Опубликовано 13.03.2020

Опыт казахстанки: как уехать волонтером в Индонезию, открыть с мамой фонд помощи онкобольным и попасть в ООН

из личного архива героини

Представительница Организации Объединенных Наций, первая казахстанка, поехавшая как волонтер в Индонезию, по совместительству мама двоих детей и блогер, Арина Мясоед, рассказала The Open Asia о серьезности профессионального мандата, проблемах Центральноазиатских стран и ценностях обычной жизни.

Детская мечта или мысли материальны

Я с 5 лет знала, что буду работать в ООН. Уже на тот момент я понимала, что для этого нужно очень хорошо учиться. Моя семья не одобряла того, что после школы я выбрала как специализацию международную политику. Я с детства увлекалась благотворительностью, меценатством, социальными проектами. На тот момент я уже понимала, как мне дальше быть, где нужно работать, ждала, когда подвернется возможность вступления в эту организацию. Был один переломный момент в моей жизни. Тогда я получала высшее образование в Англии и утром выходила на пробежки вдоль реки. В одну из таких пробежек я встретила лебедя. Лебеди плавают только в чистых водах, а там была очень грязная техническая река, куда сбрасывают отходы. Птица была одна возле берега и вся в мазуте. Мне было ее так жалко, что я села рядом и просто плакала. Для себя я приняла это как какой-то знак, потому что я суеверная. Я представила себя этим лебедем в этой грязной воде, это как раз таки была та обстановка, в которой я находилась тогда, и я была одна. Я помню, что копила на новые лабутены, откладывая деньги. Мое сознание перевернулось в тот момент, я решила, что должна что-то менять в жизни. И первый шаг был ‒ уехать куда-то волонтером. Выбрала Индонезию, работала в детском доме, в котором находились дети, пострадавшие от бытового насилия. Я поехала туда как учитель истории. Мне поставили кучу прививок, потому что Индонезия на тот момент была очень уязвимой. В этой поездке познала все тяготы жизни, с которыми дети сталкиваются ежедневно. У моих учеников вообще не было никакого уровня знаний. Были подростки, которых я спрашивала о терактах в 2001 году или о Второй мировой, они были в прострации, ничего не знали. В их школах был настолько низкий уровень образования, что они знали только про свои местные традиции. Кроме обучения я была задействована в постройке летней школы. Страна была вся в рисовых полях, все в воде, вокруг жижа, и ты в ней ходишь, кирпичи таскаешь.

Это был очень интересный опыт, и я почувствовала себя нужной в первый раз, почувствовала, что я сделала полезный вклад денег. Когда я вернулась вдохновленная увиденным, я своей маме сказала, что хочу развивать такую же форму помощи и в нашей стране. На тот момент у меня уже дважды мама переболела раком груди. Это тоже был очень сложный период в нашей семье. Мама открыла благотворительный фонд помощи женщинам с раком молочной железы. Параллельно с учебой я уже занималась и ее фондом, как-то пыталась европейские гранты выбивать на ее деятельность. С 2011 года мы начали работать с детьми с онкологическими заболеваниями. Вся моя социально-активная часть рабочей истории аукнулась при проходе конкурса в ЮНЕСКО.

В одну из таких пробежек я встретила лебедя. Лебеди плавают только в чистых водах, а там была очень грязная техническая река, куда сбрасывают отходы. Птица была одна возле берега и вся в мазуте. Мне было ее так жалко, что я села рядом и просто плакала. Для себя я приняла это как какой-то знак
Про работу в ЮНЕСКО

Сейчас я руковожу сектором социальных и гуманитарных наук, что подразумевает работу с молодежью и уязвимыми группами населения. Кроме Казахстана в блоке еще три страны Центральной Азии: Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан. Когда на финальном интервью конкурса меня спросили зачем мне в ЮНЕСКО, тогда я им ответила, что это детская мечта, которая привела к такому большому опыту в жизни. Помню, когда мне прислали положительный ответ по приеме на эту работу, я сидела и минут 40 плакала. Не знаю от счастья ли, от того, что я столько всего прошла, чтобы прийти к своей мечте. Когда я пришла и увидела свой кабинет, там висел логотип ЮНЕСКО и табличка с надписью «Арина Плохих» (девичья фамилия). Увидев эту табличку, я подумала: «Боже это свершилось! Это то, к чему я шла». Я уходила два раза в декрет и оба работала, ведь я не устаю от своей работы, она мне только в радость. Это работа мечты, потому что она меня полностью реализует. Я не считаю,что достигла какого-то потолка развития, я еще на середине своего карьерного роста.

В ООН больше 30 агентств, каждая из которых имеет свой мандат. Я работаю в ЮНЕСКО, организации, отвечающей за образование, культуру, науку и коммуникации. Свой сектор социальных и гуманитарных наук я считаю одним из самых интересных в ЮНЕСКО. Он очень обширный и охватывает очень много сфер. Проекты, над которыми я работаю, затрагивают развитие потенциала молодежи с фокусом на сельскую молодежь. Очень интересный проект реализовываем по повышению уровня образования сельской молодежи. Цель ‒ сравнять их навыки с городскими сверстниками. Это продвижение межкультурного диалога, разрешение конфликта путем диалога. Неважно, какой у нас культурный опыт, какое происхождение ‒ мы все одинаковые, все люди.

С некоторого времени занимаюсь еще продвижением спорта. У нас очень низкое участие женщин и девочек в спорте из-за традиционных и культурных особенностей. Они спортом особо не занимаются, что за собой тоже влечет много болезней и негативных последствий. С Олимпийским комитетом Казахстана сейчас разрабатываем много проектов. Этика и биоэтика ‒ части моей научной деятельности в ЮНЕСКО. Это образование учителей по этике, этика в искусственном интеллекте.То есть, насколько научный прогресс может достичь своего пика, при этом не нарушая моральные принципы человечества.

Работать в ООН не трудно. Трудно жить с тем, что ты работаешь в ООН. Это очень большая ответственность. Мы свою деятельность особо не рекламируем, не афишируем. Если что-то случается, все сразу начинают винить ООН. Мы делаем хорошие дела, помогаем людям. Но никто же этого не видит. У нас есть свои моральные кодексы, которые ты не можешь переступать. Зачастую в Инстаграм я хочу высказаться по поводу политических ситуаций, но не могу, ведь некоторые люди могут интерпретировать сказанное мной, как точку зрения ООН.

Когда я пришла и увидела свой кабинет, там висел логотип ЮНЕСКО и табличка с надписью «Арина Плохих». Увидев эту табличку, я подумала: «Боже это свершилось! Это то, к чему я шла».
Как материнство влияет на ценности и глобальные взгляды

Мамой я стала в 26 с хвостиком. Первого ребенка я родила в 27, дочку вторую я родила в прошлом году. Жизнь полностью поменялась. После того, как я стала мамой, то у меня появилось новое ощущение, будто я мать всех детей. Даже когда я вижу плачущего ребенка, сразу хочется его обнять. Если ты один раз становишься матерью, то это навсегда.

Безусловно, теперь и в работе я смотрю на многие проблемы с этого угла. Я понимаю, что корень всех проблем у детей и незащищенных слоев населения ‒ это социальный кризис. У родителей нет возможности вовремя обследовать их, соответственно, дети болеют серьезными заболеваниями. У родителей нет возможности учить детей в хороших школах, соответственно, дети не могут на равных условиях войти в рынок труда. У детей из этого слоя нет возможности себя реализовать. Никакая мировая организация не сможет помочь и искоренить все беды, если государство не будет повышать благосостояние своего населения, все попытки будут тщетны.

О своем блоге

Когда я вернулась из Англии, то Инстаграм только начал набирать обороты. Я, на самом деле, создала страницу в этой социальной сети, чтобы быть на связи со своими друзьями из-за рубежа, просматривать их фотографии, делиться своими. Шаг за шагом моя страничка начала набирать популярность. И даже сейчас я себя таковым блоггером не считаю. Потому что блоггер имеет определенный фокус, контент, изо дня в день делает посты. У меня все сходится к вдохновению. Писать проплаченные тексты мне просто не дает совесть. Обычно я настраиваюсь на какую-то полезную информацию, которая другим девушкам и женщинам может помочь: в семье, работе, учебе, может помочь себя найти. Если посмотреть на мою страницу, у меня вперемешку все: где-то про моду, где-то про путешествия и про деятельность в ООН пишу. Я спрашивала себя и своих читателей о том, чем я могу быть им интересна, ведь я не медиа персона, не общественный деятель, не призываю никого к митингам. Но каждая читательница находит во мне частичку себя и мне так дорого, бесценно это.

Я обожаю своих читательниц. Когда я пишу пост, я не жду лайков или большого количества комментариев. Пару раз я пыталась закрыть свою страничку, потому что разочаровывалась в своем окружении: вот этот резкий скачок популярности, блоггерства, коммерциализация блогов привела к тому, что мой круг знакомых очень сузился. Я перестала со многими общаться, потому что создался свой костяк блоггеров и светских персон, и я поняла, что они закрылись в своем мире, а я пока не хочу туда, например.

Я просто поняла, что для меня сфера блоггерства очень мала, поэтому я себя не позиционирую так.

О странах Центральной Азии

Странам Центральной Азии нужна своя идентичность. Говоря об общих среди среднеазиатских стран проблемах, я не буду затрагивать вопросы благополучия, это итак очевидно. Я считаю, что все эти страны были либерализованы за годы независимости, но в то же время во многих из них остались отголоски от Советского Союза: что в управлении, что в образовании. Из-за недостаточно эффективных реформ в системе образования страдает молодежь. У каждой страны свои особенности и проблемы. Но мне кажется, что в наших странах нет гражданственной идентичности, общего самосознания. Например, в Норвегии начала понижаться популяция рыбы ‒ жители просто решили перестать ее есть. Популяция так и возросла. То же самое с экологией: у нас вечно акимов винят, но если каждый бы пересел на самокат или велосипед, то стало бы лучше. Гражданской позиции сильной, как в Европе, у нас нет. После распада Советского Союза мы все были как слепые котята, которые остались с кучей проблем и без какого-либо совета по их решению. Я думаю, что единственная задача стран Центральной Азии ‒ это все-таки справиться с советским наследием и модернизировать все сферы современной жизни.

Эвелина Смагулова
Эвелина Смагулова
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало