Опубликовано 05.02.2020

Я ненавижу словосочетание «светская львица» — Лилия Рах

из личного архива героини

Сегодня сложно представить в светских и модных кругах казахстанского общества человека, который бы ворвался туда и укрепился без громкой фамилии или большого капитала. Но если твой карьерный путь начинался в лихих 90-х, то удачу схватить за хвост было вполне возможно, только «включи мозги и действуй». 

Байер компании Sauvage Group Лилия Рах тому подтверждение. The Open Asia поговорила с одной из ярких представительниц модного рынка в Казахстане о том, как стать профи в деле, которому не учат ни в одном университете, как громко заявлять о себе и своей стране и никогда не ждать чуда с небес. 

из личного архива героини

В далеком 1962 году в селе Песчанка Семипалатинской области появилась на свет Лилия. Позже ее родители разведутся, а мама перепишет фамилию и отчество девочки. Лилия Рах Робертовна получит от своего деда звучные немецкие данные. 

После небольшого опыта работы в образовательной сфере, в 1988 начинается новый этап ее жизни. Это сегодня все знают, кто такой «байер», а тогда ступив на этот путь, нужно было объяснять себе самой, что эта профессия «имеет место быть».

Оказалось, что цель теперь не просто закупить то, что нравится, а выбрать и понять дизайнерскую мысль, адаптировать ее на своей земле, для своих людей, под их ментальность, воспитание и традиции. 

На вопрос о том, чтобы она посоветовала самой себе в 90-е, когда только начинала карьеру байера, Рах говорит, что сказала бы себе не быть идиоткой и не покупать недвижимость. Она считает, что бизнес вести круче, чем просто быть хозяином недвижимости. А еще — важно вовремя понять свое предназначение и служить именно там, где ты нужен. 

Вот я вроде бы делала бизнес, но в итоге у меня получилась больше служба Отечеству, чем зарабатывание денег. Я не спекулянт, я бесконечно делала лицо fashion-ретейла в Казахстане. Я не просто представляла свою страну за рубежом, я жила этим.
из личного архива героини
Аззадин Алайя и Катрин Денёв

Однажды Аззадин Алайя пригласил байера из Казахстана на обед, потому что ему понравилось, как она выбирает его коллекцию. Это было в Париже, в 2006 году. Тогда они обедали втроем у него дома вместе с менеджером бутика Maria Luisa. Следующая встреча произошла у него в шоуруме.

Меня заводят к нему, а я кстати ему тогда привезла наш малахай из чернобурки, и вот они с Катрин Денев обсуждают его платья, и я заваливаюсь, как настоящая казашка, с подарками, с этим малахаем — это было так весело, так смешно. И вот он тогда познакомил меня с Катрин Денёв. Она была его близкой подругой.
— Лилия Рах
Дом John Galliano в Алматы

А до этого чапан и малахай Лилия Робертовна передала другому гуру моды — Джону Гальяно. Было это в 2004 году в Алматы, когда Дом John Galliano неожиданно для всех посетил Казахстан. Никогда до сих пор они никуда не выезжали. Рах пригласила их на Fashion Week по просьбе Алексея Чжена. Она и по сей день не понимает, как ей это удалось. Был организован грандиозный показ бренда John Galliano в Казахстане, и Москва этого пережить не могла. В Алматы тогда приехал пресс-атташе, а также директор Дома Galliano, которая на следующий год открыла перед Лилией Рах двери в Дом Dior.

из личного архива героини
Алматы опередил Москву

Лилия Робертовна запросила аудиенцию и в Дом Dior. В начале ей отказали, но затем, благодаря рекомендациям директора Дома John Galliano, они согласились встретиться. Дом Dior Казахстан в то время не знал, и ожидал, как говорит Лилия Робертовна, что к ним сейчас зайдет мощная, дородная тетка из Советского Союза в норковой шапке и дубленке в пол. Но Лилия Рах была бы не Лилей Рах, если бы не подготовилась к встрече основательно: надела свой любимый лук с белоснежной рубашкой от Gianfranco Ferre и эпатажно зашла в легкой куртке в середине зимы. Представители Дома сразу посадили ее за стол писать заказ, и он был принят сразу — с того сезона Лилия Робертовна начала заказывать Dior. И это случилось раньше, чем Dior появился в Москве. 

Все относились ко мне, якобы это спекуляция, на самом деле это целая история жизни со всеми этими людьми.

В 2003 году Рах стала закупать коллекции Chloé и Гальяно в Париже . Через 2 сезона, в 2004 году, закупила Dior и Yves Saint Laurent. И это стало сенсацией. В постсоветском пространстве это была единственная страна, единственный город, который ворвался вот так в fashion-ретейл в Париже. Что касается другого европейского центра моды, Милана, то там Рах работала еще с 1998 года. Она говорит, что все были в шоке от того, какие бренды она выбирала. После Милана, естественно, открылись все двери: Париж, Нью-Йорк, Токио, Бейрут.

Лилия Рах признается, что хочет сделать мир красивее, легче, эстетичнее, культурнее и интеллигентнее, и что до сих пор живет этой целью. Однако не забывает, что за всей красотой и эстетикой стоит большой человеческий труд. 

Через всю жизнь она пронесла мамин завет про то, что труд – это и есть жизнь. Это благородно, почетно, это необходимо. И теперь, когда некоторые глянцевые издания именуют ее пафосными словами, то ей это не очень нравится.

На самом деле я ненавижу словосочетание «светская львица». Вы скажите, что я это не люблю, потому что это не про меня — я люблю трудиться, мне нравится процесс работы. Это словосочетание для меня оскорбительно. Нет, конечно, мне приятно, когда мне говорят комплименты, но я ради этих комплиментов не живу, это не самоцель. Самоцель — сделать дело, оставить след.
— Лилия Рах

За красивой картинкой модного бизнеса скрываются жесткие реалии, где нужны не только вкус и эстетика, но и сильные менеджерские качества и умение вести свою команду в правильном направлении. В этом у Лилии Рах тоже порядок. 

Простыми словами, ее стиль управления — это кнут и пряник. Она считает, что дружба, сила убеждения и разговор дадут больше, но были моменты когда она пыталась выстроить рабочие отношения на человеческом факторе, то люди часто воспринимали это как слабость. Поэтому ей приходится иногда включать жесткие методы управления.

Но когда проходит время и сроки все нарушаются, а действий нет, вот здесь я становлюсь Наоми Кэмпбелл. Я слышала, что за спиной меня так называют. А я не хочу быть кнутом, и Наоми быть не хочу.

И напоследок мы спросили Лилию Рах, откуда к ней пришла идея ее знаменитой прически. В 1974 году она впервые увидела свой сегодняшний образ у одной незнакомки и дала себе слово его повторить. И в 30 лет Лилия Рах пошла в салон и еле добилась такой длины. Мастера не понимали, как можно из длинного волоса сделать такой короткий. Но такой запоминающийся образ нужно постоянно поддерживать и стричься каждые 20 дней, так как, по словам Лилии Робертовны: «У всех Sauvage — это вот лысая башка».

Коротко о Лилии Рах:

Любимый фильм: «Герцогиня» (2008), «Золотой век» (2007)

Любимая книга: Анна Каренина (Л.Н. Толстой), книги Пауло Коэльо

Любимый жанр музыки: джаз, американский блюз, классика

Любимый исполнитель (-ница): Эдит Пиаф, Стинг

Эталон женской красоты среди знаменитостей: Фанни Ардан, Диана, принцесса Уэльская, Шэрон Стоун, Марлен Дитрих

Мужской эталон красоты: Кевин Костнер, Аль Пачино, Кенес Ракишев

Любимый модельер на сегодняшний день: Хайдер Акерманн, Симон Порт Жакмю, дуэт сестер Олсен (линия «The Row»)

Анель Курманова
Анель Курманова
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало