Опубликовано 18.05.2020

Не молчите, женщины!

Фото автора

На фоне чрезвычайного положения в стране, потери доходов и вынужденной изоляции количество семейных конфликтов увеличилось, но единственное, что могут предложить жертвам домашних тиранов в Шымкенте, – обращение в полицию. 

Кризисный центр закрыл свои двери на карантин, словно отгородившись от пострадавших женщин. 

В третьем мегаполисе страны нет горячей линии, единой службы поддержки семьи, никто не поможет разобраться в проблемах и помочь в их разрешении. Хорошо, если выкарабкаются сами.

Если же нет, то пополнят полицейскую сводку, и повезет если административную, а не уголовную. 

Более того, власти Шымкента заявили о реализации пилотного проекта «Казахстан без насилия в семье», но ощутимых результатов он пока не принес.

Долгие годы в Шымкенте не было приюта для женщин, пострадавших от насилия. Власти города предпочитали не замечать проблему. 

Призывы общественников открыть кризисный центр, где жертвы могли бы найти временное прибежище и помощь психолога, юриста и соцработника, оставались гласом вопиющего в пустыне. 

В 2017 году при содействии Генпрокуратуры РК на базе представительства Красного Креста и Полумесяца на выделенные из республиканского бюджета средства в Шымкенте все же открыли кризисный центр «Көмек», куда поступали женщины из города и районов области.

Спустя два года Шымкент, став городом республиканского значения, обзавелся собственным приютом. Кризисный центр «Самғау сенім», рассчитанный на 50 мест, содержится за счет городского бюджета. 

Но на время карантина государственное коммунальное учреждение, существующее на деньги налогоплательщиков, закрыло двери наглухо. Остались только те женщины, кто попал туда раньше. Риск распространения коронавируса оказался сильнее жизненных обстоятельств. Запрет посещения распространился и на журналиста, несмотря на наличие маски, перчаток и обещание соблюдать социальную дистанцию.

А вот кризисный центр «Көмек» бегущих от насилия женщин с детьми по-прежнему принимает. И существует приют, скорее, не благодаря, а вопреки. Финансирование с каждым годом все меньше. Выручают спонсоры и волонтеры.

«Открывался центр на условиях софинасирования из республиканского и областного бюджетов. Но из областной казны, ни ЮКО, ни Туркестанской области, мы не получили за эти годы ни копейки, — говорит директор центра Малика Жусупова. — А из республиканского бюджета транши с каждым годом все меньше. В этом году, к примеру, всего 4 миллиона 800 тысяч тенге. На одного человека в день полагается 1050 тенге. Выделяют не всю сумму сразу, а частями. Конечно, существуем в режиме жесткого дефицита. Если бы не милосердие и сочувствие спонсоров и волонтеров, наверное, давно бы свернули деятельность. А как закроешься, если женщины идут? Закрывать перед ними рука не поднимается».

Кого удается устроить сначала на работу, а потом на съемную квартиру, те долго не задерживаются. Живут лишь те, кому действительно некуда идти и пока не на что жить. Сегодня здесь 11 женщин из Шымкента, Туркестана, а также из Сузакского, Мактааральского, Сарыагашского районов. Вместе с детьми – 29 душ. 

 

33-летняя Карима из Туркестана. Месяц назад сбежала от мужа-деспота в чем была, схватив младшую дочь, грозился убить. Трое старших были в это время у свекрови. Вернуться обратно боится, знает, что ее ждет, но и без детей жизни нет. Скучает, плачет ночами.

Ее подруга по несчастью, 18-летняя Гульжайна, мечтает родить здорового ребенка и вернуться домой, в Сузак. Своего первенца она ждет от родного отца. Дебошир и насильник собственных дочерей уже сидит, осужденный за насилие на 11 лет.

Старшая дочь заявила о его домогательствах, когда он начал приставать к ее сестренке. Мать, забитая и униженная мужем, предпочитала делать вид, что ничего не происходит. А потом и вовсе обвинила дочь в развратности. 

Молодая женщина рассказывает о своих злоключениях и постоянно гладит живот рукой. Бережно, с любовью.

— Этот ребенок ведь ни в чем не виноват, — рассуждает она. — Пусть родится здоровым. Я его уже люблю. И с мамой нужно помириться, вернуться домой.

 

 

34-летняя Анара, из шымкентского микрорайона «Актас», пятую дочку родила уже живя в центре «Көмек».

Малышка появилась на свет в феврале этого года весом 1800 граммов. Отец семейства сначала кулаками воспитывал жену, рожающую ему только дочек. А когда узнал, что она снова беременна девочкой, просто выгнал ее с детьми на улицу, зимой. Сказал, что у него теперь новая жена, которая родила ему сына. А с Анарой даже разводиться не пришлось: официального брака не было, только неке.

Идти в суд и подавать на алименты она боится - муж пригрозил, что ей не поздоровится. Платить он все равно не будет. Чтобы оформить АСП, пособие по многодетности и на рождение ребенка, нужно удостоверение личности. А документ украли вместе с кошельком.

Всем здешним женщинам, придавленным жизненными обстоятельствами, нужна реальная помощь в восстановлении документов, постановке в очередь на жилье, трудоустройстве, медицинском обследовании и лечении. 

Но Малика Жусупова ломает голову над тем, как их накормить, разместить, помочь с поиском работы и куда при этом деть детвору. 

Правовой центр женских инициатив «Сана сезім» — единственное на юге Казахстана НПО, специалисты которого много лет оказывают помощь жертвам семейного насилия. 

Делают это бесплатно, на общественных началах, не получая ни грантов, ни госзаказа. Видят в этом свою миссию. «Женщины звонят, просят о помощи - отказать мы не вправе», — говорит президент ПЦЖИ Шахноза Хасанова. 

«За время карантина количество обращений к нам увеличилось вдвое, — рассказывает юрист «Сана Сезім» Бехзод Тулаев. – Нахождение в изоляции, потеря дохода усилили напряжение – конфликтов в семьях стало больше. Тут же обозначилась проблема – городской кризисный центр «Самғау сенім» отказался принимать новых постоялиц. Но ведь в этот момент любая помощь может спасти человека. Всегда советую в такой ситуации не замыкаться, искать выход. 

В каких-то случаях достаточно звонка в полицию и прихода участкового в дом, в других – временное расставание, а потом уже переговоры. Но если побои, угрозы и оскорбления стали постоянными, то надеяться не стоит. Нужно спасать себя и детей. 

 

 

Служба поддержки и сопровождения семьи – об этом Шымкенту пока приходится мечтать. А вот управление по делам семьи, детей и молодежи, которого больше нет ни в одном регионе Казахстана, было создано. 

Именно ему и отводится ключевая роль в реализации проекта по противодействию семейно-бытовому насилию.

— Уже в ближайшем будущем городской кризисный центр будет закреплен за нашим управлением. Можно будет добиться того, чтобы он перестал быть просто приютом для жертв, — говорит Ж. Калтаев. — На его базе создадим службу поддержки женщин. 

Что касается выявления проблемных семей, то нужна помощь всего общества. Образовали в городе 40 групп, куда вошли и наши специалисты, и участковые, и директора местных школ, и уличкомы с домкомами. Их задача – сигнализировать о проблемных семьях. 

А мы уже с ними будем работать. К концу года в Шымкенте появится собственная программа по профилактике семейно-бытового насилия – ее разрабатывают эксперты ЮНИСЕФ с учетом мирового опыта и наших реалий. Создадим в городе и call-центр, куда женщины смогут обращаться с проблемами.

 

 

С начала года в поле зрения участковых полицейских Шымкента попали 3454 семейных агрессора, чьи жены обратились в полицию после скандалов и побоев (в прошлом году таких было 3150). 

Для обеспечения безопасности потерпевших вынесено 1562 защитных предписания. Правда, реальной защиты жертве домашнего тирана от них мало. 351 нарушитель семейного спокойствия привлечен к административной ответственности за противоправные действия в сфере семейно-бытовых отношений, причинение легкого вреда здоровью и нарушение защитного предписания. 85 семей взяты на учет как неблагополучные. 

Зарегистрировано 14 уголовных дел: два убийства, пятерым женщинам нанесены тяжкие телесные повреждения, еще пятерым — средние, один факт развращения малолетней и самоуправство. 

Гуманизация сферы семейно-бытового насилия привела к тому, что сегодня пьяного дебошира, распускающего руки, полицейские могут задержать лишь на три часа. Потом отпускают. 

Предупреждение, защитное предписание и штраф, если его нарушили, затем арест до 10 суток с санкции суда, взятие на учет – все эти процедуры растягиваются на неопределенное время. И не всегда приводят к улучшению ситуации. А c пострадавшей женщиной и детьми никто не нянчится: либо терпи, либо уходи. 

Необходимо во главу угла поставить интересы матери и детей, а не одуревшего от вседозволенности семейного тирана. 

 

Алиса МАСАЛЕВА, фото автора

Проект «Не проходите мимо» создается в рамках программы MediaCAMP Internews при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).

Редакция OpenAsia
Редакция OpenAsia
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало