Опубликовано 28.02.2020

Таджикский рэпер M.One: Сегодня музыкантам все равно кем быть, им нужна лишь популярность

из личного архива героя

Исмаилов Исмаил или М.One – таджикский рэпер, который прекрасно знает, как это – отличаться от других, бороться с негативом, но идти вперед. Простой артист, который ездил на маршрутках, сегодня стал боссом крупной маркетинговой компании и продолжает развивать свое творчество. The Open Asia поговорил с музыкантом о новом поколении артистов и будущем таджикской музыки.

Музыкальный кризис

Первые серьезные шаги музыкант начал в далеком 1999 году с трека «Парвина». Но началом своей профессиональной карьеры Исмаил считает именно 2004 год. Со временем он открыл и продюсерский центр, и собственный лейбл.

«Если сравнивать 2000-е года и то, что происходит с музыкой сейчас, то это небо и земля. Раньше молодежь равнялась больше на западный и российский шоу-бизнес. Сейчас таджикские певцы делают что-то наподобие иранской музыки, узбекской и афганской. Приоритеты у молодежи очень сильно поменялись. Возможно, это из-за того, что раньше в столице было больше городских ребят, а сейчас это в основном люди с областей, у которых свои вкусы», – делится переживаниями Исмаил. 

Исмаил считает, что таджикский шоу-бизнес переживает сегодня упадок: «Когда мы записывали песни, то много раз изменяли их, думали над смыслом. Сейчас, чтобы сделать какой-то хит, много ума не надо, только добавить пару уличных выражений и все. И артистов как таковых очень мало. Люди, которые сейчас хотят как-то продвинуться, следуют за модой. Им все равно кем быть: певцами, блогерами, актерами. Я уже 22 года в этой сфере и понимаю, что на данный момент из нового поколения нет таких артистов, чтобы я мог сказать, что это хорошая нам замена». 

Рэпер уверен, что многие из нынешних певцов больше шоумены: «Назовите хоть одного таджикского певца, который появился недавно, стал звездой, и его все слушают. Сейчас артисты 2000-х, например, Шабнами Сурайё может собрать стадион поклонников, а из молодых – никого. Сейчас те, кого слушает молодежь, не в обиду этим артистам, не столько музыканты, сколько шоумены: Кадами Курбон или Абдурозик. Один-два человека подают надежду, но есть опасение, что, если у них что-то не получится, они сразу поменяют сферу деятельности. А музыка – она такая, что бывает годами работаешь, живешь этим, и тебя могут заметить только через много лет. Певец Сафар Мухаммад настолько хорошо поет, что, если бы он появился лет 6 назад, он стал бы Майклом Джексоном в Таджикистане. Но сегодняшняя молодежь не понимает эту музыку».

Про новые возможности для музыкантов

Продолжая сравнение с 2000-ми годами, Исмаил подмечает разницу в способах продвижения: «Сложно было продвигать свою музыку в массы, потому что до тех пор, пока мы делали рэп на русском, это особо никому нужно не было. Единственными платформами продвижения были радио и телевидение. Так как наша музыка была «не формат», нас не пускали на эти площадки. Песни, которые делали мы, слушали только наши друзья и работало сарафанное радио. И именно из-за этого музыка доходила до слушателя очень долго. Не было никаких платформ, сейчас все легко: есть соцсети, интернет, передать в массы свой трек – это просто два клика. Еще была сложность в том, что нам не давали делать концерты. Но с 2010 года появилось, так сказать, второе поколение, которое выросло на нашей музыке. И хип-хоп индустрия стала расширяться пока не появился сайт rap.tj. Создатели сайта поставили своей целью монетизировать музыку и неважно какими способами. Они сделали из рэперов и их слушателей врагов, запустив баттлы. Между рэперами и их поклонниками начались стычки, доходило до драк, и ситуация начала выходить из-под контроля. У народа опять начал появляться негатив: рэп – это мат, это когда друг друга оскорбляют. Мы годами старались изменить в сознании людей отношение к нашей музыке, а они за пару лет перевернули все на 180 градусов. Это вредит авторитету рэпа. Я считаю, что современную молодежь в том числе испортили эти люди». 

Несмотря на музыкальный спад, сейчас стать известным намного легче считает музыкант: «Продюсерские центры умирают, надобность в них просто отпадает. Раньше они были нужны, чтобы раскручивать артиста. А в наше время, если ты реально талантливый человек и можешь продвигать свои песни, то тебя найдет твой слушатель. В России очень много кавказцев в шоу-бизнесе, их музыка в тренде. И все эти артисты продвинулись благодаря интернету. Советую молодым поучиться у них. Музыка – это твой продукт. Сейчас хороший артист – это хороший продажник, если он научится пользоваться всеми инструментами, то он обязательно продвинется. А если у человека нет таких качеств, то дальше ресторанов он не пойдет. Некоторые думают: «вот я талантливый, меня когда-нибудь заметят». Да никто тебя не заметит, если нет рвения к своей мечте. Сейчас есть миллионы тренингов, видеоуроков, нужно только желание. В наше время таких возможностей не было. Если бы мне сейчас было лет 18 – я бы завоевал полмира своей музыкой. В 21 веке быть просто талантливым – это очень мало, потому что сейчас можно любого человека записать так, чтобы его голос звучал красиво. Сейчас жесткий спад в музыке, но я считаю, что ситуация изменится, когда вся эта сфера будет контролироваться министерством культуры. Нужно следить за жаргоном, лексиконом. Я не имею в виду навязывание своих тем и идей. Да, у нас демократия, но у всего есть предел. Либо нужен контроль, либо пример, а пока этого нет». 

Из музыканта в маркетологи

Постепенно таджикский рэпер начал давать меньше концертов, и на это были свои причины: «В один прекрасный день я понял, что пора заводить семью, а чтобы завести семью нужно зарабатывать хорошие деньги, чтобы она ни в чем не нуждалась. Пришел тот переломный момент, когда я осознал, что нужно заниматься чем-то другим. Всю свою жизнь не боялся работы, работал на стройке, был официантом, гардеробщиком, администратором ресторана, звукорежиссером на радиостанции. Не было такой работы, которой я бы брезговал в независимости от моего статуса. Когда я искал чем бы заняться новым, то понял, что Мастер Исмаил, М.Оne – это личный бренд, который я раскрутил сам без чьей-либо помощи. Вот он маркетинг и у меня в этом уже есть опыт. Почему бы эти знания не сделать своей сильной стороной. Я углубился в эту отрасль, начал понимать что к чему, учить теорию, так как работал раньше только на практике». 

С появлением новых обязанностей Исмаил стал меньше уделять времени музыке: «От всей моей разнообразной деятельности не страдает качество моего творчества, а только количество выпускаемых песен. Сейчас я генеральный директор «Хаматарафа» – это маркетинговая компания полного цикла».

Кроме того, он выступает как спикер и бизнес-тренер, но и как музыкант появляется на фестивалях и других массовых мероприятиях страны. Исмаил выпустил более 200 песен, снял десятки клипов и получил за свою деятельность 55 наград.

«За все время я давал концерты в разных городах России, в Узбекистане, Казахстане, США. Да, проблем было много, но чтобы не опустить руки нужно было жить этой музыкой. Сейчас я не представляю себя без этого. Порой меня спрашивают для кого я делаю музыку, сейчас я не делаю ее ни для кого, кроме себя. Я могу записать 10 песен, а из них выпустить только одну, и то только потому что она мне нравится. Сейчас музыка мой наркотик, на студии я получаю свою дозу и еду домой. Пишу, когда накипело, и вся эта энергетика выплескивается в виде треков. Я очень горд своим слушателем, у меня уже поклонников не так много, как раньше. Остались самые качественные – те люди, которые росли со мной. Моя целевая аудитория – это люди 25-ти лет и старше». 

Большую роль в становлении Исмаила как личности сыграло его окружение: «Если бы не они, вряд ли что-то бы получилось. Мой большой талант в том, что я научился дружить и руководить людьми одновременно. Это очень важный фактор, я думаю, что если человек научится этому, то он многого может добиться в жизни».

Анна Мирзоева
Анна Мирзоева
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало