Опубликовано 08.05.2020

Победа со слезами на глазах

Фото из личного архива Уахита Хамзаевича Шалекенова

Героев, которые прошли всю Великую Отечественную войну, с каждым годом становится все меньше. 

Уходят ветераны, а вместе с ними – память о тех событиях. Воспоминания ветеранов и общение с ними с каждым годом становятся ценнее, ведь все они, пережившие войну и победившие в ней, безвозвратно уходят, проигрывая схватку со временем. 

А мы забываем те уроки, о которых они нам уже не напомнят. 

Они почти всегда соглашаются говорить, несмотря на преклонные годы и плохое самочувствие. 

При этом невооруженным глазом видно, как сложно выдерживать им эти часовые беседы. Но они соглашаются, потому что понимают: когда они уйдут, спросить "А как же оно было на самом деле?" - будет не у кого.

Накануне Дня Победы медиапортал «Открытая Азия онлайн» собрал истории ветеранов – о ярких эпизодах и эмоциях, которые пережили очевидцы и вершители тех событий в войну.

Сегодня  о боях, Дне Победы, о друзьях - воспоминаниями делится ветеран Великой Отечественной войны, командир взвода 950- го стрелкового полка 53-ей армии Степного фронта под командованием маршала Конева, академик Национальной Академии наук Казахстана Уахит Хамзаевич Шалекенов.

Наша семья проживала на берегу полноводного Аральского моря. Теперь этой жемчужины природы, стоявшей спасительным заслоном среди песков знойной азиатской пустыни, уже нет. 

Роковые события Великой Отечественной  войны начались для меня и личной трагедией. Скоропостижно скончался мой отец Хамза. Прошло несколько дней после похорон и мне, которому на днях исполнилось 18 лет, вручили повестку призывника. 

Моих сверстников собирали в Муйнаке, каракалпакском городке на южном побережье Арала. Несколько дней призывники провели в здании школы имени Куйбышева. На третий день нас погрузили на большой пароход. В те годы широкая и полноводная Аму-Дарья  была судоходной рекой. 

Несколько дней пробыли в туркменском Чарджоу, потом была Фергана. Это Узбекистан. Всё это время прибывало число призывников. В Фергане часть из нас определили пройти боевую подготовку и отправить на фронт, а часть призывников направили на 6 -ти месячное обучение, после которого  курсанты выпускались как  младшие командиры.  Так я стал курсантом эвакуированного в Наманган Харьковского пехотного военного училища.

 

 

Оно  дислоцировалось в старинной крепости времен Кокандского ханства.  К концу 1942 года ускоренное военное обучение завершилось и я получил звание младшего лейтенанта. И вот к февралю 1943 года мы прибыли в действующую армию. Мы долго ехали в переоборудованных товарных вагонах, чуть ли не месяц, или даже более того. 

С приближением к линии фронта участились вражеские бомбёжки. Кто –то из сослуживцев погиб во время воздушных атак, так и не добравшись до окопов. Немцы активно бомбили железную дорогу и станции. Наконец-то добрались. Я попал  в  распоряжение Пятьдесят третьей армии Третьего  Украинского фронта под командованием генерал-полковника Ивана Степановича Конева, впоследствии маршала. 

Начались военные будни. Мне особенно запомнился эпизод, когда мы маршем шли через небольшой лес и вдруг воздух стал таким зловонным, что, буквально, нечем было дышать. 

Был февраль. Снег начинал подтаивать. Запах, оказалось, исходил от незахороненных тел погибших бойцов. Мне подумалось, какие же потери были большие, что даже не успевали тела  предать земле. Ещё долго  преследовал тот невыносимый запах.  Наше подразделение вступило в бой за освобождение города Воронежа.

 

 

Время подходило к началу крупнейшего сражения той войны- Курской битвы. Обе стороны очень основательно готовились к проведению этой важной боевой операции. На тот момент я был помощником командира взвода  950- го стрелкового полка 53-ей армии Степного фронта. 

История войны знает Курскую  битву, прежде всего, как самое крупное танковое сражение при  огромном количестве артиллерии и авиации. Всё это определяло насколько важным был этот участок боевых действий. 

Потери были большие. И в моём взводе их тоже было немало. Выбыл из строя командир взвода, я принял его  командование. Беспрерывно шли вперёд, вперёд. Такая команда следовала повсюду. Потому и потери были большие. 

Немцы отступали. Закон войны таковы, что при наступлении потери  живой силы гораздо больше, чем у отступающих. Мы часто шли в лобовые атаки. Противник не выдержал, дрогнул, побежал. В боях освобождали города Старый и Новый Оскол, Курск, Белгород. Запомнился бой за селение Дергачи. 

 

Немцы там создали мощный оборонительный узел. Потом были бои за освобождение Харькова. В годы войны этот город дважды переходил из рук в руки. Наконец, в третий раз он был окончательно освобождён. Мой взвод вёл бои в районе знаменитого в СССР  тракторного завода. 

Там я получил тяжёлое ранение. Лечение было длительным. Меня переводили из госпиталя в госпиталь. В конце концов медкомиссия  госпиталя 1081, расположенного в городе Фрунзе, теперь это Пишкек, столица Киргизии, вынесла  решение, что я негоден к несению военной службы. 

Так в самом начале 1944 года  моя военная биография завершилась. Через 75 лет в честь ознаменования такого этапного события той войны как Курская битва я получил поздравление и благодарность  от Президента России Владимира Путина как участник боёв этого сражения.

 

 

Читайте также

Вернуться в начало