Опубликовано 29.01.2020

Каково быть казахом-христианином: история Азамата

pinterest.com

Если верить статистике, 75% казахстанцев верят в Бога. Несмотря на то, что Казахстан является светским государством, подавляющее большинство верующих – мусульмане. На втором месте по распространенности находится христианство, которое исповедуют 26,2 % (данные 2009 года). The Open Asia поговорила с экономистом и психологом из Караганды, Азаматом Жаманчиновым, который открыто рассказал, каково верить в Христа в мусульманской стране. 

Азамат Жаманчинов
Вера, а не религия

Я избегаю понятия религия. Религия для меня – это свод правил и обрядов, если мы говорим не академическим языком мне ближе понятие вера. В детстве я впервые столкнулся с религией как явлением, когда посмотрел по телевизору мультик «Суперкнига», еще по местному каналу однажды показали художественный фильм про Иисуса, а потом у друзей я впервые увидел и взял почитать Библию. К христианской вере я пришел в подростковом возрасте. Помню даже что родители, когда узнали о наших не форматных на тот момент увлечениях, запрещали нам интересоваться этим. Но не сильно запрещали, а больше из соображений, что «так не должно быть, мы же казахи». И уже в 15 лет я принял осознанное решение стать христианином, принять верой что Христос – это мой Бог. 

Я руководствуюсь библейскими принципами, не правилами. Основные принципы описаны в новом завете. Самые популярные среди масс – это «Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим и всей душой твоей и всем разумом твоим» и «Люби ближнего твоего, как самого себя». 

Помню даже что родители, когда узнали о наших не форматных на тот момент увлечениях, запрещали нам интересоваться этим. Но не сильно запрещали, а больше из соображений, что «так не должно быть, мы же казахи».
Про нетерпимость

В подростковом возрасте испытывал давление, среда жестокая была, и, наверное, там не сам факт, что твоя вера отличается, а вообще что чем-то отличаешься. На данный момент в моем кругу общения высокий порог терпимости и толерантности к разного рода «непохожести». Но при этом в Караганде есть случаи, когда факт принадлежности казаха к христианской вере используют для того, чтобы давить на человека, и даже не потому что он другой веры, а потому что надо, чтобы человек не занимал активную гражданскую и общественную позиции по неудобным темам социального неравенства, и люди «из конторы» используют этот момент против человека. 

Я не распространяюсь о своей вере. И не скрываю этого. Если разговор заходит о моей вере или отношении к этому, то открыто высказываю свою позицию. 

С возрастом я четко осознал свои границы и уважаю при этом чужие. И поэтому если разговор приобретает осуждающий или недружественный характер, я научился правильно отвечать старшему поколению. В некоторых случаях я говорю, что вернулся к вере своих предков, а иногда приходится аргументировать тем, что это мой личный выбор, который я прошу уважать, ну или, как минимум, не обсуждать в негативной констатации. 

С возрастом я четко осознал свои границы, и уважаю при этом чужие.
Современный уклад жизни и религия

Не вижу сложностей, по крайне мере в городах. Жизнь верующих в аулах и районах намного тяжелее, но у меня нет личного опыта, чтобы говорить об этом. Если говорить о больших городах, то вижу наоборот возрастающие преимущества. Нет общинного уклада жизни, когда мнение окружающих важно. Есть свободный доступ к осуществлению духовных практик и саморазвитию, посещению церкви, мечети, других религиозных мест. Есть доступ к богословским ресурсам: исследования, книги, проповеди. Можно сравнивать, подвергать анализу, сопоставлять и искать истину. 

Айдана Токтаркызы
Айдана Токтаркызы
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало