Опубликовано 23.11.2015

Карипбек Куюков - художник, рисующий мир губами

Казахстанский художник Карипбек Куюков вот уже многие годы является активистом антиядерного движения в мире. Начинал в рядах движения “Невада-Семипалатинск”. Несколько лет назад Казахстан инициировал международный проект “Атом”, и Карипбек Куюков стал почетным послом этого проекта. Сейчас английское телевидение снимает о нем фильм. И Карипбеку вновь и вновь приходится говорить о том, что пережили он и его страна... Всей своей жизнью он доказывает: ядерное оружие может нанести человечеству необратимый вред, и нужно сделать все возможное, чтобы от него отказаться во всем мире.




Карипбек родился в 1968 году в селе Егиндыбулак, что в ста километрах от Семипалатинского полигона.
Как рассказывает сам Карипбек, родители еще до его рождения не раз видели в небе над Егиндыбулаком огромные, растущие на глазах “грибы”...


“Отец часто потом рассказывал мне, как он ездил по степной дороге, и его останавливали военные солдаты, так как он заезжал на запретную территорию, а это была кратчайшая дорога. Родители забирались на сопку, чтобы лучше разглядеть ядерные грибы, хотя по инструкции должны были ложиться на землю и накрывать себя чем-нибудь. Я помню, как шатались шкафы в доме, и гремела посуда, помню сообщения по радио о том, что Советский Союз произвел очередное ядерное испытание в мирных целях”,  - вспоминал Карипбек Куюков во время своего выступления в Америке в рамках проекта “Атом”.


   
В их семье дети рождались один за другим, но чаще всего умирали от непонятной болезни. Когда же на свет появился Карипбек, бог или провидение словно сжалились над  супругами, ребенок остался жив, но у него не оказалось рук, которыми он мог бы обнимать своих родителей. Но это же провидение или еще что-то послало ему жизнь, полную борьбы и высот, которые он брал с напором и такой жизненной силой, которой мог бы позавидовать любой обычный человек.

Жизнь такая, как у всех


Вы человек, который каждый день преодолевает трудности. С чего начинается ваш день? 

Это обычный день. Жизнь, как у всех людей. Я привык, адаптировался к своему положению. Я привык к тому, что родился без рук и все могу делать сам. Я не считаю это подвигом. Мне приходится делать все, что нужно в быту. Обычно я начинаю утро с чашки кофе, потом сажусь за холст, чтобы нарисовать то, что мне приходит в голову.
 
У вас есть помощники? 

У меня две сестры и брат: они очень переживают за меня. И хотя они знают, что я самостоятельный человек, часто звонят, приходят, интересуются моими делами. Но я всегда жил один. 

Как художник вы себя в полной мере раскрыли? 

Я не считаю себя полностью раскрывшимся художником. К тому же, у меня нет специального образования. Я - самоучка. То, чему я научился, это результат моих постоянных усилий. Когда-то я ходил в библиотеку, читал книги, хотел подготовиться к рисованию чисто технически. Сейчас же возможностей намного больше: можно смотреть видео в Интернете, знакомиться с любыми  работами... А то, что нет диплома художника, - мне это не мешает. Я делаю то, что мне нравится, и все. 
Мне с детства больше нравилось рисовать. Я не представляю свои работы на конкурсы, не хочу с кем-то состязаться. Я не комплексую по поводу того, что что-то не получилось, и не расстраиваюсь. 

Вы наверняка знаете о Нике Вуйчиче, который родился без рук…
 
Я никогда с ним не виделся. Но слежу за его успехами, подписан на него в соцсетях. Я вижу, как он собирает миллионы людей. И это, скорее всего, работа его огромного духа, его большой человеческой энергии и силы воли. Ведь душа и дух - это намного больше, чем физическое воплощение. Но его состояние и закалило в нем его душу, которая заставляет миллионы людей понимать его. У него есть идея: обнять как можно больше людей на земле. Думаю, что этот человек - очень сильный. И то, что он добился многого, женился, у него двое детей, - думаю, это результат его большой работы над собой. 

А у вас не было мысли, что вы могли бы вести такую же жизнь? 

Это тяжело! Я думаю, не каждый выдержит постоянное внимание многотысячной толпы. Для меня это очень большое испытание. Я так долго не смогу. Посмотрите на него: ведь он Ален Делон рядом со мной! 





“Чтобы написать что-то, я беру в зубы ручку…” 


Читаю вашу страницу в Фейсбуке. Считаю, что вам тоже есть чем поделиться с людьми… Однажды вы написали, что немного неважно себя чувствуете. Это позволяет другим людям понять, как живут люди с ограниченными возможностями? 

Просто мне хочется сказать некоторым людям,  чтобы они не зацикливались на проблемах. Когда я вижу здоровых людей, которые ищут смысл жизни в криминале или в распитии спиртного, мне хочется им крикнуть: зачем вы так растрачиваете вашу жизнь?! Иногда мне хочется дать знать другим, что мы - люди с особенностями - обычные люди, и мы тоже можем болеть, чувствовать себя неважно, что мы тоже хотим творить и радоваться. 
Вам приходилось испытывать горечь за то, что люди плохо относились к вам или ущемляли ваши права? 
Было много такого. Я считаю, что жизнь есть жизнь - в ней есть место всякому. Я учился в Ленинграде с такими же ребятами, как я. И те трудности, которые мне пришлось пройти, меня закалили. Для меня это фундамент. В жизни встречалось больше хороших людей. В этом мне везло. Я получаю полное удовлетворение от общения с людьми.  
 
Как вы оказались в Ленинграде, вдали от родных и близких? Наверное, было тяжело? 

Так как я родился без рук, отец хотел, чтобы в дальнейшей жизни я мог носить протезы, делать элементарные дела: писать, кушать, рисовать... 
Он узнал, что в Алма-Ате есть институт протезирования, куда приезжали специалисты из Ленинграда. И они предложили отцу, чтобы я принял участие в эксперименте их института по тестированию новых протезов. Отец посчитал, что для меня это хороший шанс. В летнее время я жил в институте в Ленинграде, на мне пробовали разные протезы - электронные и простые, а в зимнее время мы с другими такими же ребятами учились в подшефном интернате. Я к протезам так и не привык. Для меня это было тяжело. Ведь я полностью привык к своему состоянию - жил в нем, как рыба в воде. 

Сегодня в мире много новых протезов, не хотели бы попробовать еще раз? 

Зачем? Я прекрасно дома управляюсь ногами. У меня дома все обустроено под меня. Как говорится, - не все под рукой, а все под ногой. Протезы были бы для меня лишь для эстетики. Ведь ведро воды ими не принесешь, а чтобы черкнуть пару строк, надевать эти протезы, которые весят по 1,5-2 килограмма каждый - зачем? Я лучше возьму ручку в зубы и напишу. Возьму ложку ногами и поем. И для меня это естественно. 


Отец сказал: “Пока не выучишься, о доме забудь!” 


Как вы считаете, за что вы можете быть благодарны своим родителям? 

Я благодарен отцу, который дал мне возможность получить образование. И благодаря его стойкости и терпению, наверное, я стал тем, кем являюсь сегодня. Когда я учился в Ленинграде, в чужом городе, я часто просился назад, хотел вернуться домой, так как очень сильно скучал. Но отец все выдержал и сказал, что пока я не выучусь, про дом мне надо будет забыть. Он говорил: “Мы от тебя никуда не денемся, а учиться тебе надо сейчас”. И его мудрое решение и дало мне такое воспитание. А мать - это святое для каждого понятие. Моя мать - это человек, который перенес в жизни много смертей и страданий. И терпения ей тоже не занимать. У нее до меня было еще двое детей, которые не дожили до года. Она рожала - хоронила, рожала - хоронила. И когда родился я - без рук, - вы можете понять,  какое у нее было состояние? Но это ее не сломило, и после меня у нее рождались дети, хотя, думаю, страх ожидания, каким родится твой очередной ребенок, в ней жил всегда. И то, что ей пришлось перенести - ее терпение и умение ждать, - тоже передалось мне. Стержень внутри нее мне передался. Вообще могу сказать так: стойкость и терпение у меня - от родителей. 

Когда почувствовали в себе желание рисовать? 

Это появилось давно. Еще в первом классе. У нас были обычные группы, где было много игрушек и цветных карандашей. Я пробовал пальцами ног брать карандаши и начинал рисовать - небо, солнце, облака. А потом понял, что карандаш может передать мои чувства о красоте мира лучше, чем слова. И я продолжал рисовать ногами, оттачивая свою технику. Но у меня начала искривляться спина, пошел дефект, искривление, и я стал меньше  рисовать ногами и начал рисовать, взяв кисть в зубы. 


карипбек куюков_2.jpg

Какие краски вы используете? 

Сейчас акрил, потому что там процесс идет быстрее.  Маслом я тоже люблю рисовать, потому что оно дает более теплые и гладкие мазки. Но масло дольше засыхает, и потому процесс замедляется. 
Если с масляными красками картину рисуешь месяц, то с помощью акрила - 1-2 дня.
 
Что вы больше всего любите рисовать? 

Больше всего мне нравятся пейзажи: лес, деревья, степь. Когда мы жили в Егиндыбулаке, это в 100 километрах от Семипалатинского полигона, я любил сидеть у подножия горы и рисовать. Но уже много лет, как я переехал в город и живу в четырех стенах.  И это совсем не то. Но летом стараюсь ездить на малую родину, чтобы получить “дозу” свежего воздуха.   



“Я не знал, как им помочь…” 

Вы упомянули, что знаете людей, которые пострадали от Семипалатинского полигона. С какими трудностями им приходится сталкиваться? 

Моя деятельность началась с открытием антиядерного движения “Невада-Семипалатинск”. Я стал одним из участников этого движения. В селе Егиндыбулак я проводил работу, у меня был список детей, которым требовалась помощь. Я проводил  выставки своих работ по организациям и предприятиям, они оказывали помощь кто чем мог - путевками, лекарствами, кто-то давал сапогами. Но я понимал, что этим детям нужны не сапоги. Если, например, ребенок, пострадавший от полигона, всю жизнь проводит, сидя в корыте под палящим солнцем, а его мать в это время стирает… то о каких сапогах может идти речь? Ведь таких детей никому не показывают, их прячут, их стесняются. И о своей беде никому не говорят. Многие из этих детей так и умерли в раннем возрасте либо дожив всего лишь до 20 лет. Например, была одна семья, в которой родилось 10 детей, один за другим, и все с физическими уродствами. Отец и мать думали, что следующий ребенок будет здоровым, и продолжали рожать детей. Дети не дожили даже до 20 лет. Потом и глава семьи умер... 
И таких историй, когда народ получал свою дозу облучения, продолжал жить и рожать детей в совершенном неведении, - видимо-невидимо. При этом все подавалось так, что эти взрывы нужны нам для защиты нашей большой страны. Но люди этой большой стране оказались не нужны. 

карипбек куюков.jpg

“Я не считаю, что это была тяжелая жизнь…” 

А те ребята, с которыми вы учились в Ленинграде, с ними поддерживаете связь? 

Благодаря Интернету я нашел и держу связь со многими из них. Я учился не только Ленинграде, но и в Вологодской области, в Красноярском крае, поездил по всему СССР. Есть у меня друзья в Эстонии и Азербайджане. Я очень рад за всех. У многих есть семья, работа. У одного моего бывшего одноклассника нет правой руки, но он работает таксистом. А ведь были и такие, что не справились с жизнью. Но это отдельная история. Я хотел бы написать книгу о своем детстве, о том времени и людях, которые встречались на моем пути. Я не считаю, что это была тяжелая жизнь. Мы жили c ребятами в государстве, которое заставляло нас учиться и обучало нас бесплатно. Учителя, которые давали нам знания, всегда говорили: “Учитесь - в жизни пригодится!” И хотя я понимал, что вряд ли стану бухгалтером, продолжал грызть гранит этой науки в Загорске (ныне Сергиевом Посаде). И это были наши самые веселые годы жизни: мы гуляли по Москве, ходили на концерты групп “Машина времени” и “Браво”, шутили, смеялись и ничего не боялись. Никогда у нас не было инцидентов на национальной почве, никто не пытался поднять на нас руку. По проекту “Атом” сегодня мне приходится также много путешествовать, я побывал в Японии, Германии, Америке, Голландии, Бельгии… Когда я выступал перед школьниками в Японии, оказалось, они не знали о Казахстане, о наших ядерных испытаниях, которые были сродни их атомным взрывам в Нагасаки и Хиросиме. Я провожу выставки своих картин; моя миссия - чтобы мир избавился от ядерного оружия. 

Когда вы общаетесь с людьми, о чем вы хотите рассказать? 

Я бываю счастлив, если после общения со мной кто-то улыбнулся и получил положительную энергию. Я стараюсь объяснить людям, что каждый день - это отдельная жизнь, и мы должны принимать ее стойко. Не поддаваться панике. Не идти на крайности. И не вести за собой к пропасти. И если в вашей жизни черная полоса, это ведь не самая последняя полоса в жизни. 

На что вы живете? 

Пенсии мне моей хватает. Хотя не скажу, что могу на пенсию совершать путешествия. Мне хватает. Пока нет ни желания, ни оснований кричать, что мне плохо. У меня кругом друзья, родственники, которые помогают, и за это надо держаться. 

У вас не возникало когда-либо мыслей завести семью? 

Такие мысли были, ведь я обычный человек. Но у меня слишком скверный характер, и со мной было бы непросто. 

Какие книги вы читаете? 

Недавно я прочитал книгу моего одноклассника Рубена Гонзалеса “Черное на белом”. У него на руке может двигаться только один палец, и он этим пальцем пишет книги. За эту книгу его наградили премией в Америке. Еще одна прочитанная мной книга - это “День, который перевернул мир” Роллана Сейсенбаева (о Семипалатинском полигоне). Мой друг Рубен сравнил свою жизнь в интернатах с жизнью в концлагере. Я могу понять этого человека. Он всю жизнь лежал в постели, так как все тело его парализовано. Но я не стал бы так сгущать краски, если бы писал о своей жизни. Мы бегали по садам-огородам, воровали яблоки, для нас это была веселая жизнь. И моя жизнь и учеба - это та жизнь, о которой я нисколько не жалею. Если я все-таки напишу книгу о нашей жизни, то я хотел бы вложить больше юмора. Люди, которые нас учили, дали нам путевку в жизнь. И я им бесконечно благодарен. 



“Страшно представить, что в течение 40-летних испытаний на этой священной земле было произведено почти 470 ядерных взрывов. Люди, проживающие там, во время взрывов просто выходили из домов, а после взрывов возвращались назад. Оказывается, они даже не подозревали об ужасах и последствиях совершаемого преступления над жителями региона. К населению относились как к подопытным существам. Производилось изучение животного и растительного мира. Хотя в то время всем говорили, что радиоактивные вещества не влияют на растительный мир. Это было страшной ложью!” (из речи на конференции по проекту  “Атом”).





Чтобы посмотреть фотографии, нажмите на одну из них, а затем передвигайте стрелочку вправо или влево.
Редакция OpenAsia
Редакция OpenAsia
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало