Жизнь на спорной территории

В Кыргызстане прошло первое заседание правительства под руководством нового премьер-министра Сооронбая Жээнбекова. Вступая в должность, он подчеркнул, что "особое внимание будет уделяться вопросам границы, делимитации и демаркации приграничных участков, будет усилена помощь приграничным районам". Эти проблемы Кыргызстан пытается решить все годы своей независимости. Особенно напряженной остается ситуация на границе с Узбекистаном, общая протяженность которой составляет 1378 километров, из них 320 являются спорными. Таких участков на границе двух стран 58. Корреспондент "Открытой Азии онлайн" побывала в этом регионе, чтобы увидеть, как здесь живут люди.

Ала-Бука
Ала-Букинский район находится в 530 км от столицы Кыргызстана. До областного центра - Джалал-Абада - 310 километров, а до узбекского Намангана - всего 70 километров. Неудивительно, что жизнь региона всегда была тесно связана с Узбекистаном. Да и в города Кыргызстана ала-букинцы всегда ездили через территорию соседней республики - так гораздо ближе. Однако потом официальный Ташкент в одностороннем порядке закрыл границу. Для надежности вдоль границы с узбекской стороны вырыты траншеи, через которые боятся переходить как кыргызы, так и узбеки.

вырытые траншеи на границе 2.jpg

У многих местных жителей есть родственники на другой стороне. Чтобы с ними увидеться, приходится преодолевать множество трудностей. Люди говорят, что узбекские пограничники требуют не только визу, но и телеграмму от тех людей, к которым кыргызы едут в гости. В телеграмме должна быть указана причина, зачем кыргызстанец отправляется "за рубеж". К уважительным причинам относятся болезнь или смерть родственника, а также семейное торжество.

фотосело1.jpg

Если документов нет, говорят жители, пограничники неумолимы. Бывали даже случаи, когда близкие люди, живущие по разные стороны границы, встречались прямо у разделительной полосы. В присутствии вооруженных солдат поминали умершего родственника и расходились по домам. "Это ужасно, что мы – братские народы – вынуждены общаться таким образом и чувствовать стену между нами", - сокрушаются ала-букинцы.

На нашей карте четыре наиболее спорных участка границы.

    


Орто-Токой или Касансай
В этом районе одним из самых спорных объектов считается водохранилище. Кыргызы называют его Орто-Токой и считают своим, поскольку находится оно на территории республики - в 13 километрах от границы с Узбекистаном.
Узбеки уверены, что водохранилище принадлежит им, потому что оно было построено в 40-х годах прошлого века за счет Узбекской ССР и для нужд хлопкоробов этой республики.


орто-токой.jpg

В маленьком аиле Орто-Токой живут несколько сотен человек. 70-летний Алиакбар Музапаров родился и прожил здесь всю свою жизнь. "Здесь всегда было тихо и спокойно. Надеюсь, так и будет, - говорит он. - Меня беспокоит другое: здесь нет никакой работы, земельные участки выделяют слишком маленькие, все разъехались на заработки. Я живу с женой и внуками".

В настоящий момент правительство Кыргызстана приняло решение перевести водохранилище на свой баланс. В связи с этим в селе появились пограничники. Орто-Токойцы договорились кормить их по очереди три раза в день, поскольку никто не привозит им еду.


  жители орто-токой.jpg

"Нам не тяжело их кормить, пусть даже приходится ходить пешком далеко, но мы привыкли. Они охраняют нас от непредвиденных ситуаций, да и совсем молодые они, им надо хорошо питаться", - рассказали жительницы села Жасмин и Гульбара.

Водой из Орто-Токойского водохранилища всегда пользовался только Узбекистан. Местные жители носят воду из соседнего села. Есть в селе и проблемы с электричеством.

"Много лет назад местный мулла продал трансформаторы, чтобы съездить в Мекку. А мы с тех пор мучаемся. Лампочки еле светят. Из-за слабого напряжения мы уже давно перестали на плите готовить. Собираем хворост, готовим дрова на зиму", - жалуются женщины.



Унгар-Тоо
Еще одна спорная территория - гора Унгар-Тоо. Здесь находится радиорелейная станция, построенная еще при СССР. Спор официального Бишкека с Ташкентом по поводу Унгар-Тоо возник в сентябре 2013 года. С тех пор конфликты здесь происходят регулярно.

У подножия горы на территории Кыргызстана есть несколько маленьких аилов. Дома в них – из глины и сена, дворы не огорожены, растительности почти нет. Местные жители живут за счет разведения скота. Дети ходят в школу пешком в соседние села.


дети.jpg

Здесь тоже есть проблемы с водой. Жители ежедневно отправляются за ней в более крупный аил. Иногда воду перекрывают на несколько дней, и люди вынуждены брать ее прямо из арыков, прорытых в соседнем селе.
"Мы отстаиваем ее несколько часов, чтобы вся грязь осела на дне. Обращались и устно, и письменно к местным властям, но ничего не меняется", - вздыхают они.

Водный вопрос
Для решения проблемы водоснабжения жители обращались и к кыргызско-китайской компании KGM Ltd. Еще в 2014 году, когда компания собиралась начинать разработку золотого месторождения Соломо в Ала-Букинском районе. Они потребовали провести оросительную систему на тысячах гектарах земель. Однако компания сказала, что это слишком дорогой проект.
Питьевую воду жители Ала-Букинского района берут из реки Ак-Балтыркан, которая протекает через золоторудное месторождение. В феврале 2016 года месторождение Ак-Балтыркан было выставлено на продажу, но жители Ала-Буки вышли на акцию протеста, и аукцион не состоялся.

В Ала-Букинской области начали строить водохранилище Чанач-Сай. Первый этап был завершен 15 лет назад. С тех пор стройка заморожена, хотя аким Ала-Букинского района Сонунбек Акпаралиев уверяет, что работы по возобновлению строительства водохранилища проводятся, однако не уточнил, какие именно.

Время от времени правительство и международные доноры пытаются хоть как-то решить проблемы водоснабжения региона. Фонд Ага-Хана, Евросоюз, Всемирный банк выделяют деньги на строительство или реконструкцию крупных каналов. Деньги собирают и сами местные жители. Однако водоснабжение остается одной из главных проблем региона.


Аксы
Одно из самых трагичных событий в истории современного Кыргызстана произошло в Аксы. В марте 2002 года аксыйцы вышли на митинг против передачи земель Китаю. Начались столкновения милиции с жителями. Милиционеры открыли огонь. По данным некоторых источников, пулевые ранения получили более 30 человек, погибли шестеро, более ста человек подвергались пыткам. Около 50 человек после этих событий получили инвалидность.

Местных жителей до сих пор волнует, что никто так и не взял на себя ответственность за ту трагедию.
Гульбара Аширова вспоминает, что ее затащили в грузовик вместе с другими женщинами и отвезли в местное РОВД. По ее словам, в тот день стреляли в людей и били всех без разбору, пытаясь не допустить к зданию акимата.

вторая женщина.jpg

Гульбара Аширова также рассказала, что среди шестерых убитых оказался школьник, которого застрелили ночью 18 марта. 16-летний Эльдар Уметалиев направлялся к своему дяде, который собирался жениться, и не имел никакого отношения к митингу.

- Мы до сих пор не можем понять, за что пристрелили бедного мальчика. В ту ночь стреляли и в других молодых людей, но они остались живы. Еще одного мужчину, который возвращался из больницы, где он навещал раненого родственника, избили по пути домой. Потом заставили его написать заявление, что он упал с яблони. Никто за это не понес наказания. Позже мы пальцем показывали на тех, кто в нас стрелял и кто нас избивал, но они по сей день находятся на свободе; более того, работают в "Белом доме".

Гульбара Аширова участвовала также в митингах, предшествующих революциям 2005 и 2010 годов. "Если нынешняя власть не будет к нам прислушиваться, придется выйти на очередной митинг. Но очень хочется надеяться, что чиновники будут учитывать ошибки предыдущих правителей и станут ближе к народу", - заключает она.


В общем, жители региона живут, как на пороховой бочке. Их держат в напряжении нерешенные приграничные вопросы, а также социальные проблемы, накопившиеся за годы независимости.
Редакция OpenAsia
Автор материала
Опубликованно 27.04.2016 13:11