Опубликовано 10.03.2020

Тенге снова упал. Что говорят эксперты?

newtimes.kz

В понедельник, 9 марта, из-за сообщений о неспособности стран ОПЕК+ договориться о сделке цены на нефть марки Brent упали более чем на 30%. Цена опустилась до $31,27 за баррель. В результате курс доллара повысился в Казахстане до 395 тенге (курс актуальный на 10 марта).

The Open Asia собрал с открытых источников прогнозы казахстанских экспертов и аналитиков.

Авторский телеграм канал экономиста, аналитика и консультанта Олжаса Тулеуова ‒ tengenomika

На текущий момент курс USDKZT на KASE составляет 395,0 тенге за доллар США (+3,1% с последний сделки в пятницу 6 марта). При этом, объем сделок пока равен 377 млн. USD, что почти в 4 раза превышает условно-обычный среднедневной уровень. Вместе с тем, однодневная ставка денежного рынка TONIA достигла максимально возможного значения – 13,50% (+4,82 процентных пункта с вечера пятницы 6 марта), и это даже с учетом повышения базовой ставки до 12,0%. 

Подобная стабильно низкая (в данных условиях) динамика курса тенге и сильный рост объемов сделок по USD указывает на то, что Национальный Банк, как и обещал, активно проводит интервенции. При этом, рост TONIA до текущего потолка отражает колоссальный спрос на тенговую ликвидность со стороны участников денежного рынка. Это может быть связано с тем, что, в частности, банки пока не желают расставаться с валютными активами и для реализации операций, требующие тенговую ликвидность, готовы занимать ее на рынке по 13,5% годовых.

Тем временем, котировки Brent, видимо после некоторого афтершока, прибавляют более 7% и теперь составляют почти 37 USD за баррель. При этом, Центробанк России заявил, что с сегодняшнего дня также (как и Нацбанк Казахстана) начнет проводить на валютном рынке интервенции, или так называемые упреждающие продажи валюты, а также увеличит объем предоставляемой ликвидности, как в рублях, так и в валюте. На этом фоне курс USDRUB снижается с пиковых 75,4 до 72,7 (-3,5%).

Добавим, что теперь кросс-курс RUBKZT складывается на отметке 5,43 – минимум с июня 2018 года. И по нашим оценкам, снижение уровня паритета рубля к тенге, установившийся в связи со стабилизацией Нацбанком динамики USDKZT, не окажет деструктивного влияния на состояние торгового баланса между Россией и Казахстаном.

В целом, из всего указанного следует, что пока ситуация на валютном рынке Казахстана складывается согласно нашему оптимистичному сценарию, о которым мы говорили вчера. Но вместе с тем на внешних рынках все еще сохраняется высокий уровень неопределенности, поэтому продолжаем активно следить за ситуацией.

Телеграм канал экономиста Касымхана Каппарова kazecon

Про резервы Нацбанка

Резервы Нацбанка ‒ это единственный буфер между текущим курсом тенге и девальвацией. $9.7 млрд ‒  валютные запасы (ликвидная часть в валюте) Нацбанка в январе 2020 года ‒  упали на 60% с января прошлого года.

Достаточно ли это?

Классическая формула стабильности экономики страны ‒ валютные запасы должны быть равны или больше 3 месяцев импорта. $9.5 млрд ‒ трехмесячный импорт в 1 квартале 2019 года. Валютные запасы находятся на критически низком уровне.

А как же золото, о котором говорит Нацбанк?

Нацбанк последние два года проводил политику наращивания золота в резервах в ущерб его валютной части. Официального объяснения такой политики Нацбанк для общественности не предоставлял. 

У Нацбанка в запасах действительно есть золото на $19,6 млрд которое нужно еще продать. Первый вопрос заключается в том, сможет ли Нацбанк его продать для пополнения запасов в валюте? Но что более важно ‒ продажа золота из запасов является временным решением, и может только отсрочить критическую ситуацию.

А как же Нацфонд?

Нацфонд обычно тратят на поддержание банков, крупных экспортеров (через гос программы) и социальные расходы (повышение зарплат бюджетникам). Дополнительные социальные расходы приводят к разгону инфляции, которая на фоне закрытия границ с Китаем (из-за коронавируса) итак находится на верхней границе коридора, установленного Нацбанком.

Чего ожидать?

Риск валютного кризиса всегда ведет к ужесточению валютного контроля ‒ повысятся требования к выводу капитала и будет усилен надзор со стороны Нацбанка, возможны ограничения на покупку иностранных валют.

Вывод

Внешние неблагоприятные факторы ‒ падение цен на нефть и другие экспортируемые товары вызовет ослабление торгового баланса (экспорт минус импорт). Разницу в валюте будет закрывать Нацбанк из своих резервов. Надолго этих резервов не хватит, так как потребительские и инвестиционные товары не могут быть быстро снижены в краткосрочном периоде.

Непродуманная политика Нацбанка и Правительства на протяжении последних 5 лет с момента прошлой девальвации сделала страну заложницей внешних факторов. Как результат экономика Казахстана подошла неподготовленной к резкому ухудшению условий торговли, вызванному падением цены на нефть, падением спроса в Китае, а также паникой на глобальных рынках.

Блог финансового консультанта Расула Рысмамбетова в Фейсбук

Интересно складывается. Коронавирус, ОПЕК, саудиты, Путин ‒ и вот нефть упала до 31 и сейчас отросла до 34-35. Если так будет держаться неделю и больше ‒ можно волноваться. А после месяца таких цен ‒ можно начинать переживать. Квартал таких цен ‒ да, паниковать можно.


В реальном нефтяном секторе сейчас ‒ спотовые (здесь и сейчас за физическую нефть в порту, а не электронная на бирже) цены держатся 45 плюс минус. В том же Омане. То есть, если подойти к продавцу нефти, который сидит в условном оманском порту ну типа Сохар, где недалеко расположена мечеть Кабуса, и предложить ему ‒ «брат, нефть за 35 отдай».

«Только потому что ты из Алматы, брат, я не буду тебя называть ишаком. Но реальные цены отличаются от цен в твоем смартфоне. Вот стоит панамакс, грузится. Себе хотел забрать, в Шри-Ланку впарить по 46 за баррель. Но так как ты здесь гость, а гостей у нас любят, сейчас 78000 тонн зальется и забирай по 45,5 ‒ братская цена», ответит вежливый араб.

То есть 30-35 долларов за баррель  ‒ это фьючерсы, ожидания рынков, то есть сиюминутная и немного паническая реакция на новости. Нефть обязательно отыграет вверх. Но кто сейчас ее купит на 30-35 долларов, хорошо заработает. Так как тут есть возможность недопонимания ‒ товарищи! Спотовая цена и цены на будущую нефть (фьючерсы) обязательно зависят друг от друга. Просто во фьючерсных ценах есть элемент ожидания падения или повышения рынка. На 8 и 9 марта 2020 года ‒ спотовые цены на нефть в Заливе были 45 долларов.

Хорошо было торговать на бирже, когда новости с мировых рынков добирались до площадки вестовыми на лошадях и кораблях.

Сколько мы потеряем?
1. Потеряют прежде всего паникеры.
2. Следующим надо ожидать, что обменники (а это коммерческие структуры, которые зарабатывают на разнице курсов валют) попытаются заработать на панике. Они задерут цены до 390-395.
3. Нацбанк обзвонит обменники и прошепчет магические слова «лицензия надоела, спекулянты?»
4. Но уже на 390-395 люди на всякий случай скупят 50-100 млн долларов по Казахстану.
5. После страшного шепота Нацбанка ‒ обменники на всякий случай закроются. Курс вернут на 380-385, однако всем будут говорить «доллара нет». Потом кассир в обменнике будет делать заговорщицкие глаза и продавать 100 долларов за 39,500 тенге.
6. Вероятнее всего цена на нефть вырастет выше 40, уже в течение несколько недель.
7. Но кто-то заработает на продаже доллара.

Что касается правительства, Нацбанка ‒ сколько они заработают или потеряют ‒ вопрос большой и на него ответить не могу.

*Орфография и пунктуация авторов сохранены.

Айдана Токтаркызы
Айдана Токтаркызы
Автор материала

Читайте также

Вернуться в начало