Опубликовано 12.01.2017

Перераспределение власти в Казахстане: к чему бы это?

Информационный день накануне закончился неожиданно. Стало известно, что по распоряжению Нурсултана Назарбаева образована рабочая группа, которая займётся перераспределения полномочий между ветвями государственной власти.

«Рабочую группу возглавит руководитель Администрации Президента РК. В ее состав вошли представители Парламента, правительства, Верховного Суда РК, иных государственных органов, а также представители юридической общественности и научно-экспертного сообщества», – заявила пресс-служба президента.

Звучит многообещающе. Попахивает какими-то глобальными изменениями в политической системе страны. Но всё, что связано с этим вопросом, подаётся в таких аккуратных формулировках, так обтекаемо комментируется экспертами, что казахстанцам непонятно: это что, шаг к превращению в президентско-парламентскую республику, о необходимости перехода к которой эксперты говорят уже много лет?

Но, с другой стороны, 15 декабря на торжественном собрании в честь 25-летнего юбилея страны Нурсултан Назарбаев подчеркнул: «История независимости показывает, что успех строительства нового государства, реформ обеспечен, прежде всего, сильной президентской властью. Казахстан был, есть и будет государством с президентской формой правления, как это предусмотрено нашей Конституцией».

А раньше говорил: «Сейчас задача такая: постепенно от президента передавать больше власти правительству, Парламенту. Мы это будем делать. Слишком много с президентом связывать не надо, постепенно нужно учиться этому».

Так что же начало этой работы может означать? К чему движется Казахстан? Зачем стране это? И почему это нужно сейчас? «Открытая Азия онлайн» задала эти вопросы политологам, экспертам, которые следят за политиками, их действиями, словами и результатами уже много лет подряд, с просьбой объяснить, какие полномочия между кем и кем и зачем нужно распределять.
Чеботарев.jpg
Андрей Чеботарёв, политолог, директор Центра актуальных исследований
Учитывая, что поправки делаются, скорее всего, не для действующего, а для будущих президентов, они могут быть любого характера. И, скорее всего,  они будут носить переходный формат. То есть вступят в силу при следующем президенте. Понятно, что Нурсултан Назарбаев сам себя ослаблять не будет. Это что касается перераспределения полномочий от президента Парламенту и правительству.

А если речь пойдёт о перераспределении полномочий между Парламентом и правительством, тогда в принципе они могут вступить автоматически.

На мой взгляд, давно следует отказаться от нашего «ноу-хау», когда правительство утверждает законопроект, то есть любой депутат, который хочет инициировать рассмотрение какого-то закона, должен сначала получить одобрение правительства. А оно всегда может и зарубить инициативу. Такого нонсенса, по-моему, ни в одной стране мира не существует.

Кроме того, мне кажется, должно быть не просто так «правительство передаёт полномочия Парламенту», Парламент должен быть усилен с точки зрения контроля. Сколько звучало предложений, чтобы создать что-то вроде комиссии по расследованию. Например, в Италии существует комиссия, которая расследует дела против чиновников. То есть нужно парламентский контроль усиливать над правительством. Чтобы депутат не сам себя контролировал через этические нормы, как в случае с Мухтаром Тиникеевым, а чтобы занимались тем же Куандыком Бишимбаевым – не сразу в Антикоррупционную службу, чтобы сначала парламентская комиссия рассмотрела дело.

Рецептов очень много, потому что очень много зарубежных стран, где действует сильный дееспособный Парламент. Что власть учтёт из опыта этих стран, что возьмёт – этого мы пока не знаем. Но в принципе это действительно событие, которое говорит, что задан определённый тренд. По крайней мере, для первой стадии. Первая стадия – это разработка передачи полномочий. Вторая, наверное, всенародное обсуждение. Когда это всё это будет вынесено на третью стадию – принятия решения – трудно сказать. Могут разрабатывать и год, и больше, если нужно будет. Ждёт ли нас после этого референдум по внесению изменений в Конституцию? Насколько я знаю, в план законопроектов правительства включена разработка поправок в законодательство по референдуму. Я думаю, это не случайно. Хотя в последний момент могут переиграть и не проводить референдум, а, как в 2007 году, принять через Парламент конституционные поправки.

Сатпаев.jpg
Досым Сатпаев, политолог, директор Группы оценки рисков
Года два назад президент Назарбаев и, кстати, спикер Сената Касым-Жомарт Токаев (вот эти два человека) активно делали заявления по поводу того, что в Казахстане может быть создана президентско-парламентская республика. В этот же раз, во время создания рабочей группы, президент не делал акцент на таком определении, он только подчеркнул, что в любом случае в Казахстане сохранится сильная президентская власть. Видите, всё упирается в детали.

Когда речь идёт о перераспределении, подразумевается сокращение части полномочий главы государства и передача её Парламенту. Но если сказал «А», надо сказать и «Б». Если вы хотите, чтобы Парламент получил больше полномочий, то, соответственно, он должен стать сильным игроком в политической системе Казахстана. А что такое казахстанский Парламент? Он состоит из представителей партий, которые одержали победу на последних выборах. Сегодня эти партии в принципе не соответствуют существующим общественным ожиданиям. События прошлого года это показали: земельные митинги; теракты; вот эти непонятные заявления депутатов по поводу переименования; иногда – совсем неясные инициативы по поводу лоббирования законопроектов, принятие которых вызывает большую негативную реакцию. За последние годы было много примеров. Это и пенсионное законодательство, если вы помните, тот же Земельный кодекс и поправки, которые ввели регистрацию, – их же депутаты тоже одобрили.

О чём это говорит? Можно, конечно, формально, технически внести изменения в Конституцию, в которых указать, что Парламент получает дополнительные функции, но фактически это ни к чему не приведёт. Потому что нынешний Парламент и партии давно нуждаются в реформе.

А это можно сделать только через модернизацию партийного и избирательного законодательств, чтобы в Парламент попали не только конкурентоспособные партии, но и в том числе одномандатники, то есть депутаты, которые избирались бы по одномандатным округам. Чтобы было кому полномочия передавать. А кому они сейчас собираются их распределять? Тому Парламенту, который напоминает нотариальную контору при исполнительной власти, которая только штампует и одобряет законы? Это как в поговорке: «Не в коня корм».
Речь о передаче президентских полномочий Парламенту не идёт. В том-то и дело: глава государства заявил, что в Казахстане сохранится президентская система правления. Предполагается, что Парламент и судебная ветвь власти, как два других игрока, по-прежнему будут находиться в подчинённом положении. А что касается перераспределения функций между Парламентом и правительством, это довольно смешно. Потому что если бы усиливали роль Парламента, передав ему часть полномочий президента, тогда бы депутаты могли формировать правительство не на словах, а на деле. И премьер-министр в этой системе был бы довольно сильной политической фигурой.

Это чистой воды игра в демократию. Потому что процесс перераспределения полномочий мы наблюдаем сейчас и в других странах Центральной Азии. Даже в Туркменистане. Недавно Гурбангулы Бердымухамедов провёл конституционную реформу, в рамках которой заявил, что Парламент тоже будет иметь дополнительные полномочия. В Узбекистане новый президент Мирзиёев тоже заявил, что Парламент будет иметь больше полномочий. Но они пошли ещё дальше – создали институт депутатского расследования, чтобы они могли подключаться для быстрого реагирования на какие-то серьёзные проблемы, которые возникают у общества, и проводить свои разбирательства, докладывать главе государства. У нас такого института в Парламенте нет. Что, кстати, плохо. У нас депутаты только сидят, моргают и делают вид, что либо ничего не слышат, либо ничего не видят.

А единственное государство в Центральной Азии, где действительно провели перераспределение полномочий между ветвями власти, – это Кыргызстан. И это произошло в конце прошлого года, когда провели референдум по Конституции. Там пошли ещё дальше – они хотят  президентско-парламентскую республику превратить в парламентскую, где депутаты будут играть ключевую роль.

Я здесь не вижу внутриэлитных попыток перетянуть одеяло на себя, потому что всё слишком аморфно. Наши элитные группировки борются за вполне конкретные цели, за вполне конкретные ресурсы. А что касается полномочий, Конституции – нет. Это прерогатива президента и его администрации. Это, во-первых, является попыткой главы государства немного снизить накал страстей в обществе, показать, что Казахстан тоже в тренде политических изменений, готов внести поправки. Во-вторых, примеры других стран Центральной Азии – того же Узбекистана, который показал, что чрезмерное доминирование президентской власти имеет, конечно, определённые плюсы в кратковременной перспективе, но в будущем есть проблемы с этим. По-моему, Акорда сама точно не знает, зачем это всё. Вроде – надо, вроде – вот соседи так делают, все ждут от власти политических инициатив, а конкретной цели они не видят.

Фото Андрея Чеботарёва: Informburo.kz
Фото Досыма Сатпаева: Дмитрий Хегай/Tengrinews.kz
Главное фото: akorda.kz
Редакция OpenAsia
Редакция OpenAsia
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало