Опубликовано 15.03.2020

Эксперт: Если страна не осуществит реформы, мы увидим курс из самых страшных кошмаров

inform.kz

Цены на нефть марки Brent упали более чем на 30%. В результате курс доллара повысился в Казахстане до 395 тенге. The Open Asia задал финансовому консультанту Расулу Рысмамбетову 6 самых волнующих вопросов о том, чего ждать дальше.

Расул Рысмамбетов, финансовый консультант 

В связи со сложившейся ситуацией казахстанцы побежали менять валюту. Многие эксперты считают, что паника не имеет под собой никаких оснований, и курс ещё будет корректироваться. Что вы думаете на этот счёт?

Первая реакция на панические новости – всегда ошибочная. Основная группа не только населения, но и вообще корпоративного сектора всегда ведет себя так, как это ожидают крупные игроки, которые планируют заработать на панике. Поэтому бежать в обменные пункты, пытаясь выиграть 1 000-10 000 тенге на обмене курса – не рекомендуется. Несмотря на то, что мы слабая, сырьевая экономика, и курс тенге к доллару и многим стабильным валютам в долгосрочном диапазоне будет ослабляться, однако такие быстрые падения и отскоки нефти – в теории никак не могут влиять на платежный баланс нашего государства. Только колебания в диапазоне от месяца и выше могут реально ослабить курс тенге. Поэтому первая паническая реакция – чаще всего неправильная и на ней зарабатывают те, кто резко завышает цены на валюту и пытается играть на этом. Не углубляясь в расходы нефтяных компаний и балансы государств, которые спровоцировали панику на мировых рынках – цену на нефть ниже 40 долларов за баррель держать очень сложно любому бюджету. Особенно сильно зависимым от сырья Саудовской Аравии и России. Кстати, у нас ситуация еще хуже.

Может ли второе заседание ОПЕК изменить ход сегодняшнего сценария?

Следующее заседание ОПЕК может изменить ситуацию. Более того, страны вполне могут договориться и без заседания, в двухстороннем формате, если речь идет только о России и Саудовской Аравии. После 1-2 недель таких цен можно ожидать, что бизнесмены двух стран посчитают потенциальные убытки и договорятся без всяких площадок.

Насколько оправдано изменение цен на продукты отечественного производства? Даже хлеб за одну ночь вырос в цене. Может ли государство регулировать цены или тоже отпустит в свободное плавание?

В нашем случае, государство обязательно будет регулировать цены. С прошлого года, да и раньше, Казахстан всегда провозглашал себя социальным государством. И даже если многие реформы не могли доказать это, то курс национальной валюты – это важный показатель, на котором правительство и Нацбанк возьмут реванш и будут контролировать его не жестко, но достаточно ощутимо. Следует четко осознавать, что в гигантском океане мирового рынка – Казахстан лишь небольшой корабль, поэтому реально крупные штормы нам лучше избегать. Однако быстрые, реактивные скачки цены на нефть, правительство сможет смягчать за счет внутренних резервов. Если же изменения долгосрочные, то ситуация будет сложной не только для нас, но и в целом для региональных союзов и всей мировой экономики. Но случившееся после разрушения хрупкой договоренности между РФ и Саудовской Аравией – это вероятнее всего краткосрочное изменение, которое наша экономика сможет пережить.

Правда ли, что настоящий курс тенге ‒ это 600 тенге за доллар, а нынешние цифры лишь работа национального банка по сдерживанию политического и социального кризиса в стране?

Курс тенге все же более или менее свободно плавающий, поэтому реальный курс даже ниже 400 тенге за доллар. У нас есть золотовалютные резервы Нацбанка, Национальный фонд в конце концов, чтобы смягчать быстрые и нефундаментальные изменения на рынке. Если Казахстан не осуществит структурные экономические реформы, мы когда-нибудь увидим любой курс из любых кошмаров. Но это дело очень долгосрочных прогнозов. Мы находимся между двумя крупнейшими государствами мира – одно по территории, другое по населению и вероятно по экономике. Поэтому при сильном ослаблении экономики – нас вероятно ждет частичная утеря самостоятельной экономической политики. Это скорее всего понимают в правительстве, и поэтому будут стараться остаться полноценным правительством, а не марионеточным. Правительство и Нацбанк сдерживают курс от панических колебаний, однако не будут это делать при фундаментальных изменениях, например, ослаблении цен на нефть в долгосрочном диапазоне.

Казахстан экономически очень слаб и всегда привязан к ценам на своё сырье. Эта ситуация применима только к нам? Или это повсеместная ситуация для других стран тоже?

В мире мы, конечно, не единственное слабое государство. В целом сейчас на планете наблюдается тенденция регионализации, то есть каждое более или менее сильное государство – стремясь укрепить свои позиции в регионе, пытается закрепить за собой какие-то соседние государства. Например, это Россия и ЕАЭС, Китай и Юго-Восточная Азия, Германия и Евросоюз, Нигерия и окружающие ее африканские страны.

Ваши экономические прогнозы на ближайшие полгода?
Правительство Казахстана стоит перед проблемой отхода от сырьевой модели экономики. Однако для этого нужны инвестиции. У нас есть средства, однако значительная часть наших госпрограмм в этом направлении провалилась. Думаю, что президент и правительство сейчас опасаются выбирать какое-то конкретное направление, пытаясь улучшить текущую экономическую модель: IPO КазМунайГаза, попытки реструктуризации квазигоссектора, попытки выработки стратегии развития областей. Вероятнее всего, ситуация с нефтью выправится более или менее – до параметров выше 40 долларов за баррель, однако угроза падения цен на наш экспорт всегда будет висеть. После такого предупредительного выстрела – правительству придется вырабатывать новый экономический курс, пересматривать бюджет, укреплять экономическую вертикаль власти. Не удивлюсь, если будет обсуждаться реорганизация правительства с возвращением министерства регионального развития. За полгода ничего не изменится, однако вероятно правительство попытается перекроить три госхолдинга – Самрук-Казына, Байтерек и КазАгро, чтобы сократить их расходы и попытаться найти дополнительные источники средств, в том числе и через выпуск международных долговых бумаг.

Айдана Токтаркызы
Айдана Токтаркызы
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало