Опубликовано 20.01.2020

Поперек театра

Немецкий театр

О «великом казахском театре», к сожалению, в мире слава не идет. Театр в нашей стране существует всего около сотни лет, на него большую часть этого времени влияла советская культура, мешая ему идти по собственному пути. Да и, в общем, театр сложно причислить к традиционным казахским искусствам.

Тем не менее, и за десятилетия независимости казахстанскому театру все еще не удалось приблизиться к мировым трендам, и этому есть ряд причин.

Кадры

В казахстанском театре повальная нехватка всех: драматургов, режиссеров, сценографов, специалистов по звуку и свету. Самый беспроблемный кадр – артист, их достаточно, но сложно существовать внутри театрального процесса с одними лишь актерами.

У нас в стране всего два больших творческих вуза с театральными специальностями: академия искусств в Алматы и университет искусств в столице. Но и в них не обучают, к примеру, художников по свету и звукорежиссеров для театра, грамотных арт-менеджеров и продюсеров, и где таких специалистов искать — большая загадка. Разве что обучать или переучивать внутри театральных команд.

Хороших режиссеров и театральных художников тоже можно пересчитать по пальцам одной руки. Их хоть и выпускают десятками из учебных заведений, но педагогический состав в творческих вузах статичен, стабилен и методы обучения, к сожалению, устаревают год от года и никак не модернизируются. Редко кто из студентов или выпускников интересуется современными театральными направлениями, а в вузах ничего такого не преподают.

Отсюда для любого казахстанского театра, особенно в регионах, приезд зарубежных спецов — большой праздник. Но это и палка о двух концах. С одной стороны, приглашенные режиссеры или художники могут приблизить театральный продукт к мировому уровню, с другой — они редко когда могут понять национальную, локальную специфику. На развитие именно казахстанского театра повлиять никак не могут.

Госзаказ

Государственный заказ знаком всем, кто работает в нашей стране. Театр здесь не исключение. Директорам и худрукам государственных театров регулярно «спускают» темы для спектаклей из Минкульта.

За последние годы это легко отследить: то все театры ставят об экстремизме, то о коррупции, то о проблемах молодежи. В этом году вы точно увидите много спектаклей по биографии и произведениям Абая.

И это не то чтобы очень плохо – любая тема и история может стать основой для хорошего продукта. Но вспомните предыдущий пункт: драматургов и режиссеров у нас все-таки дефицит, поэтому получается то, что получается.

Несколько лет назад случился коррупционный скандал в одном из провинциальных театров – директор заказал несколько пьес своему родственнику за несимметрично крупное вознаграждение. Схему раскрыли быстро, а юмор ситуации в том, что пьесы как раз были о коррупции.

Коммуникация

Коммуникация в театральной среде страдает на всех уровнях. Театры мало общаются между собой, коллеги не ходят друг к другу на спектакли, в театрах большие сложности с коммуникациями внутри команды и что самое печальное – страдает коммуникация со зрителями.

Потребности публики пытаются предугадывать, ориентируясь на устаревшее понимание о театральном зрителе. Очень мало интересного театры в Казахстане предлагают молодому поколению, продолжая ставить для «бабушек» и «тетушек». Новая драматургия и новые формы остаются за бортом. Редкие случаи обращения к современному театр в состоянии произвести фурор и привлечь в театр совершенно другую публику – ту, что в обычных условиях предпочла бы кофейню или кинотеатр, особенно это заметно в регионах.

В отличие от влияния на театр тематически, государство мало заботится о том, чтобы все эти коммуникации на разных уровнях наладить. Ни крупных форумов, ни больших фестивалей на государственном уровне в Казахстане не проводят, тем более таких, какие могли бы объединить вместе государственные и независимые театры.

Формализм

Пункт вытекает из предыдущего, и в нем я отвечу тем, кто скажет: как же, весь у нас в стране есть фестивали. Действительно есть, но их проблема даже не в малом количестве, а в том, что они не несут за собой никакой истории.

У нас в стране принято называть себя во всем первыми. И престижнее придумать новый фестиваль, назвать его первым, вложить деньги в промо (а то и не вложить, а провести по-тихому), а на следующий год благополучно похоронить идею. Вы не сможете назвать ни одного фестиваля с богатой историей в Казахстане, и я тоже не смогу – просто потому что их нет.

Союз театральных деятелей в нашей стране – организация формальная. Некоторое время назад СТД проводил ежегодную премию для театралов «Енликгуль», но после коррупционного скандала с председателем СТД появилась новая творческая организация – ассоциация театров. И теперь она отвечает за премирование, и церемония вот уже несколько лет как носит название «Сахнагер». И тут никто не может предугадать, насколько долгой будет история уже этой премии, и не уступит ли она место чему-то новому в очередной раз.

Впрочем, ни СТД, который все еще существует, ни ассоциация театров, никакого крупного влияния на театральный процесс, к сожалению, не имеет. Ни творческого, ни финансового.

Финансирование

И самый болезненный пункт – деньги. С одной стороны, государственное финансирование театров хоть и не грандиозное, но достаточно стабильное. Это во многом расхолаживает тех, кто работает в гостеатрах – какой-никакой, а будет «оклад». Можно ни к чему не стремиться, а сидеть ровно, за зарплату.

С другой – ставки для сотрудников и бюджеты спектаклей действительно невысокие, особенно в провинции. Зарплаты артистов в районе минимальных по стране, спектакли ставят за сумму меньше миллиона тенге (2650 долларов США). Если вам кажется, что этого достаточно – то нет. К сожалению, нет. В соседней России, к примеру, даже региональные театры могут позволить себе крупномасштабные спектакли с бюджетом раз в пятьдесят больше. У нас такие суммы могут себе представить только менеджеры оперных театров, драматическим больших бюджетов не дают, а как заработать самостоятельно – театры не знают или не пытаются.

Плюс в Казахстане не существует системы проектных грантов для театров: ни государственных, ни частных. Госдотации не распространяются на независимые театры, а единственное стороннее финансирование, на которое можно рассчитывать – поддержка международных фондов и культурных миссий.

Но есть надежда

Но напоследок еще один важный пункт, важное позитивное явление, которое в состоянии перекрыть все проблемы. В Казахстане не существует декларативной культурной политики в отношении театров. Читай: нет официально закрепленной системы цензурирования. В этом наше важное отличие и от более театрально успешной России, и от менее успешных южных соседей – стран Центральной Азии.

Казахстанский театр – это территория свободы. Вопрос только в том, как этой свободой грамотно распорядиться.

Ольга Малышева
Ольга Малышева
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало