Опубликовано 21.04.2016

Мургаб и Хорог. Хроники опасных аэродромов

Пилотов, которые могут посадить самолет на мургабском или хорогском аэродроме, расположенных на таджикском Памире, можно сосчитать по пальцам. В авиационном мире они считаются виртуозами и ценятся на вес золота. О том, как проходят полеты в эти высокогорные и опасные места, расскажет «Открытая Азия онлайн». Корреспонденты нашего партнера в Таджикистане – портала «Азия Плюс» – стали единственными, кого пилоты-виртуозы согласились взять на борт в этот крайне опасный рейс.

Ни мургабского, ни хорогского аэродрома в рейтингах самых сложных аэропортов мира нет. В них, как правило, лидирует аэропорт Паро в Бутане, который тоже находится в высокогорной труднодоступной местности, или аэропорт Кеннеди в Нью-Йорке, расположенный в черте огромного мегаполиса. Есть в этих рейтингах и самый высокогорный аэропорт мира - Qamdo Bamda в Тибете на высоте 4334 метра. Про мургабский аэродром – 3657 метров над уровнем моря – ни слова.
murgab.JPG
О нем и о хорогском аэродроме говорят только на специализированных авиационных форумах. 

«Интересно, а кто-нибудь из них бывал на горных, - точнее, высокогорных аэродромах Таджикистана? Я думаю, что после Хорога - на высоте 2070 метров при длине взлетно-посадочной полосы 1829 метров в каньоне реки Пяндж с односторонним курсом захода на посадку - или Мургаба (3657 метров, при длине ВПП – 2500 м) заход в Паро им показался бы лёгкой прогулкой», - пишет старожил форума forumavia.ru.

«Да, хорогский аэродром – это что-то: не попал в Рушанские ворота – пиши пропало», - замечает другой участник. 

«Не пишут про эти аэродромы, потому что никто туда не летает», - заключает третий. 

С последним замечанием можно поспорить: полеты в Мургаб и Хорог и сейчас совершаются регулярно. Для этого в Таджикистан каждый год прибывают специальные экипажи из Новосибирска и Москвы на самолетах Федеральной службы безопасности России. Между двумя странами заключено соглашение о сотрудничестве по пограничным вопросам. За все время независимости Таджикистана пилоты авиации ФСБ России были единственными, кто сажал самолеты в Мургабе. 

Идем на Мургаб
В Мургаб самолеты, а потом и вертолеты стали летать с 1979 года. Первым пилотом, который посадил здесь ЯК-40, был генерал-майор Николай Рохлов. Тогда этот аэродром находился на самой крайней точке границы громадного СССР и считался самым высокогорным в Советском Союзе. Тот полет прошел успешно. Постепенно советские летчики стали осваивать навыки пилотирования, и те, кто справлялся с этой задачей, получали особую квалификацию.

Таких профессионалов в Советском Союзе было немного, сейчас и вовсе остались единицы. «Не более 20 человек», - объясняют нам члены экипажа из Новосибирска, которые ежегодно выполняют плановые рейсы из Душанбе в Мургаб и Хорог. Вместе с этим экипажем мы и отправляемся на опасные аэродромы.в мургабе.JPG
Самолет АН-26 экипаж самостоятельно готовит на душанбинском аэродроме. К судну с утра подвозят груз, который предназначен для таджикских пограничников на Восточном Памире. Продукты и белье будут доставлены в Мургаб за час. Если добираться туда на машине, то путь займет трое суток. На этих же самолетах на самую дальнюю погранзаставу и обратно попадают и таджикские военнослужащие. Например, сегодня из Мургаба и Хорога мы заберем в Душанбе демобилизованных солдат срочной службы.

Посадка на самолет, приготовились, взлетаем. Первые минуты рейс Душанбе - Мургаб выглядит как совершенно обычный перелет. Все самое интересное начинается чуть позже, когда самолет достигает Памира. Несмотря на высоту полета в 6400 метров, из окна иллюминатора хорошо видны вершины гор, и кажется, что самолет все еще на взлете. Памир - самая высокогорная местность Таджикистана, и набор высоты в 6 тысяч метров здесь – сущий пустяк. Пролетаем мимо озера Сарез (3263 метра над уровнем моря) – сейчас там, кстати, начался ледоход; чуть дальше с левой стороны показывается пик Сомони, это бывший пик Коммунизма (7495 метров). И вот начинается снижение самолета, причем резкое, потому что плавное на Памире среди высоченных вершин совершить не удастся.
мургаб2.JPG
На аэродроме Мургаба нас уже ждут груз и демобилизованные солдаты, которые после двухлетней службы торопятся домой. К слову, спешить нужно всем. Дело в том, что здесь самолеты никогда не глушат двигатели. Воздух настолько разреженный, что стоит прекратить работу - и взлететь уже вряд ли получится. Поэтому остановка длится не более получаса. Без акклиматизации особо остро чувствуются суровые природные условия Мургаба. С непривычки быстро ходить здесь не получается: кружится голова и появляется неприятная одышка. Нехватка кислорода в районе Мургабского аэродрома составляет около 40 процентов.
мургаб4.JPG

В Хороге
Несколько лет назад один из пилотов таджикской авиакомпании «Сомон Эйр», профессионал своего дела, выполняющий международные пассажирские рейсы на Боингах, рассказывал, как не мог смотреть видеозапись полета в Хорог, который совершал его сын. «Да, не мог я на это смотреть, это же невозможные условия для полета, как они с ними справляются, даже мне представить трудно», - объяснял он. 

«Невозможные условия» - это своеобразный коридор среди высоких горных вершин, по которому нужно вести самолет. Одно неправильное движение - и катастрофы не избежать. 


Самый трудный участок называется Рушанские ворота: две вершины высотой в 5 тысяч метров в этом месте максимально приближены друг к другу, «коридор» сужается. Если не попасть в него, то придется уйти в другое ущелье, где развернуть машину будет практически невозможно. Усугубляют этот полет и неблагоприятные метеоусловия: на горы часто ложится туман. Иногда чтобы получить добро на полет в Хорог, экипажу приходится ждать неделями.

Кстати, именно в районе Рушанских ворот в феврале 1942 года произошла трагедия, от которой до сих пор в жилах стынет кровь. Тогда самолет зацепил крылом одну из вершин и сел на склон горы. На борту, кроме четырех пассажиров и пилота, находилась женщина с двумя маленькими детьми. Все они выжили. Решили, что мужчины отправятся вниз за помощью. Но никто из них не добрался, а внизу никто не подумал, что люди на борту могли остаться в живых. На поиски самолета отправились только спустя 4 месяца. По дороге к месту крушения нашли тела мужчин, которые спускались за помощью. А когда поисковики добрались до самолета, то на его крыле увидели пассажирку. Она оказалась единственной выжившей из всех и 4 месяца вела детальные записи того, что с ней происходило. В своем дневнике она описала, как ее дети почти сразу умерли от голода и как ей пришлось их съесть, чтобы выжить самой. 

Менее мрачные, но все же трагичные события здесь происходили и позже. Добраться до этих мест сложно не только на самолете, но и на машине. Для этого придется минимум 12 часов ехать на внедорожнике по невероятно крутым горным виражам. Других способов попасть сюда нет и никогда не было. Памир настолько же опасен, насколько красив.
в хороге.JPG
На хорогском аэродроме нас тоже ждут. Назад мы опять повезем грузы и таджикских военнослужащих. Высота этого аэродрома позволяет заглушить двигатели, но расслабиться все равно не удается: метеорологи предупреждают об ухудшении погоды, нужно срочно вылетать в Душанбе.

Чуть меньше чем через час мы садимся в столице Таджикистана. Для новосибирского экипажа это еще не конец пути – им предстоит полет в Худжанд. Такие рейсы пилоты будут выполнять еще несколько дней в апреле, а в мае их подменят коллеги из Москвы. Каждый год таким образом в Мургаб, Хорог и Худжанд доставляются тонны армейских грузов и сотни таджикских военнослужащих.

P.S. Мы бы с удовольствием подробно рассказали вам о каждом пилоте, назвали бы их имена и показали лица. Но воинский устав запрещает этого делать, поэтому наш материал ограничился лишь рассказом об их опасной и трудной службе.

Редакция OpenAsia
Редакция OpenAsia
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало