Опубликовано 24.07.2020

Когда женщин спасают женщины

старший лейтенант полиции - Акмарал Боташева

Печально, но факт. Общее снижение н а 37 процентов совершенных преступлений в Казахстане не коснулось лишь сферы семейно-бытовых отношений. 

Более того, если краж, грабежей и убийств за полгода стало меньше, то правонарушений в семьях – больше на 21 процент. 

Массовое распространение коронавируса, карантин, безработица и безденежье настолько усложнили и без того плачевное положение многих казахстанских женщин, что насилие в семье пора признавать пандемией. 

И бороться с ним всем обществом – иначе искоренить это зло не получится.

«Открытая Азия онлайн» в проекте «Не проходите мимо!» продолжает искать ответ на вопрос, как спасаются женщины от насилия на юге Казахстана. 

Самый густонаселенный регион страны в вечных лидерах по количеству преступлений в семейно-бытовой сфере. 

Тем удивительнее было обнаружить в области район, где ситуация под контролем. И это явно не милость Всевышнего, а результат системной работы с проблемными семьями.

В Толебийском районе нет ни НПО, защищающего права женщин, ни кризисного центра для жертв, центра по работе с агрессорами здесь даже не открывали. 

Есть лишь инспектор по защите прав женщин в местном управлении полиции, мобильная группа оперативного реагирования и пара семейных психологов – настоящих специалистов в своем деле. 

Ну и стандартные служба социально-психологической поддержки семьи и районная комиссия при акиме. При минимуме штатных единиц и бюджетных средств – результат, который заслуживает внимания.

В шести районах Туркестанской области с прошлого года сокращены должности инспекторов по защите прав женщин. Логику этого решения понять трудно. 

Толебийскому району повезло не оказаться в числе оптимизированных – инспектора оставили при должности. Главная защитница местных женщин – старший лейтенант полиции Акмарал Боташева. Инспектор признается, что для нее это не просто служебная обязанность, а настоящая миссия и призвание.

– За полгода в нашем районе зарегистрировано 75 фактов правонарушений в семейно-бытовой сфере, а защитных предписаний в отношении семейных дебоширов –135.

В два раза больше потому, что у нас эта мера работает, – поясняет Акмарал. – Участковый после вынесения предписаний месяц навещает эту семью, следом туда иду я. Полицейский надзор держит агрессора в тонусе. 

К слову, и у нас часто бывает так, что напишет заявление в полицию  женщина, а потом приходит забирать его словами «мы помирились, я передумала». Я же в ответ говорю, что это уже невозможно. 

Каждое обращение в полицию от пострадавших женщин у меня обратной силы не имеет. Прийти и забрать «потому что передумала» не получится: степень вины пусть определяет суд. 

Полиция, затем суд – это отрезвляет большинство мужей-дебоширов. Это лучше, чем терпеть побои и унижения и молчать много лет. 

Каждый здешний участковый заинтересован не в одиночку разбираться с семейно-бытовым правонарушением, а вызвать на помощь мобильную группу. 

В составе этакой группы спасения – инспекторы по защите прав женщин и по делам несовершеннолетних, психолог, социолог, если нужно, то и специалисты из отделов образования и здравоохранения. 

Быть внимательными к происходящему в семьях обязали участковых медсестер и классных руководителей в школах. И сообщать, если есть повод вмешаться. Тот самый случай, когда командная работа работает на результат.

Как и подавляющее большинство казахстанцев, жители Толебийского района не имеют привычки обращаться к семейному психологу в случае возникновения конфликтов. Но здесь психолог сама готова идти навстречу. 

Более того, психологическая служба создана в местной поликлинике и все беременные женщины дважды за 9 месяцев обязаны пройти здесь консультацию. 

За двадцать лет работы психолог Зарина Кульжанова консультировала едва ли не половину местных жителей. Но главное – ей доверяют женщины и дети

При нынешнем дефиците профессиональных психологов более чем ценный кадр. Работает в режиме 24/7. С готовностью отправляется по первому зову. 

– Вдруг в семье конфликт такой, что до беды недалеко? А я могла бы предотвратить ее, но не успела. Как жить потом с этим чувством вины? – объясняет она. – Но больше всего душа болит за детей – они заложники ситуации, часто единственные источники дохода семьи, ведь на них выплачивают пособия. И при этом не знают полноценной родительской любви и заботы. Как убедить голодных детей, что мама и папа их на самом деле любят, что они нужны им?! Приходится приводить в чувство родителей. 

Разговор с Зариной Кульжановой продолжаем уже в пути. Утром на ее телефон пришло сообщение от мальчика из неблагополучной семьи, которое требует немедленного вмешательства. 12-летний Миша Башкатов зря беспокоить не стал бы. Едем вместе с Акмарал Боташевой – возможно, понадобится вмешательство полиции. 

 

 

Встречают нас четверо ребятишек, старший из которых Миша, и их 78-летняя бабушка. Родители ушли, видимо, в поисках выпивки или денег на нее. Но сначала злая с похмелья мать семейства избила Мишу. 

О случившемся дети рассказывают так, что понимаешь: к этому ежедневному кошмару они уже привыкли. Спасает их только старенькая бабушка. И «тетя Зарина», которая в начале месяца забирает у пьющей матери карточку с перечисленным пособием и идет покупать детям продукты, чтобы деньги не ушли на выпивку. По возможности несет одежду и обувь – спонсоры и волонтеры в Ленгере есть, снабжают. 

Рассказывая о регулярной помощи мобильной группы, бабушка утирает слезы. Говорит, что в одиночку не справилась бы с этой ситуацией: «Так им благодарна, что молюсь на них! На них вся надежда».

– В наркологию мы эту пару уже направляли, но лечение, к сожалению, результата не принесло, – поясняет Акмарал Боташева. – Готовим документы на лишение родительских прав. 

Опекуном детей может стать их родной дядя, чтобы не пришлось их в детский дом отправлять. Главное, чтобы дети были согласны с нашим решением.

Заслуженный учитель, почетный гражданин Толебийского района Гульбазар Есенова возглавляет местный совет бабушек. Настоящий хранитель вековых семейных традиций казахского народа. 

Гульбазар Есенова, фото автора

К ней за советом и поддержкой идут женщины, которым не хватает решимости идти в полицию. Со свойственной ей мягкостью и женской тактичностью она объясняет мужьям-дебоширам простые человеческие истины. 

Авторитет заслуженного педагога, выучившего половину здешних жителей, непререкаем. А потому на счету у Гульбазар Махмудовны не одна спасенная семья. 

А вот история жительницы райцентра Толебийского района – города Ленгера, многодетной мамы Юлии Карповой скорее всего потребует вмешательства уполномоченного по правам детей РК – пока мы следим за развитием событий. 

 

Юлия Карпова со своими детьми, фото автора

 

Между молотом и наковальней находятся шестеро детей из-за развода родителей. В судебных тяжбах не учли их мнения, с кем бы они хотели жить.

12 лет прожили в законном браке Юлия и Игорь Карповы. Прошли все этапы: от съемной квартиры до собственного жилья. От безденежья до хороших доходов, позволяющих жить безбедно. Дети рождались один за другим. Казалось бы, все есть для счастья.

– Первый раз муж ударил меня после года семейной жизни. Тогда я впервые узнала, что мне нельзя иметь собственное мнение и высказывать его вслух, и тем более плакать. Все это его раздражало. Я ушла, несмотря на то, что четырехмесячную дочку он забрать мне не дал. 

Конечно, спустя время мы помирились, он обещал, что больше не ударит меня. Но побои стали регулярными. Я старалась лишний раз промолчать, не давая даже малейшего повода для конфликта. 

Убеждала саму себя: муж занимается бизнесом, я должна быть поддержкой и опорой, надежным тылом. Думала, что несу свою вахту дома, с детьми. 

Работать он мне не разрешал, хотя по образованию я юрист. В итоге попала в такую зависимость от супруга, что уже не чувствовала своих человеческих прав. Но ради семьи была готова и на это. 

Супруг жертвенности Юлии не оценил. Бизнес шел в гору, контракты, сделки, деловые встречи – глава семейства пропадал надолго. Юлия потом только узнала, что в Шымкенте он снял квартиру. И в ней живет другая женщина. 

Сцены ревности и попытки добиться правды в отношениях снова и снова заканчивались разборками и побоями. Однажды он сломал ей нос. Стало понятно, что это конец. 

Она все же набралась смелости и обратилась в полицию с заявлением по поводу угроз и избиений. Вынесли защитное предписание, участковый взял на контроль ситуацию. Но группа спасения семью уже не спасли. 

Муж утыкал дом камерами, снимая тайно всю жизнь жены и детей. Ничего не подозревавшая Юлия в это время собирала деньги для аренды жилья. Сняла домик в Ленгере. 

Переехала туда вместе с детьми. На развод подал муж. Но прежде, хитростью и давлением, заставил ее подписать бумаги об отказе на дом. Было имущество нажитым совместно в браке, а стало единоличным. 

А уже после в суде он аргументировал тем, что у жены нет своего жилья, что она истеричка и не может воспитывать детей. Всех шестерых решили не делить и определить проживание с отцом. Судья Толебийского райсуда Кожанов рассудил, что у отца дом больше и доход, значит, дети должны остаться у него.

Сегодня Юлия продолжает борьбу за детей. Подала на апелляцию в областной суд. С ней сегодня живут трое ее детей. Старший сын и средняя дочь остались сразу, отказавшись ехать к отцу в Шымкент, где он уже живет с новой женой. 

Старшая дочь – 12 летняя девочка, – так и не получив разрешения увидеться с мамой, сбежала из дома отца. Мать забрала ее из шымкентского пункта полиции, куда примчалась сломя голову из Ленгера. 

Чтобы поздравить с пятилетием младшего сына, Юлие пришлось час простоять под воротами мужниного дома, умоляя дать возможность пообщаться с детьми. 

Дверь ей так и не открыли. Пожалели женщину лишь в детском саду, куда она с боем прорвалась на следующий день, чтобы увидеть своих малышей. С криком «Мама!» двое ее младших – сын и дочка – повисли на ней, как котята. Сынок при этом выдал: «Я папе не скажу, что ты приходила. Он ругаться будет».

Доказывать свое право воспитывать собственных детей Юлие Карповой придется долго. Она к борьбе готова. Единственное, чего боится, – если букве закона будет противостоять сила денег и связей. Вот тут женщина бессильна. 

 

автор материала Алиса МАСАЛЕВА

Проект «Не проходите мимо» создается в рамках программы MediaCAMP Internews при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).

 

Редакция OpenAsia
Редакция OpenAsia
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало