбармак. Для детей это праздник. Сейчас они в пять минут все съедят, – делится мыслями Жазира. 

Дети в этой семье не голодают и не сидят только на макаронах, как можно подумать. Жазира показывает нам свой чулан: сахар, мука, рис, гречка, лук, картошка. Самые необходимые продукты эта семья покупает раз в месяц мешками. Так выходит экономнее, но это и расходуется экономно.
2.JPG
Медали 
Жазира показывает нам свои медали «Кумис Алка» и «Алтын Алка» – серебряную и золотую подвески, которые она получила как многодетная мама. Собственно, это всё внимание, которым одарило государство эту многодетную семью.

Интересуюсь, сколько Жазира получает денег?

В общей сложности в месяц – 58 тысяч тенге ($187, – прим. ОА).

Несмотря на то, что медали особой ощутимой пользы не приносят, Жазира хранит их в отдельной папке. Видимо, дети не часто их видят, поэтому разглядывают с большим любопытством. Девочки начинают по очереди примеривать подвески. Хабиба, узнав, что «Кумис Алка» маме вручили после того, как на свет появилась она, тут же громко об этом сообщает своим братьям и сестрам. Было видно, что девочка будет гордиться этим ещё долго и обязательно расскажет своим подругам в школе.

– Мама, а я когда вырасту, мне тоже вручат медаль, как тебе? – интересуется старшая Умугульсим. 
– Будет, как ты решишь, – отвечает ей Жазира.
12.JPG
Мы провели в гостях у этой дружной семьи практически весь день. Прощаясь, Жазира сказала, что ни в коем случае не хотела бы, чтобы мы написали статью, из которой люди решат, что она жертва обстоятельств:
– У нас жизнь не самая легкая. Как и всем, мне хочется, чтобы мои дети росли в достатке. Но это не говорит, что я о чём-то жалею. Бог дал нам детей, и мы благодарны ему за это. Мы по-своему счастливы, и я довольствуюсь всем, что мне дает Всевышний. Но раз уж мне дали эти награды за подписью Президента, мне хотелось бы знать, имеют ли они хоть какое-то значение?

Статья 30 закона РК «О государственных наградах»: «Подвески «Алтын алқа» и «Күміс алқа» имеют статус орденов Республики Казахстан.
Золотой подвеской («алтын») награждаются матери, родившие и воспитавшие семерых и более детей.

Статья 36 этого же акта: «
Многодетные матери, награждённые подвеской «Алтын алқа» или получившие ранее звание «Мать-героиня», обеспечиваются жилой площадью по установленным нормам в первую очередь. Для оплаты расходов на содержание жилища вместе с членами семей, а также за коммунальные услуги выплачивается специальное государственное пособие.

Для справки: Если бы Жазира воспитывала девятерых приёмных детей по программе патронатного воспитания, она бы получала от государства 237 тысяч тенге.
Над фильмом работали: Лукпан Ахмедьяров, Рауль Упоров, Нурлыбек Емранов
Редакция OpenAsia
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало