Опубликовано 20.12.2016

Два имени одного города: почему название «Алма-Ата» до сих пор живо?

Город менял своё название много раз. Последний – в 1993 году. В советское время имя столицы Казахстана по-русски официально звучало «Алма-Ата», по-казахски – «Алматы». Времени прошло достаточно, Независимости уже четверть века, но многие (даже казахстанцы) по-прежнему называют мегаполис на старый лад. А в российских СМИ – практически во всех – и в официальных органах РФ вообще правило: только «Алма-Ата» и больше никак.

«Открытая Азия онлайн» провела исследование, в котором искала причины такого языкового «явления» и выясняла, стоит ли по этому поводу обижаться. Версий возникло несколько.

Версия №1. Дело в привычке?

– Это, с одной стороны, дело привычки. Языковые привычки живут долго, – объяснил ономатолог, краевед, житель Алматы Алоис Назаров. – Насколько они живучи, свидетельствует такой пример. В 70- и 80-е годы в нашей студенческой среде Ленинград называли Питером, хотя город к тому времени уже более 40 лет как сменил название.

Дело с нынешним студенчеством имеет Эльмира Когай – кандидат филологических наук, доцент кафедры русской филологии и мировой литературы Казахского национального университета имени аль-Фараби. Кафедра известна и своими выпускниками, и исследованиями в области лингвистики.

– Работая со студентами, общаясь с коллегами, я обратила внимание на то, что молодёжь использует название «Алматы», – делится наблюдениями Эльмира Когай. – Мои студенты – ровесники независимости Казахстана. Многие из них родились после 1993 года, к моменту их рождения город уже был переименован в Алматы. Вполне естественно, что они используют именно это название.
ФОТО_ Когай_День языков.JPG День языков на факультете филологии КазНУ им. аль-Фараби. Фото предоставлено Эльмирой Когай
 
Действительно, в силу молодости им не доводилось использовать старое название, оно не вызывает у них никаких воспоминаний, ассоциаций.

А вот казахстанцы среднего возраста – те, кому сейчас от 30 до 50 лет; те, чьё детство и юность пришлись как раз на момент переименования – по наблюдениям лингвистов, говорят и так, и так. В официальных письменных документах они осознанно используют «Алматы». А вот в их устной речи, менее формальной, нередко проскакивает другой вариант.

– Возможно, вы неоднократно слышали, что и на публичных мероприятия (форумах, пресс-конференциях и тому подобных) спикеры и прочие выступающие склоняют название города «Алматы» («в Алмате», «люблю Алмату»), то есть они всё-таки тяготеют к старому названию «Алма-Ата», – аргументирует Алоис Назаров.

Но особенно часто такая речевая привычка встречается, конечно, у людей старшего поколения. И этому есть ещё одна причина.

Версия №2. Неприятие имени?

Колебания от «Алматы» до «Алма-Аты» могут свидетельствовать о неприятии названия, предполагает Алоис Назаров. Такое непроизвольное выражение психологического дискомфорта.
 
С тем, что это может свидетельствовать об отторжении, доктор наук, профессор кафедры русской филологии и мировой литературы КазНУ им. Аль-Фараби Валентин Ли не соглашается. Но без психологии, по его мнению, тут не обходится. Как это работает, лингвист объясняет на следующих примерах:

– Психологическая природа человека, когда он разговаривает, всё время пытается найти мотивацию. То есть связь между означаемым – тем предметом, о котором мы говорим, и означающим – словом, которым мы этот предмет называем. Хотя связь эта условна. Кто-то до сих пор называет лекцию в университете «парой», хотя она давно уже не длится 90 минут (два занятия по 45 минут), а кто-то будет стараться, чтобы его слова соответствовали сути, – придерживаться слова «занятие». Так и с названиями «Алма-Ата» и «Алматы». С лингвистической точки зрения разницы нет – хоть так говори, хоть так – понято, о каком городе речь. Но для половины людей принципиально говорить «Алматы», чтобы подчеркнуть, что сейчас это город в независимом государстве. А я родился в Алма-Ате, вырос в ней, для меня роднее «Алма-Ата». Моя природа старается сохранить эту связь с детством. Ностальгия…
Открытка_ Алма-Ата.jpg Открытка. Алма-Ата 70-х годов

Версия №3. Большая политика?

То, что российские СМИ и госорганы используют старое название, чаще всего списывают на большую политику. Это они специально, думают многие.

Впрочем, использование старого варианта практиковала раньше и местная пресса. Но прекратила после скандального судебного процесса в Алматы в 2004 году.

Максут Оразай (частное лицо) обратился в суд с иском к редакции газеты «Аргументы и Факты Казахстан» (франшиза российского одноимённого издания) о недопустимости искажения официальных названий городов республики. Мужчина утверждал, что это задевает его национальные чувства. «АиФ Казахстан» прибегал в публикациях, в частности, к таким вариантам, как «Алма-Ата», «Чимкент», «Джезказган».

«…как в колониальном периоде, – написал в иске Оразай. – Искажение данной печатью, которая издается в Казахстане, официальных названий, – это не только выступление против казахских названий, но непризнание казахской государственности, неуважение и пренебрежение казахами».

После таких публичных обвинений собственник газеты заявил встречный иск к мужчине о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Во время процесса Оразай свой иск поддержал, а встречный не признал. И пояснил это так: ранее он предполагал, что газета ошибочно и без какого-либо умысла искажает официальные названия городов, но после беседы с главным редактором понял, что это – «политика, за которой стоят большие силы, пытающиеся вбить клин в общественные отношения межнационального согласия». А узнав, что все российские издания поступают так же, пришел к выводу, что они не хотят «признавать суверенность Казахстана».

В итоге Медеуский районный суд требования Максута Оразая удовлетворил и обязал редакцию газеты «Аргументы и Факты Казахстан» соблюдать написание наименований городов «Алматы», «Шымкент», «Жезказган» и других и не искажать официальные названия. А во встречном иске о защите чести отказал.

«Открытая Азия онлайн» попыталась узнать, почему форма «Алма-Ата»до сих пор используется в некоторых российских СМИ, но ответ на момент публикации не поступил.

Зато нашлось одно распоряжение. И, судя по всему, именно на этом основании соседи продолжают называть бывшую столицу Казахстана «Алма-Атой», а соседа республики – Киргизией.
Распоряжение.jpg
В постановлении всё-таки есть оговорка от тогдашнего председателя российского правительства Черномырдина. Но в ней, во-первых, речь о международных документах, а не о публикациях в СМИ. Во-вторых, возможно, просто контрагенты не высказывались на официальном уровне о том, как бы им хотелось, чтобы их называли.

– Политика в данном случае – это право государства, президента, Парламента называться, как угодно, – объясняет авторитетный лингвист Валентин Ли. – Часто говорят: «Ты произносишь своё имя неправильно, надо вот так». Ни в коем случае так нельзя говорить, потому что имя собственное – это прерогатива субъекта, который его носит. Вот как я хочу, так меня и должны называть. Мне не нравится «Иванов», называйте меня «Иванов». Есть такой лингвист. Номер один в мире. Он называет себя «Иванов». Его отец, кстати, родом из Казахстана, из Семипалатинской области – знаменитый писатель Всеволод Иванов. Но, - оговаривается профессор, - российским властям же не приходит в голову обижаться из-за того, что по-казахски их столица Мәскеу, а официальному Бейджингу – из-за того, что по-русски он звучит как «Пекин».

– Не исключён вариант, – предлагает пофантазировать Валентин Ли, – что там к власти придёт диктатор и распорядится называть столицу не Пекином, а Маодзэдуном. Вот тогда мы вынуждены будем принять право субъекта на самоназвание.

Профессор призывает понять разницу: одно дело, когда город совсем переименовали, но другое – когда приладили на фонетику языка, то есть сделали транслитерацию: 
– Это уже обусловлено капризами языка. Как дама решила избавиться от серёг, так и русский язык избавился от нехарактерных для него сочетаний звуков в слове «Бейджинг».

Версия №4. Капризы и законы языка?

Специалисты отмечают, что существуют экстралингвистические факторы – то, что окружает язык и, конечно, на него влияет: страна, в которой на нём говорят; состояние образования; время, прошедшее с переименования, например; даже экономика. Привычки, психологию, историю – всё это можно отнести к таким факторам.

Но в каждом языке есть и внутренние правила. Это уже интролингвистические факторы – законы языка. И каждое новое слово, которое в него входит, должно им подчиняться.

Название казахстанского мегаполиса – безусловно, заимствование. И очень, как оказалось, строптивое. В русский оно вошло в 1921 году. И не сразу адаптировалось.
Газета.jpg
Но в русском языке законы грамматики диктуют склонение топонимов на «а» (Москва, Тула, Уфа и так далее), – отмечает специалист по названиям, – поэтому и слово «Алма-Ата» стали изменять по падежам. 

Слово адаптировалось, подчинилось, нашло себе место среди трёх типов склонения русского языка. Но в 1993 году город переименовали, и новое имя опять оказалось «вне закона».
 
– Иноязычные географические названия, оканчивающиеся на «-е», «-о», «-и» в русском литературном языке относятся к несклоняемым: Кале, Токио, Хельсинки, Тбилиси. Словам, оканчивающимся на «-ы», типа Афины, Канны, Чебоксары,  характерна склоняемость (в Афинах, по Каннам). Слово же «Алматы», оканчивающееся на «-ы», не склоняется (около Алматы, к Алматы). Аномалия! Морфологический ярус языка «не любит» аномалий. Морфология – самый устойчивый и «консервативный» уровень языковой системы, – говорит Эльмира Когай.

И приводит цитату известного российского лингвиста, автора учебников Нины Валгиной по этому поводу: «Морфология обнаруживает крайнюю степень устойчивости при воздействии извне. Она малопроницаема для этих воздействий. При реальных попытках воздействия, хотя бы со стороны других языков, морфология скорее подчинит себе, «переварит в собственном соку» привнесённое извне, чем изменит самой себе». 

Профессор Валентин Ли говорит: если объяснять ещё проще, то для русского рта, который всю жизнь говорит на этом языке (не имеющем рядом влияния другого, например, казахского), «Алматы» – неудобное название. Оно «не ложится на язык» у русских в России. «Алма-Ата» – благозвучнее только потому, что его можно склонять, что очень естественно. Вот и всё.

Вывод. Один. 

Целью исследования было – найти причины, по которым форма «Алма-Ата» до сих пор довольно широко используется. Их, как показывают опыт и знания лингвистов, четыре. И все они были названы. Но специалисты отметили, что без выводов в таком исследовании обойтись нельзя. И он только один: 

– У каждого слова, как и у каждого человека, своя судьба. И топонимы «Верный», «Алма-Ата», «Алматы» – не исключение. Для нас, лингвистов, интересен не только набор языковых единиц, но и сам факт изменений, происходящих в языке. В рамках темы, которую мы обсуждаем, чрезвычайно важно разграничивать вопросы собственно языковые и вопросы речевой практики, вопросы «языкового вкуса» исторического момента и языковой политики. Закончить хотелось бы на оптимистической ноте: язык – это чудо, уникальный инструмент общения. Именно с помощью языка были созданы «Илиада», «Путь Абая», «Война и мир» и много других произведений литературного творчества. Не хотелось бы, чтобы этот инструмент общения использовался в политических играх… – резюмирует Эльмира Когай.

Любой язык – живой. Он развивается только естественным путём. Насильно правила не перепишешь, изменения в них на референдуме не внесёшь. Так что лингвисты предлагают не искать заговора там, где его нет.

Главное фото: airastana.com
Редакция OpenAsia
Редакция OpenAsia
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало